интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
0 .. -2
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 61.32
  • 75.65
спецпроект
Работа над ошибками

«И все зайцы счастливы»

 

В одном из своих интервью космонавт Сергей Рязанский сравнил полет и работу на МКС и управление бизнесом на Земле. «Понедельник» попросил рассказать об этом подробнее, ведь сверху наверняка лучше видно все!

Текст: Анна Чуруксаева

 

Справка: 535-й космонавт мира, биохимик по образованию, участник эксперимента «Марс-500», совершил два полета в 2013 и 2017 годах, в открытом космосе в общей сложности провел 19 часов 48 минут и еще и отметил свой день рождения! Кстати, Сергей — первый выпускник МГУ, побывавший на МКС и первый не инженер и не военный командир космического экипажа. (Website, Instagram). 

 

— Какие управленческие проблемы могут быть в космосе? Вы в идеальных условиях: работа мечты, ответственность перед всем человечеством, годы подготовки. Тут не до капризов, верно? Делаешь, что от тебя требуется, и все?

— Ты, конечно, можешь делать все, что от тебя требуется, но очень часто в космосе возникает — как и на Земле — масса внештатных ситуаций, которые невозможно сымитировать, отрепетировать заранее. Поэтому важна команда, ее сплоченность и умение лидера разрешать конфликты так, чтобы они не сказывались на задании. Для этого, я абсолютно уверен, руководитель вначале должен быть хорошим наблюдателем. На Земле нам часто приходится работать с теми, кого не мы выбирали, в космос ты тоже летишь с незнакомыми людьми, которые много чего в жизни уже достигли, это сложившиеся личности, профессионалы, и с ними нужно каким-то образом сработаться. У нас одна из первых тренировок — выживание в зимних условиях. Вот один член команды подойдет и скажет: «Ой, ребята, что-то у нас мало дров, схожу-ка я нарублю», второй спросит: «Командир, что мне надо делать?», а третий сидит около костра и греется, пока не «пнешь», ничего делать не будет. Так ты понимаешь, кто сам выберет себе фронт работ и возьмет за него ответственность, кому нужен командир, чтобы думать за него — и это нормально! — а кого придется тормошить постоянно. Наблюдаешь дальше: сделали лежанки из елового лапника — одна лежанка получилась хорошая, мягонькая, пушистая, вторая тоже ничего, но только вертикально торчит сучок, большой и острый, а третья — ужасная, с комками льда. Какую из трех человек себе выберет? О других подумает в первую очередь или о себе? Все это — показатели того, как каждый позиционирует себя в коллективе. Кто будет сидеть над квартальным отчетом, а кто в пять вечера встанет и скажет: «Рабочий день закончен, я пошел домой, у меня дети», как будто у всех остальных детей нет. И вы можете заранее прогнозировать, что он так сделает, если вспомните, как этот сотрудник вел себя в других ситуациях. Часто привожу пример с пикником: кто-то жарит мясо, салат режет, а кто-то взял баночку пивка и ходит, шутки шутит — вот так в жизни коллектива принимает участие.

 

 

— Работодатели сейчас уверены, что нужно просто набрать золотых сотрудников — которые и салат порежут, и в пять вечера не уйдут, — и все сложится...

— Я абсолютно уверен, что бесполезных людей в команды — единицы. Просто бывает человек не на своем месте, найди ему роль в вашей замечательной машине — и вот тогда шестеренки закрутятся и все сложится. Для какой-то роли тебе нужен энергичный, пробивной креативщик, для другой — скрупулезный исполнитель, готовый методично работать над заданием, от которого бы креативщик быстро сбежал. Все можно увидеть, главное — уметь наблюдать, систематизировать свой собственный опыт и делать из него выводы, доносить эту идеологию до руководителей среднего звена, тогда будет меньше управленческих ошибок.

— Космонавтов-то тренируют специально, заставляют решать математические задачи во время прыжка с парашютом, а как обычному человеку научиться все замечать и не ходить по граблям?

— Это, на самом деле, очень просто, и я действительно использую наши космические «фишки» и в нормальной жизни. Например, есть такая вещь, как разбор полета: через сутки после выхода в открытый космос мы связываемся со специалистами на Земле и разбираемся, что получилось, что не вышло, где сработало, а где — нет. Когда мы с женой возвращаемся из отпуска, то садимся и за бокалом чего-то вкусненького устраиваем разбор «полета»: вот сюда стоило ехать, сюда — не стоило, об этом нужно было побольше почитать, а что же мы не сделали какое-то радиальное ответвление в маршруте, было бы еще интереснее. Почему-то в России «разбор полетов» воспринимается, как поиск козла отпущения — это абсолютно неправильно! Если вы дружески проговорили свои ошибки, обсудили более эффективное взаимодействие, иное распределение зон ответственности и влияния, то, поверьте, в следующий раз вы, как такая маленькая команда, будете работать гораздо эффективнее.

