интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
1 .. 3
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.23
  • 69.80
спецпроект
Большие гонки

И все же призвание

 

О чем мечтают педагоги и каким видят свое будущее? Как вам вот такая картинка: «Через десять лет я в школе. В собственной школе. Где-нибудь на Бали. Занят общением с детьми, воодушевлен результатами учеников». Кажется, занятия у такого целеустремленного учителя прогуливать не захочется! «Понедельник» побеседовал с сотрудниками одной из наших любимых школ — частной школы «Взмах» — и вдохновился их профессиональным энтузиазмом.

 

Михаил Симанин,
учитель английского и немецкого:

— Я стал педагогом сугубо из желания попробовать себя в этой ипостаси. Сразу после университета, проработав год переводчиком, решил переехать в Северную столицу и сменить основную деятельность. Тем более что со второго курса я занимался репетиторством. Семья до сих пор сочувствует и предлагает переслать материальную помощь... А друзья время от времени просят научить английскому языку за месяц! Но работа в школе — признание жизненного этапа. Я все более органично чувствую себя в среде образования. Боюсь представить, где окажусь через десять лет. Но скорее всего, попробую что-то новое и совершенно для меня незнакомое, например, преподавать в вузе.

Никита Архипов,
учитель химии:

— Работа педагогом для меня — это в основном вызовы. Вызовы профессионализму, эмоциональной устойчивости, компетенциям, тому, как быстро я меняю подход преподавания в зависимости от происходящих в мире, обществе и сознании изменений. Отвечать на эти вызовы — удовольствие! Конечно, есть в системе образования то, что нужно реформировать, это касается практики преподавания и педагогической парадигмы, на которую ориентируется школа. Сегодня между пожилыми людьми и подрастающим поколением лежит пропасть непонимания, которая будет только расти, если не уделять должного внимания подготовке кадров. Очень надеюсь, что стандарт нового поколения решит часть этих проблем. Кстати, я собираюсь через два года завершить работу по созданию книги «Образование как иллюзия». Где я вижу себя через десять лет? В школе. В своей собственной школе. Где-нибудь на Бали. Занят общением с детьми и преподаванием в команде учителей, которые, как и я, выбрали для себя парадигму становления. Воодушевлен результатами своих учеников.

Дмитрий Асиновский,
преподаватель истории:

— Решение стать педагогом я принял спонтанно и без долгих размышлений. Реакция друзей и семьи была похоже на смесь удивления и уважения. Эта работа для меня — опасный эксперимент, по ходу проведения превращающийся в призвание. Больше всего мне нравится учиться у детей и быть во взмаховской атмосфере. Удовольствие я получаю от коммуникации с заинтересованными детьми, а удовлетворение испытываю, когда удается привлечь к предмету менее заинтересованных. Добавлю, что как выпускник «Взмаха» я благодарен своим педагогам, особенно гуманитариям и «англичанам», за широту взглядов, свободу и умение не стесняться своих амбиций. В будущем надеюсь видеть себя, в основном в науке но хотелось бы иметь время и на школу, чтобы не остаться в башне из слоновой кости.

Александр Соколов,
учитель химии:

— Помню, мы шли с мамой по Невскому мимо ЛГПИ, и мама (она педагог, преподавала химию и географию) говорит: «Саня, а не хочешь стать учителем — зарплата у мужчин под 200 рублей, всегда под крышей, в костюмчике, в четыре часа дома, два месяца летом отпуск, плюс каникулы. А еще репетиторство! Вступишь в партию, станешь директором. Смотри сколько плюсов!» Я и не устоял... Друзья были в шоке. Я хоть и учился на все пятерки, кроме русского, но был далеко не подарок: регулярно дрался, состоял в компании, которую все боялись. А тут — педагогический!

Вообще, я благодарен всем моим педагогам — и лучшим, и худшим. Худшим за то что, точно знал, что не надо делать. А лучшим... Помню математика Леонтия Павловича Лобанева. Идет он, проверяя домашнее задание, а я в кои-то веки не сделал! Староста под его диктовку, оценки в журнал ставит. Смотрит он на отсутствие у меня работы и говорит: «Соколову поставьте пять». Шок! Я полгода за ним бегал, показывал допы, которые нарешал из других учебников...

