интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-1 .. 1
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.63
  • 70.36
спецпроект
Меняющие мир

Бойцовский пиар

 

Пиар ММА, смешанных единоборств, — это не так просто, тем более если ниша совершенно не развита. Как с этим справилась 21-летняя выпускница университета и что ей удалось сделать в этой сфере с 2006 года?

Текст: Мира Петрова

 

После университета (шел 2006 год) я искала работу, и мне попалась вакансия PR-менеджера по продвижению энергетического напитка. Я пришла на собеседование и выяснилось, что владельцу компании — Вадиму Финкельштейну — также принадлежит бойцовский клуб Red Devil. А потому напиток рекламироваться должен был через бойцов — с ними нужно было делать видео, фотографии. Изначально я занималась напитком и только, но потом, когда начала близко взаимодействовать со спортсменами, параллельно начала работать и над развитием в России смешанных единоборств. Пиаром MMA в нашей стране тогда никто не занимался, а потому у меня в работе была полная свобода. Мне никто не говорил «как», ни в чем не останавливал — все ждали только результатов от того «неизведанного», что я делала. У меня был азарт — я хотела сделать то, чего никто не мог. Мне был 21 год, когда я пришла в Red Devil, я была очень ранимая, эмоциональная, переживала постоянно за свою работу, а потому перед каждой пресс-конференцией плакала. Боялась, что не получится, паниковала.

 

 

PR-отдел я организовывала с нуля. Самой большой проблемой для меня в начале «пути» было общение с журналистами, большинство из которых были советской «закалки». Они говорили, что MMA — не спорт, потому что «ногами бить можно», и у меня уходило много времени и сил, чтобы их в этом переубедить. Я десятки раз объясняла, что в смешанных единоборствах есть правила, судья: моей задачей было развеять стереотип, что MMA — это «бои без правил». Это глупое название, которое растиражировали в свое время журналисты. Первые полгода работы в боях я не понимала ничего: не знала ни приемов, ни правил. «Смешанные единоборства» в общении со спикерами называла «восточными», например. Было неудобно в такие моменты, но рядом оказались люди, которые объясняли мне «на пальцах», что есть MMA. Я постоянно общалась с бойцами, их тренерами. Поскольку я была «первопроходцем» в «бойцовском PR», то мне приходилось в ходе работы совмещать в себе несколько ролей — промоутера, переводчика, курьера. Это было сложно, я почти восемь месяцев не имела выходных, но именно этот опыт показал мне «кухню» ММА, позволил глубоко понять предмет моей работы.

Нужно сказать, что результаты моего труда были видны почти сразу: уже через неделю моего «бойцового пиара» вышел сюжет на НТВ про спортсмена Романа Зенцова. Мне до последнего не верилось, думала, вдруг журналисты не приедут или отменят все.

В Red Devil я работала год, затем по личным обстоятельствам прекратила на некоторое время, но сразу же, как появилась возможность, вернулась «в бои». Позже я стала пресс-секретарем брата Федора Емельяненко, Александром. Затем работала с самим чемпионом мира по ММА.

 

 

Когда я вернулась в команду Финкельштейна, я стала главой пиар-отдела. Прошел еще год, и я встала перед выбором — либо организовывать свой бизнес, либо — быть топ-менеджером в какой-то организации. Выбрала первое.

У меня всегда была мечта — создать свое многопрофильное PR-агентство. Когда ко мне начали обращаться люди не из мира MMA, я поняла, что «момент» настал. Моя компания занимается любым пиаром, однако действительно известными мы стали благодаря продвижению смешанных единоборств, так как мы первые на рынке.

Сейчас, кроме того, что делаю бизнес, я провожу как практикующий пиарщик семинары для студентов (бесплатные) и для специалистов в сфере PR.

 

 

С 2006 года многое изменилось в восприятии ММА в России: теперь в сознании общества смешанные бои — уже не «маргинальный спорт». Важный этап пройден, и здесь я вижу и свою заслугу. Было вложено много сил для того, чтобы россияне разобрались в том, что такое ММА и как важен труд бойцов.