 

 

— Но иногда на грабли все-таки наступаешь или обстоятельства складываются так, что приходится повторять урок — вот вы дважды сдавали 105 экзаменов для поступления в отряд космонавтов. Как это пережить, как не опустить руки?

— Важно расставить приоритеты, понять, зачем ты все это делаешь. Если есть это «зачем», если ты нашел для себя правильную мотивацию, которая двигает тебя вперед, ты и в десятый раз пойдешь и с удовольствием сдашь этот экзамен. У меня было четкое понимание «зачем». Даже один полет в космос — это свершение в жизни человека. В 2003 году, когда я был зачислен в отряд космонавтов, произошла катастрофа шаттла «Коламбия», США выкупили все места исследователей на российских «Союзах». Меня вызвали и сказали, что я никогда не полечу в космос — у меня нет инженерного образования, чтобы занять место бортинженера, а командиром экипажа обычно назначали военных. Первое, что у меня проплыло перед глазами, это глаза тех двух нелетавших космонавтов, которых я как-то повстречал в «Звездном городке». Они всегда, общаясь с нами, молодыми, смотрели с какой-то глубинной тоской: «У этого-то молодого еще есть шанс, а я вот никогда там, в космосе, не буду». И тогда я понял, что если у меня не получится полететь, то я найду какую-то совершенно другую область, в которой добьюсь успеха, чтобы не жить с этой тоской вечного лузера. И эта область никак не будет пересекаться с космонавтикой, чтобы не было напоминания о моих неудачах. Это была кристально ясная мысль. Ты действительно можешь сделать все, что от тебя зависит, — но не повезет. Из-за здоровья или обстоятельств — бывает. Но я себя каждый раз спрашивал: а точно ли я все сделал? А вдруг диссертация поможет, надо защитить. А может, вот с тем человеком поговорить? И я шел к начальству, хотя не люблю это делать. Я готов был поступить в МАИ и потратить еще пять лет, чтобы все-таки получить техническое образование, но обстоятельства сложились так, что мне как командиру экипажа в проекте «Марс-500» (это эксперимент-имитация полета на Марс) разрешили пройти подготовку и стать бортинженером без инженерного образования. Сами подумайте, волновали меня еще каких-то 105 экзаменов?

— Кстати, среди этих экзаменов не было географии, а теперь ее вводят... Расскажете, почему?

— Попав в первый раз на МКС, я четко осознал, что у меня твердые два балла по географии, о чем я, конечно, сказал во время разбора полетов: «Ребята, мне просто самому стыдно, что я не знаю о существовании стольких интереснейших мест на нашей планете!» Из своего первого полета я привез 65 тысяч фотографий, из второго — 250 тысяч. В декабре вышла первая книга фотографий «Удивительная Земля», готовится вторая... А у космонавтов теперь есть уроки географии.

— Коллеги вам за это благодарны или не очень?

— Думаю, что будут благодарны, когда полетят в космос и опознают все, что увидят сверху. А вообще, космонавт — достаточно терпеливое существо, мы привыкли учиться, это фактически уже стиль жизни, когда ты постоянно впитываешь в себя какие-то новые знания — без этого просто нельзя.

 

 

— А как к тому, что учеба и подготовка занимает десятилетие, относятся ваши близкие?

— Это сложный вопрос. Нашим семьям гораздо тяжелее, с ними никто не работает так, как с нами. Опять же расставляешь приоритеты. Перед полетом детям приходится объяснять, почему папы нет рядом, почему ему важно быть там-то и там-то. А вот сейчас я только что прилетел, восстановился, чувствую себя неплохо и мы уже планируем: сюда пойдем с женой, сюда отправимся в отпуск все вместе, с ребенком... Нужно пытаться соблюдать баланс, конечно. Приведу такой пример. Полет назначили на полгода раньше, чем планировалось, в рабочее время заниматься спортом не было возможности, а мне нужно тренироваться. Жена моя бегать не любит, но ей хотелось больше быть вместе со мной. Поэтому мы купили специальную «беговую» коляску — такую, с большими колесами, — и каждый выходной накручивали часы в парке Горького: в коляске наш ребеночек двух с половиной лет, моя жена — бывшая фигуристка, поэтому едет на роликах, а рядом бегу я. В общем, одним выстрелом убивается сразу толпа зайцев — и все зайцы счастливы.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Пятеро по лавкам

Пятеро по лавкам

Как дочерям основателей итальянского модного дома Fendi удалось завоевать весь мир

23 апреля 2018 0 22
Раскопки? Легко!

Раскопки? Легко!

Планируем лето: подборка экспедиций, в которые вы еще успеваете записаться

22 апреля 2018 0 62
Одно облако на пять ударов сердца

Одно облако на пять ударов сердца

История физика-мечтателя, волшебный вербатим и почему в театр снова можно ходить за вдохновением

21 апреля 2018 0 21