интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
6 .. 8
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 58.10
  • 69.68
спецпроект
Образование 5D

Чудо на колесах

 

Однажды команде российских изобретателей надоело трудиться на корпорации и захотелось приносить пользу людям. Так, в 2014 году появилась компания Supreme Motors. А следом за ней — уникальный электропривод, способный превратить обычное кресло-коляску в мини-машину, и первый в мире детский электроснегокат. О том, как живется нашим «кулибиным», почему инвесторы неохотно идут в «железные» стартапы и что такое краудфандинг по-русски, «Понедельнику» рассказал гендиректор компании Supreme Motors Николай Юдин.

Текст: Анастасия Столбова

 

— Николай, расскажите о Supreme Motors, как и почему она возникла?

— Компания появилась в 2014 году — именно тогда мы начали искать новое направление для развития. С 2007 года наша команда работала над различными программно-аппаратными комплексами, инсталляциями, конструкциями для корпораций и банков. Но хотелось сделать что-то по-настоящему нужное и полезное. Постепенно в мире начали набирать популярность разработки в области применения батарей и электродвигателей. Мы решили, что это очень перспективно, и стали пробовать. Теперь мы занимаемся разработкой электродвигателей и электротранспорта.

 

 

— Ваши электроприводы, электроснегокаты и другие разработки созданы в России. Как сейчас живется российским изобретателям?

— Если есть возможность относительно дешево изготовить деталь в России, мы делаем ее здесь. Если хороший китайский партнер предлагает лучшую цену на качественный товар, мы работаем с ним. Правда для этого приходится объехать с чертежами множество заводов — и у нас, и в Китае.

О том, как живется российским изобретателям, я могу рассказывать бесконечно, но если коротко, то есть в нашей жизни несколько особенностей. Во-первых, у нас в стране много изобретателей, точнее, людей, которые могут сделать что-то крайне странно и дешево, и оно даже будет работать какое-то время. Во-вторых, все эти «кулибины» очень редко что-то доводят до ума: у них либо нет на это желания, либо нет денег, а искать их не хочется. Если же они все-таки решат что-то довести до потребителя, то не представляют, как это сделать: не знают, как рекламировать и за сколько продавать. И при всем при этом в нашей стране для изобретательства есть все: минимум сложностей и максимум пространства! Очень многие задумки можно превратить в прототипы за очень малые средства. Я, конечно, не про высокотехнологичные вещи говорю, но даже в нефтяном бизнесе стартап может найти поддержку.

 

 

И вообще, мой совет изобретателям: не стоит злиться на весь мир, если кто-то отказал в средствах, надо идти к другому. Не сдаваться, изобретать и улучшать продукт дальше!

— А как вам удалось привлечь инвестиции на старте?

— Мы работаем за счет собственных средств. Вкладываем все заработанное с 2007 года в Supreme Motors. Не могу сказать, что инвесторы в России плохие, как это часто говорят. Просто сейчас все работают с софтом. Это прибыльнее. В «железных» стартапах, где что-то надо производить, прибыльность значительно ниже, а риски больше. Инвесторы — бизнесмены, а потому работают там, где прибыльнее. Сейчас мы ищем партнера на длительную перспективу.

— Патентуете ли вы свои разработки?

— Да, но мы не делаем на этом акцент. Куда важнее развиваться быстрее конкурентов. Эта защита лучше. Лучше вообще делать чертежи доступными для всех, тогда «конкуренты» станут вам помогать.

— А сказались ли как-то на развитии вашего проекта тренд на импортозамещение в стране и курс на «доступную среду» для инвалидов в крупных городах?

— Честно — практически никак. Об этом больше говорят и пишут, чем делают. Я вижу, что Москва стала более доступна для маломобильных людей, но пока только в центре. Проблем все равно хватает, но это уже лучше, чем ничего. Знаю только один пример подобного социального проекта, который, возможно, будет реализован быстрее благодаря курсу на «доступную среду». Однако руководители проекта создали бы его в любом случае и несмотря ни на что.

 

 

— А насколько трудно изобретателю быть предпринимателем? То есть не только разрабатывать, но и продавать?

— Это совершенно разные виды деятельности. Изобретатель не может быть продавцом. Кто-то в команде должен отвечать за продукт, а кто-то за продажи. Если разделиться не получается, лучше нанять или найти в партнеры еще одного человека.

— А как вы ищете клиентов? Как донести до потребителя информацию о продукте, когда твой бренд — отечественный и малоизвестный?

— Мы ходим на все мероприятия, выставки, конкурсы, семинары. Если продукт хороший и нужный, то небольшая часть целевой аудитории сразу его поддержит, а дальше надо просто работать и работать со своей аудиторией. Но не стоит им говорить, будто бы они не понимают всех преимуществ и пользы продукта, которые я как изобретатель знаю. На самом деле им виднее, ведь они платят.

— Сейчас вы участвуете в краудфандинг-проекте «Битва технологий», расскажите о нем подробнее. Сколько планируете собрать средств, для каких целей и, по вашему опыту, насколько хорошо работает этот формат?

— «Битва технологий» — уникальный для нашей страны проект. И я надеюсь, что он станет регулярным. Это прекрасная возможность найти свою аудиторию, научиться говорить с ней на одном языке, получить навыки работы со СМИ, блогерами и инвесторами. А команда за это время пройдет стресс-тест на работоспособность.

 

 

Российский краудфандинг — это не способ заработать миллионы и построить на эти деньги «железный» проект или компанию. У нас нет на рынке такого количества денег и нет такого количества людей, поддерживающих краудфандинг. Иными словами, если продукт у вас уже есть, или вам осталось совсем немного его доработать, или вы запускаете продажи, но вам нужен эффектный старт, то для этих целей краудфандинг годится. В нашем случае мы уже сделали основной продукт, но нам нужны деньги, чтобы наша электрическая приставка подходила не к 10% кресел-колясок, которые сейчас продаются в России, а к 100%. Для этого надо делать адаптеры и специальные версии под каждый тип коляски.

— А каков сейчас уровень доверия у покупателей к отечественным разработкам?

— На мой взгляд, если сервис хороший, то покупатель может выбрать отечественный продукт. А еще если российская компания захочет разговаривать со своими покупателями и слышать их, то иностранцу здесь вообще будет нечего делать.

— Вы занимаетесь социальным предпринимательством, насколько это выгодно?

— Если вы про прибыльность, то пока что мы в глубочайшем минусе. А вот если вы про удовлетворенность от работы, то мы сделали лучшую инвестицию в своей жизни. Более того, мы зарегистрировали некоммерческую организацию и будем ее развивать.

 

 

— Николай, каким вы видите будущее Supreme Motors?

— Мы будем работать по схеме конструкторского бюро и формирующихся на его основе отдельных коммерческих и некоммерческих проектов. Если проекты будут успешными, то будем выделять их в отдельные компании. Проект UNA, я считаю, достоин стать первым проектом нашей некоммерческой организации. Параллельно будем развивать еще и другие идеи для маломобильных людей и людей с особенностями развития.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Обратная сторона мечты

Обратная сторона мечты

Чего стоит опасаться, изучая идеальные вакансии?

19 сентября 2017 0 22
Такси для такси

Такси для такси

Что будет, если Uber помножить на блокчейн?

19 сентября 2017 0 25
Arena для чемпионов

Arena для чемпионов

Что создавать, когда Adidas и Puma уже существуют?

18 сентября 2017 0 22