интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
1 .. 3
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.51
  • 67.89
спецпроект
Меняющие мир

Афиша

понедельник, 23 октября

Иди и пиши

 

 

Профессию журналиста часто романтизируют. Достаточно вспомнить, как в «Милом друге» Ги де Мопассана главного героя — Жоржа Дюруа — поразил приступ тщеславия, когда он увидел свое имя под статьей, даже не им написанной: «Ему вдруг захотелось самому прочитать свою статью, прочитать в общественном месте, в кафе, у всех на виду». Другое дело, когда поток производимых текстов начинает напоминать конвейерное производство: здесь-то уже обязательно должно наступить пресыщение, ведь журналистика в таком случае становится повседневной и рутинной.  

Текст: Марина Лысенко

 

Наверное, многие журналисты в начале карьеры испытывали чувство гордости. Каждая новая публикация повышает самооценку, хочется писать снова и снова, лишь бы еще раз увидеть свое имя на страницах издания. Психотерапевт Михаил Литвак пишет, что творчество — это возможность привнести в свою жизнь больше радости. С этим не поспоришь, особенно если речь идет о внештатном сотрудничестве.

 

Счастливые фрилансеры

Быть внештатным автором безумно интересно. Есть ощущение творческой свободы. Придумываешь темы, рождаешь идеи и… пробуешь связаться с редакцией. Трепещешь в ожидании ответа, проверяешь почту, мониторишь сайт издания и переживаешь из-за размера гонорара. И это притом, что на основной работе ты можешь быть специалистом по рекламе или преподавателем географии. Совмещать непросто, зато каким разносторонним человеком кажешься ты окружающим.

Внештатное сотрудничество с редакцией может быть хобби, которое приносит немало бонусов. Для специалистов в той или иной сфере публикации на профессиональные темы повышают их статус как экспертов. Если хорошо разбираешься в чем-то, то при написании статьи систематизируешь знания. И даже если не разбираешься, но очень хочешь — добро пожаловать в библиотеку. Впрочем, добывать информацию на месте события не менее увлекательно.



 

  Кирилл Веприков, выпускник истфака, фотограф, экскурсовод

 

— Вообще я специализируюсь на фотографии. Два года назад начал снимать для одного сайта, потом для другого. Ходил по концертам, премьерам и другим мероприятиям. Работал в паре с корреспондентом. Однажды он не смог пойти, и я вместо него написал статью. С тех пор пишу иногда.

Сотрудничаю с тремя изданиями. В основном готовлю репортажи с концертов, рецензии, подборки, материалы о профессиях. Одно издание платит мне деньги, а для двух других работаю по принципу «публикация за аккредитацию». Так я могу ходить на интересные мне концерты бесплатно и заодно оттачивать навыки. Не люблю писать о какой-то ерунде. При подготовке статьи хочется покопаться в теме, узнать что-то новое.

Над последним текстом я работал две недели. Перелопатил много источников, искал экспертов, ездил на тематический фестиваль. Стараюсь не брать темы, которые мне неинтересны. Вообще я перфекционист, и те мои материалы, которые мне нравятся в момент написания, по прошествии времени кажутся уже не столь великолепными.

 

Тяжело в ученье

Лучшая школа — это практика и правка редактора. Начинающим журналистам советуют не бояться поработать за бесплатно. Редактор указывает на недостатки в тексте и тем самым учит новичка. Леонид Бершидский, журналист, редактор и основатель проекта Slon.ru, в своей книге «Ремесло» рассказывает, что учился журналистике так, как в средние века люди учились ткачеству или бочарному делу. Будучи помощником московского корреспондента газеты The Philadelphia Inquirer Фена Монтейна, Бершидский расшифровывал и переводил с английского на русский интервью, «часами корпел над косноязычными речами колхозных председателей» и искал бэкграунды для статей Монтейна. «Профессия? У меня ее не было, — пишет Бершидский. — А вот ремесло я постигал, как сказали бы американцы, the hard way».

 

Карина Кашапова, основный вид деятельности — модерация в сфере рекламы, пишет около полутора лет

 

— Я чувствую язык, и поэтому еще со школы мне нравится писать. После сдачи первого текста и последующей обратной связи от редакции я поняла, что статьи и школьные сочинения — это не одно и то же. Журналистского образования у меня нет, учиться пришлось на практике.

