интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-4 .. -6
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 58.46
  • 69.18
спецпроект
Меняющие мир

Бизнес в стиле поп-арт

 

Художник, бизнесмен и йог — так коротко можно охарактеризовать Алексея Сергиенко. Автор проектов в сфере бизнеса и искусства, который восемь лет творит в жанре поп-арта, рассказал «Понедельнику», каких музеев не хватает Петербургу, стоит ли творцу обращать внимание на мнение толпы и в каком возрасте бизнесмен может позволить себе отойти от дел.

Текст: Анастасия Столбова

 

— Алексей, это правда, что в юности вы хотели быть учителем физкультуры, изучали эту профессию в РГПУ им. Герцена? Почему вы сделали такой выбор? Ведь у вас за плечами художественная школа, почему не стали получать высшее художественное образование?

— Я считаю, что профессия учителя физкультуры в школе — одна из лучших в мире! Ты ходишь по школе в спортивном костюме, у тебя свисток, секундомер, рядом столовая. Летом три месяца каникул или школьных лагерей... Красота! А насчет художественного образования я считаю, что когда человек долго учится рисовать, он в итоге теряет индивидуальность. Если ты хочешь быть лучшим художником района или города, даже страны, то, конечно, надо учиться. Но если ты хочешь быть лучшим в мире — учиться не нужно.

 

 

— Вы занялись продажей искусства в суровые 1990-е, наверняка в тот период это было непросто: за место на рынке приходилось бороться, процветал рэкет и даже бандитизм. Чему вас научили первые годы бизнес-карьеры?

— Для того чтобы заниматься бизнесом, да и вообще чем-либо активно заниматься в 1990-е, необходима была определенная смелость. Меня стабильно пытались ограбить —примерно раз в неделю. Я торговал сувенирами на Невском проспекте, и каждый приезжающий в город бандит подходил ко мне и спрашивал, кому я плачу и почему я не плачу ему? Как я справлялся? Во-первых, у меня всегда было обостренное чувство справедливости. Во-вторых, четкие понятия о том, что правильно, а что нет. И в-третьих, я готов драться с кем угодно за тех людей, которых считаю «своими».

— Как вам удалось превратить себя и свое творчество в бренд? Как вы считаете, в чем секрет успешного самопродвижения для художника или бизнесмена?

— У меня никогда не было цели самопродвижения, всегда продвигаю только свои проекты, а продвижение проекта без указания автора невозможно. Когда у тебя 120 проектов и хотя бы половина из них работает, представляете, какое количество людей о вас слышит. Самое главное в этом процессе — делать нужные, полезные и хорошие вещи для людей, тогда ваши проекты автоматически становятся востребованными и начинают работать.

— Всегда ли вы творили в стиле поп-арт или пришли к нему спустя какое-то время? Почему остановились именно на этом стиле?

— В детстве я рисовал наив, в школьный период преобладала классическая живопись, в армии лепил из глины и колол товарищам татуировки, рисовал стенгазеты. После армии работал художником на фарфоровом заводе, был хорошим копиистом. Когда решил открыть свою галерею, я первым в мире начал рисовать картины масляными красками в трафаретной технике. Я был очень сильно этим увлечен. В какой-то момент, я решил сделать подарок на день рождения отца, нарисовав портрет его любимого актера — Чака Норриса. Картина получилась в стиле поп-арт. Мне так понравился результат, что после этого я и начал создавать более яркую, четкую и популярную живопись.

 

 

— Среди ваших работ много портретов представителей власти, почему? Как в вашем понимании соотносятся власть и искусство?

— У меня около трех тысяч картин. Из них с Владимиром Путиным — всего 25. Так что их немного. Я мало рисую политиков. Портретов Дмитрия Медведева у меня нет. Зато есть портреты Александра Бастрыкина и Сергея Шойгу.

Власть и искусство определенно связаны, но взаимоотношения у них разные. Каждый художник сам выбирает, как ему относиться к власти. Если ты всю жизнь рисуешь пейзажи, то, наверное, тебе без разницы, какая нынче власть. А вот если ты изображаешь политику, то, конечно, власть начинает обращать на тебя внимание. Но хочу сказать, что я ни разу не получал никаких государственных грантов и напрямую власть меня ничем не поддерживала.

— Вы не только художник, но и автор нескольких художественных проектов, среди них Музей эмоций и «Арт-Тир». Как получилось, что вы решили превратить искусство в бизнес? Насколько это коммерчески успешные проекты?

— Я не хотел превращать искусство в бизнес или бизнес в искусство. Это все и так взаимосвязанные вещи. Все деньги, которые я зарабатываю, вкладываю в новые проекты. К примеру Музей эмоций обошелся мне в 15 млн рублей. Самый верный способ что-то сделать — это не рассчитывать на помощь меценатов или государства, да и вообще не рассчитывать ни на чью помощь, нужно брать самому и делать!

А насчет успешности проектов... Деньги — это некий эквивалент успешности в обществе и в искусстве в том числе. Если ваши картины покупают, значит, они нужны людям.

— Можете рассказать, как ваши проекты, к примеру Музей эмоций, повлияли на жизнь посетителей?