 

Подобно Третьякову — заметить до «выстрела»

 

Никого из бойцов не смущало, что с ними работает девушка. Предвзятое отношение ко мне было только у журналистов — в 2006 году ни у меня, ни у спортсменов ММА в России не было медийного веса, и уговаривать писать о том же Федоре Емельяненко приходилось всеми возможными способами. Более того, до того, как он достиг высот в спорте и получил мировую известность, о нем в России в принципе СМИ говорить не хотели. Молодой талант — ну и что?

Это моя боль — нежелание журналистов писать о молодых перспективных спортсменах. Когда-то мы упустили Федора Емельяненко, а кто гарантирует, что с будущей звездой ММА не будет также? Не заметят, не поверят в бойца, и вcе.

 

Война со стереотипами. Интеллектуальные беседы и безвредный флирт

 

С бойцами MMA просто. Они все очень позитивные, люди слова, которые никогда не сделают подлости. Они выходят на ринг, а потому знают, что такое ответственность. Бойцы — не грубые. Без флирта со спортсменами не обходится. Под собой такое общение ничего не имеет, но это постоянная практика.

 

 

Труднее, как мне кажется, работать с кавказскими бойцами. Как бы они меня ни уважали — авторитетом я для них не буду, потому что я женщина. Если бы я была мужского пола, то меня бы слушали внимательнее, работа шла эффективнее. Не могу сказать, что это «иерархическое» отношение как-то явно проявляется, но я это чувствую.

Я ненавижу этот стереотип «все спортсмены — тупые». Это бред. Бесит, когда люди так говорят: есть бойцы, у которых по два высших образования. Просто они этим не кичатся. Конечно, не стоит ждать от бойцов изобретений, но вы-то сами можете придумать что-то новое?

Пока мы работаем и сидим в офисах, бойцы трудятся в спортзалах. Часами преодолевают себя, часто вообще в полном одиночестве. Разве это просто? Нужна огромная сила воли, тем более что месяцы тренировок могут в перспективе быть перечеркнуты одним выходом на ринг.

 

 

Еще одно доказательство того, что бойцы далеко не глупые люди, — умение их предугадывать действия противника. Это непросто. Спортсмены ММА очень разносторонние люди — например, с Магомедом Маликовым всегда интересно поговорить о политике или искусстве. Это глубоко эрудированный человек.

Ошибочно думать, что бойцы — опасные люди. Еще в спортивных вузах их, так же как и любых других спортсменов, учат не применять в повседневной жизни своих профессиональных навыков. Если боец использует прием MMA в драке вне ринга, то в суде это будет являться отягчающим преступление обстоятельством. Если бы Расул Мирзаев не был бойцом или кавказцем, то история с его преступлением не вызвала бы ни в СМИ, ни, как следствие, в обществе в целом огромного резонанса. Нужно уходить от стереотипов и понимать, что исключения из правил есть всегда. Совершить преступление может представитель любой профессии или нации. Не нужно акцентов.

 

Обездоленная арена и особенности менталитета

 

В России смешанные ММА — не бизнес. Это в США UFC (американская спортивная организация, проводящая бои по смешанным единоборствам) зарабатывает миллионы за счет платного вещания. У нас в стране не тот менталитет — никто не хочет тратить деньги за просмотр боев. У нас найдут тысячи способов, чтобы бесплатно смотреть спорт по ТВ — пусть и в плохом качестве. Когда в середине нулевых за 100 рублей М-1 пытались продать платную трансляцию боя Федора Емельяненко, купили ее всего несколько региональных каналов. «Почти даром» — тоже не аргумент в нашей стране.

 

 

Любой турнир ММА в РФ убыточен и проводится на спонсорские деньги. Из-за того, что смешанные бои (в отличие от олимпийских видов спорта) не поддерживаются госбюджетом, единственный способ заработать на них — билеты. Впрочем, чтобы окупить проведение боя, билеты должны быть очень и очень дорогими. А платить никто в России не будет, потому цены снижены, и ни одно мероприятие не окупается. Только энтузиазм и спонсорство.