Какой была школа в СССР? 45 учеников в классе, химия — три часа в неделю, дисциплина. Футбол у дома: «Салага, иди посиди, играют только большие!» Школа в начале — середине девяностых — это 35 деток, дисциплину держишь за горло, из учебы есть выпавшие, полкласса хотят быть бандитами, химии уже два часа в неделю. Футбол у дома: «Салага, иди поиграем, у нас не хватает!» Школа в наше время — каждый знает, кем он хочет быть, головы в смартфонах, химии только один час в неделю. Футбол у дома: «Ау!!!»

Все меняется, но День учителя я всегда отмечал дома, в семейном кругу. Однако помню, как однажды мои хитрюги подарили по чайной кружке каждый! И на большой перемене не стало недостатка в кружках, чтобы всем классом попить чаю.

Юрий Радаев,
учитель географии, завуч бизнес-школы:

— Я работал и в частных, и государственных структурах. Самое позитивное воспоминание от работы в учреждении дополнительного образования. Разница со школой — колоссальная! Главным образом, потому, что дети приходят туда добровольно, то есть они высокомотивированные. А что могут сделать вместе высокомотивированные дети и взрослые, думаю, не надо рассказывать!

Главный интерес и удовольствие в профессии педагога для меня — совместная работа с детьми: от простой физической до сложной интеллектуальной или нравственной. Работа с рефератами — пространство, максимально насыщенное удовольствием! Особое удовольствие — видеть детские удачи, ситуации детских побед! Особенно тогда, когда ребенок в чем-то оказался умнее, талантливее, лучше меня!

Мне бы многое хотелось изменить в системе образования — об этом говорить можно бесконечно. Важно превратить педагогику в точную науку, из того набора случайных и плохо осознаваемых правил и норм, какой она сейчас является. Педагогическая деятельность должна стать пространством совместного труда взрослых и детей в решении главных проблем жизни.

Александр Тишкин,
учитель биологии и химии:

— Я учился в школе, где практически по всем предметам, учителями были мужчины — учителя с большой буквы. Ведь изначально педагогика — мужская сфера. И эти учителя старой закалки давали настоящие знания и учили тому, как думать и анализировать, а не критиканствовать. В советское время после вуза почти всех ждало принудительное распределение, иногда оно было удачным, а для многих действительно принудительным. Я на три года попал в профессиональное техническое училище стекольщиков. Это не совсем то, о чем мечтает молодой амбициозный педагог. Но этот опыт помог в дальнейшем быстрее находить выход из трудных ситуаций. Поэтому данный период моей карьеры педагога можно назвать экспериментом.

Теперь я точно могу сказать, что школа для меня — призвание. Практически вся моя жизнь — это государственная школа, и советская, и российская. В моей профессиональной жизни были периоды, когда мне приходилось работать на административных должностях в нескольких школах, после 14 лет такой работы я с огромным удовольствием вернулся к педагогической работе и уже восемь лет опять работаю педагогом-предметником, а последние три года — в частной школе. Это мой первый опыт работы в негосударственном учреждении.

Горжусь, что мой предмет — один из важнейших для ребенка. Это предмет о жизни, о самом человеке, об организме каждого конкретного ребенка. Это предмет-открытие — для каждого молодого, начинающего жизнь. От себя и своего окружения человек не сможет уйти никогда. И моя главная цель — показать и научить правильному выбору во всем. Образ жизни, риски на жизненном пути, работа организма, биологическое окружение и масса других вопросов, которые будут сопровождать каждого человека в течение всей жизни.

Александр Калинин,
учитель истории:

— Решение стать педагогом появилось в старшей школе. Учителя, с которыми меня свела судьба, оказали мне помощь в очень непростой момент, сделали то, что не могли сделать родители. Огромная благодарность и огромное уважение к педагогам — вот то, что сделало учителя из меня. Семь лет я преподавал в разных российских школах. Сравнивая «Взмах» с иными образовательными учреждениями, я вижу огромное количество отличий. Самое важное для меня: во «Взмахе» к учащимся относятся с уважением — на практике, а не на словах. Мой предмет — история, наряду с литературой, на мой взгляд, один из двух самых важных и сложных в школе. Я считаю, что история — это не наука, это свободное искусство. Оно помогает формировать мировоззрение... А что может быть интереснее?