— У нас в стране 60% преступников сидят в тюрьме из-за того, что совершили преступление в порыве эмоциональной нестабильности. То есть из-за того, что не владели собой. Я считаю, что от уровня эмоционального интеллекта зависит 85% успеха в жизни. Благодаря Музею эмоций все больше и больше людей узнают, что такое эмоции как таковые, что такое эмоциональный интеллект. За полтора года работы нас посетило более 150 тыс. человек. И если хотя бы 5% из этого числа людей что-то изменили в своей жизни, стали эмоционально более грамотными, то можно смело сказать, что около 5 тыс. человек стали жить лучше благодаря Музею эмоций.

 

 

— Алексей, у вас достаточно много проектов — от Музея эмоций до совместных прогулок с элементами йоги. Какой из них — ваш любимый? И есть ли такой?

— Я всегда считал, что отдых — это смена деятельности. У меня нет любимого проекта, каждый любим по-своему. Например, на «прогулки» по Пушкину я отправляюсь каждое воскресенье вот уже 13 лет. А Музей Виктора Цоя я не посещал уже несколько лет, но при этом я люблю его не меньше, чем остальные мои проекты.

Больше всего в проектах мне нравится стадия зарождения, обдумывания проекта. Всегда я являюсь первым посетителем, испытываю все на себе. Мой главный мотиватор — желание самому стать клиентом. Через какое-то время после открытия я отдаю проект в управление или сдаю его в аренду. Если говорить про Музей эмоций, то понятно, что экскурсовод, который проводит 10–15 экскурсий в день, расскажет о музее лучше, чем я это сделаю сам. Я всегда радуюсь за те проекты, которые могут работать без моего участия, когда мои сотрудники знают дело лучше, чем я.

— Вы создаете яркие проекты. А чего еще, на ваш взгляд, не хватает Петербургу? Каких музеев или развлечений?

— Около 15 лет назад я раздавал «Правила поведения в Санкт-Петербурге». В них были изображены люди в виде ослов и баранов, которые пьют и курят на детской площадке или в виде свиней, которые кидают шелуху от семечек на наши мостовые, всего было около десяти сюжетов. Хочу возобновить этот проект, потому что меня безумно раздражают люди, бросающие окурки или фантики на улицах моего любимого города! Ищу единомышленников и волонтеров.

— Насколько требовательно и серьезно вы относитесь к себе и к своим проектам? Для вас важна реакция публики?

— Отношусь категорично строго. Мой самый строгий судья — это я сам. Реакция публики мне нравится: если люди покупают билеты, значит, проект удался, а если не покупают, то как бы ни хвалили, значит, он им не интересен. Когда ко мне приходят в галерею и говорят: «Какие хорошие картины!», я отвечаю: «Прекрасно, покупайте!» Если покупки не последовало, то не нужно и похвалы.

Черчилль правильно сказал, что ты никогда не пройдешь свой путь до конца, если будешь останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.

 

 

— Какой вариант лучше: когда творческий человек идет в бизнес или когда бизнесмен пытается преуспеть на творческом рынке?

— Вы знаете, буквально сегодня я обсуждал Рериха, он был успешен во всем. Он был и хорошим бизнесменом, и общественным деятелем, и политиком, и при этом оставил после себя отличные картины, тексты — великолепное наследие! Мне кажется, что умные и талантливые люди умны и талантливы во всем. Есть люди, которым удается делать проекты и удается быть счастливым. Есть просто умные люди, и есть глупые. Кто откуда пришел — из творчества в бизнес или из бизнеса в творчество, не имеет значения.

— Как получилось, что вы, будучи художником и бизнесменом, открыли для себя йогу и ушли в нее?

— Я всегда любил спорт. На втором курсе в университете я уже начал преподавать карате детям. Потом был перерыв: я растолстел, начал часто болеть, у меня была плохая работа. Я задумался о смысле жизни, и первое, что мне пришло в голову, — уехать на остров на Ладогу без еды. Там я понял, что нужно начать правильно питаться и заниматься йогой. Йога для меня это не какое-то религиозное направление, не мистика, это в первую очередь тоже творчество. Каждый йог — это художник своего тела.

Бизнесмены — это умные люди, которые могут брать на себя ответственность, йога же способствует этому. Все больше моих знакомых начинают заниматься йогой, потому что это самый правильный шаг к успеху в жизни.

 

 

— Не планируете ли вы когда-нибудь отказаться от бизнеса и посвятить себя живописи и йоге?

— Когда увижу, что мои дети взрослые, а внуки самостоятельные, что они могут жить и без меня, может быть, годам к ста я займусь только творчеством. Скорее всего, это будет не живопись. Вообще, в каждом возрасте свои «погремушки». Один из моих сегодняшних проектов — организация собственных похорон. Это арт-перформанс, где я сам себя хороню и приглашаю своих друзей сказать мне прощальные слова. Сделаю из этого видеоарт. Может быть то, что они мне скажут, как-то изменит мое отношение к жизни.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Цифровая справедливость

Цифровая справедливость

Поможет ли блокчейн справиться с пиратством?

23 ноября 2017 0 19
Не упусти «марсианскую» карьеру

Не упусти «марсианскую» карьеру

Стажировки и практика для всех в крупнейших и престижных компаниях, никто не уйдет без вакансии!

23 ноября 2017 0 82
Анализируй это

Анализируй это

Как открыть собственный диагностический центр и через год вернуть инвестиции?

22 ноября 2017 0 23