Свою первую статью я переделывала раз шесть, последнюю приняли с первого раза. Кажется, я профессионально расту. Сотрудничаю с онлайн-изданием о молодежи и для молодежи, описываю «закулисье» разных профессий на примере реальных людей, своих знакомых. Кого-то знаю несколько лет, с кем-то жизнь сводит совершенно случайно и порой совсем ненадолго — как будто специально подбрасывает героев для статей. Однажды с девочкой познакомилась, хотели жилье вместе снимать. Жилье так и не сняли, но после просмотра квартиры зашли выпить кофе, и я взяла у нее интервью. Больше мы не встречались, только в соцсети изредка переписываемся.

Мне очень нравится общаться с людьми, люблю из вороха зачастую несвязных предложений создавать красивый и фактурный текст. Удовлетворение получаю и от процесса, и от результата. Даже заметила некую тенденцию: чем интереснее и сложнее работа над статьей, тем меньше может теоретически стоить мой труд. Обычно мне надоедает заниматься одним и тем же, но я ни от чего не испытывала такого удовольствия, как от написания статей.

Я бы с радостью ушла в журналистику с головой. Делаю уже небольшие шаги в этом направлении. Скоро начинаю сотрудничать еще с одним изданием, оно о путешествиях. Буду общаться с русскоязычными гидами из разных городов мира. Вообще, как автору мне много чего интересно, исключение составляет только политика. Совсем не мое. ".

 

Когда заканчивается творчество

Когда же в журналистике заканчивается творчество и начинается профессия? Пожалуй, когда удается мастерски использовать приемы написания журналистских текстов. Александр Колесниченко, журналист, редактор и автор учебных пособий, призывает писать не по вдохновению, а по технологии. Действительно, можно тонко чувствовать язык, грамотно излагать мысли, но при этом непрофессионально собирать информацию, использовать штампы и оставлять много лишнего в материале.

Люди, имеющие многолетний опыт в журналистике, подтверждают, что, прежде чем стать профессионалом, нужно пройти через отсутствие ответов от редакторов, через отказы в публикации и многократные правки. А еще они признаются, что помнят, как болезненно им давалось сокращение собственных текстов. «Однажды я записалась на онлайн-курс “Портрет: как интересно писать о людях”, — рассказывает Марина Коробкова, внештатный автор интернет-изданий. — В качестве итогового задания готовила портрет своей подруги. Собрала информацию из разных сфер ее жизни, но в итоге большая часть этих данных не пригодилась. Преподаватель посоветовал сфокусироваться на одной сюжетной линии — отношениях девушки с бабушкой и молодым человеком. Мне объяснили, что каждая деталь должна работать на основную идею — ничего лишнего. Я так и сделала, и действительно, текст получился стройный, все по делу. Не зря говорят, что, сократив материал, его можно сделать только лучше».

Не всякий хороший журналист учился на журфаке. Образование в этой профессии — составляющая необязательная. Но если заглянем в учебники, то найдем рекомендации по написанию новостных заметок, репортажей, аналитических статей, интервью. Узнаем немало полезного: как воспроизвести атмосферу на месте события, заставить читателя прочувствовать запах и пережить нужное настроение, как спровоцировать собеседника сболтнуть лишнее и что делать, если тебе отказывают в комментарии. Оттачивать приемы нужно, конечно же, на практике.

 

Рутина в творческом хаосе

Различают две фазы творчества. Первая — это вдохновение. В минуты душевного подъема человеку легче развить идею и проще написать текст. Вторая фаза — работа над идеей, доведение ее до ума. Шлифовать и сокращать текст можно бесконечно, и это требует упорства и терпения. Зато именно здесь начинается реальная работа.

Журналистика — это не богемное времяпрепровождение в кофейне с ноутбуком за неспешным написанием статьи по тайм-менеджменту. Тексты приходится переписывать, а комментарии чиновников и экспертов добывать, проявляя чудеса настырности. Добавьте к этому необходимость думать об актуальности, интересах аудитории, а также другие редакционные обязанности, которые могут не нравиться, казаться ненужными и ворующими время.