В США в каждом штате есть несколько компаний, занимающихся проведением боев, а у нас всего пять-шесть на всю Россию. Сейчас основной движущей культуру ММА силой является промоутерская компания Fight Nights, хоть их и ругают часто, что боев проводят не так много, зато — делают шоу.

ММА — та спортивная сфера в России, которая больше всего нуждается в пиаре, но не все это могут понять. Крупных клиентов у моей компании единицы, как и отдельных бойцов, самостоятельно занимающихся своим пиаром (вне клуба). Если бы моя компания занималась только ММА, то мы давно бы обанкротились. Рынка нет.

 

Трудоголики и гламур. Дамская хитрость и мужская прямота

 

Я считаю, что PR — не мужская профессия, потому у меня в штате почти все девочки. Мужчина, в отличие от женщины, не может «прогибаться», а в нашей профессии нужно где-то уметь промолчать, где-то проявить мягкость. Мужчин наняла двоих — дизайнера и программиста. И мне важно, что я смогла стать для них авторитетом: они видят, что я не просто указываю, а я работаю, делаю и прошу не отставать.

 

 

В социальных сетях про меня пишут много гадостей, впрочем, как и о любом другом человеке. Я часто появляюсь в обществе со своей собачкой, Снежаной, йоркширским терьером, и люди, не разобравшись в моей личности, полагают, что я какая-то гламурная девица, которая ничего не делает. Им невдомек, они не видят, что я работаю до пяти утра и дорожу всем тем, что я сделала за десять лет.

 

Отечественные треники. Казенные деньги и уважение к PR

 

Российские бойцы, в отличие от зарубежных, не всегда понимают, что работа с PR-менеджером — обязательная часть его карьеры. Например, Джон Джонс, самый молодой чемпион UFC, готов (каким бы ни был уставшим) сделать до мелочей и послушно все то, что ему скажет пиарщик. Надо сделать 200 фотографий ночью — будет делать. Джонс понимает, как и большинство иностранных спортсменов, что без рекламы «далеко не уехать». Наши же бойцы (чаще всего) уверены, что PR — не их проблема, не мужское дело и вообще — трата времени. Были случаи, когда я предупреждала о съемках спортсмена, а он приезжал грязным, в трениках и с неохотой работал. Деньги на PR чаще всего бойцы свои не тратят — этим занимается клуб единоборств, а потому ответственности они не чувствуют.

 

Эмпатия на ринге. Слабые женщины

 

ММА — кровавый вид спорта, но меня никогда это не пугало. Визуально мне никогда не было страшно смотреть бои — мне страшно за внутреннее состояние самих спортсменов. Я занимаюсь тайским боксом и знаю, что такое ежедневные тренировки. Я сопереживаю спортсменам, которые всю жизнь преодолевают усталость, бессилие в какие-то моменты, а потом идут на ринг — оказываются проигравшими и наверняка внутри раздавленными. Все зря. Вот почему мне иногда страшно наблюдать за турнирами.

 

 

Я занимаюсь тайским боксом для фигуры, но никак не для «увеличения силы». Все эти курсы самообороны — чушь. Женщина никогда не сможет дать сдачи, быть равносильным противником мужчины, если тот хоть чуть больше ее по весу. Может, Джина Корано, первая мировая звезда женского ММА, и смогла бы, только, конечно, если она сама как-то неожиданно нападет.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Четырехслойный креатив со смываемой втулкой

Четырехслойный креатив со смываемой втулкой

Что делать, если нужно придумать название и рекламу для... туалетной бумаги?

19 ноября 2017 0 26
Это танцы, детка

Это танцы, детка

О главных уличных стилях и фестивале Respect My Talent

18 ноября 2017 0 32
PR опять (все еще) удивляет

PR опять (все еще) удивляет

Хайп, звезды и бесплатные билеты: лучшие пиар-ходы 2017

17 ноября 2017 0 53