Максим Никитин,
заместитель директора по учебно-воспитательной работе:

— По окончании института не думал, что свяжу свою жизнь с педагогикой. Но работая в «Бургер-кинге», ООО «Метро», я стал тренинг-менеджером и занимался обучением работников, разработкой тренингов для новых сотрудников. Поэтому, когда поступило предложение пойти работать в школу, я решил принять этот вызов. И спустя несколько недель понял, что я могу работать с детьми, независимо от их возраста, психического здоровья и умственного развития. Родные меня поддержали в моем решении, так как в моей семье есть яркие примеры успешных педагогов: тетя — кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики во Владимирском госуниверситете (ВлГУ), мама имеет 30 лет педагогического стажа, учитель высшей категории, брат — кандидат экономических наук, преподаватель ВлГУ. Многие мои друзья закончили тот же вуз, что и я, многие преподают в школах Владимира и Владимирской области.

Работа с молодым поколением — это всегда вызов и удовольствие, ведь та атмосфера, которая создается в школе, неповторима. И через 10–15 лет я хочу продолжать работать в бизнес-школе, так как увидел, насколько интересно здесь учиться — и учить. Очень хочу, чтобы мои две дочери пошли именно в эту школу, где все педагоги действительно живут детьми.

Дмитрий Коменденко,
учитель географии:

— У меня был опыт олимпиадного движения, по результатам олимпиады я и попал в вуз. На втором или третьем курсе мне предложили заняться подготовкой новых олимпиадников — так я стал педагогом дополнительного образования. Уже после окончания университета моя коллега, уезжавшая в Германию, попросила заменить ее в гимназии на время ее отсутствия — так я стал и школьным учителем географии. Поэтому до «Взмаха» у меня уже был опыт преподавания, и возможность поработать здесь не оказалась чем-то ошеломительно новым.

Здесь мне нравится общение с детьми и постоянная смена событий — это не так часто встретишь на других работах. Для чего я в школе? Хотелось бы думать, что для того, чтобы передать детям не только знания по моему предмету, но и мое восхищение и заинтересованность им, хотя бы частично.

Главное удовольствие в работе — когда ты видишь, что ребенок действительно понял то, что ты пытаешься ему объяснить, а не просто выучил что-то наизусть. Только понимание позволяет знаниям по-настоящему держаться в голове.

Владимир Казарян,
учитель физкультуры:

— Я пока отработал только первый месяц в школе (до этого пробовал себя в качестве тренера по боксу). Думаю, что это будет для меня и жизненным опытом, и экспериментом, и, надеюсь, призванием. Но я уже понял, что главное удовольствие от работы с детьми в том, что это работа именно с детьми, до которых я могу донести, что физкультура — это не только «быстро бегать или прыгать дальше всех», это закалка характера, это сила, энергия, дисциплина, красота, здоровье.

Елпидифор Самышкин,
исполнительный директор школы «Взмах», председатель оргкомитета Открытого чемпионата России по деловым играм:

— Моя работа в школе — призвание, я на полном серьезе считаю, что осуществляю миссию по становлению личности 16-летнего человека. Для такого важного дела нужны такие классные люди, как я! Друзья давно не удивлены, что я работаю в школе, так как я в ней уже двадцать лет — чего уж тут удивляться? В школе, как и по жизни, мне нравится играть. Игра — это очень важная форма взаимодействия. Мне нравится видеть, как человек меняется с 12 до 17 лет, это потрясающе, как Кусто и его съемки подводного мира. Я здесь для того, чтобы вырастали новые хорошие люди, умеющие желать, делать дело и добиваться результата. Однако хорошо сделанная работа станет видна через пять лет, через десять лет — можно увидеть результаты, при таком раскладе главный вызов для педагога — умение быть терпеливым. А еще — уметь меняться и не превращаться в заезженную пластинку. О чем я мечтаю? О том, чтобы деловые игры вошли в школьную программу!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Криптомечта и реальность

Криптомечта и реальность

От майнинга к реальным деньгам: свежий опыт

12 декабря 2017 0 30
От ветропарка до цифровых ценников

От ветропарка до цифровых ценников

Чем занимаются в «Роснано» и как «прописаться» в нанотехнологической отрасли

12 декабря 2017 0 11
Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 41