 

 

Магомед Туаев, корреспондент интернет-издания «Кавказский узел», публикуется с 2003 года, профессионально занимается журналистикой с 2009 года

 

— Корреспондент должен быть дисциплинированным, и это качество я в себе развиваю. Есть дедлайны, ответственность, обязательства — обо всем этом я помню и знаю, что не должен подвести редакцию. Больше всего меня напрягает не написание больших статей, а расшифровка больших аудиозаписей. Здесь может помочь лишь параллельный с записью набор текста.

На наиболее важных моментах интервью или комментария следует тезисно делать себе пометки, чтобы потом было проще к ним вернуться, не прослушивая всю запись.

Мы должны уметь завлечь читателя, заставить его прочитать всю новостную заметку, и здесь хорош метод перевернутой пирамиды. Такую структуру текста я вижу как «взрыв в начале» — некая интрига, потом «грохот в середине» — чтобы не дать читателю остыть, и «отголосок в конце» — дополнительная информация, которую человек все равно дочитает, раз прочел уже столько.

Для журналиста важно понимание того, что он приносит пользу, на что-то влияет, помогает людям, что его знают и считаются с ним.

 

Издержки и выхлоп

Даже хорошо мотивированному корреспонденту не чужд синдром эмоционального выгорания. Причины могут быть разными. Это и большой объем работы, и тяжелые с психологической точки зрения темы, и ощущение, что писать больше не о чем. Впрочем, если журналисту не о чем писать, возможно, его просто ничего не интересует. Издержки профессии, такие как зря потраченное время или встречи с неприятными людьми, тоже нельзя списывать со счетов.

 

 

Магомед Туаев, корреспондент интернет-издания «Кавказский узел», публикуется с 2003 года, профессионально занимается журналистикой с 2009 года

 

— В работе больше всего раздражает безответственность людей, с которыми приходится сталкиваться, будь то спикеры, редакторы или источники информации. Также нервничаю, когда у меня много «хвостов». К сожалению, мне знаком синдром эмоционального выгорания, когда появляется ощущение беспомощности и бессмысленности.

Мир вокруг нас с каждым днем все страшнее, идет борьба материального с духовным. Когда побеждает первое, разрушается человеческое естество, человек перестает замечать боль окружающих, становится безразличен, коварен, жесток. И тогда мы начинаем ощущать свою ненужность, бессмысленность того, что делаем.

Иногда, когда что-то не получается, хочется оставить профессию. Начинаю заниматься чем-то иным, но надолго меня не хватает. Вот тогда-то и появляется стойкое ощущение того, что без этого я не могу.

Бежать от себя бессмысленно. Осознание того, что результатом моей работы стала защита или восстановление справедливости — это для меня самый пик наслаждения, и это гораздо важнее материальных благ.

 

Настоящая журналистика — в том виде, в каком она зародилась, — связана прежде всего с тем, что имеет социальное или общественно-политическое значение. В идеале миссия журналиста — это трудиться на благо общества. Оперативно выезжать на место события, опрашивать людей, разоблачать чиновников, реагировать на несправедливость и боль. И вряд ли здесь уместно говорить о творческой радости — это скорее история о чувстве долга. Профессия такая, ничего не попишешь.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Блогеры в законе

Блогеры в законе

Госдума одобрила в третьем чтении законопроект, по которому блогеров...

7 мая 2014 0 601
Взгляд в «Бинокль» и не только

Взгляд в «Бинокль» и не только

Алексей Управителев — настоящий человек-холдинг! Широкой общественности...

24 июня 2014 0 813
Советы и ожидания

Советы и ожидания

Мнения акул. О журналистике объемно

3 декабря 2014 2 666

Свежие статьи

Очень деловые (часть I)

Очень деловые (часть I)

Женщины, без которых наша жизнь сложилась бы по-другому

23 октября 2017 0 11
Ужасы от «Понедельника»

Ужасы от «Понедельника»

Жители Петербурга о любимых «ужастиках» и своих собственных страхах

22 октября 2017 0 23
Факты вместо мелодрам?

Факты вместо мелодрам?

Когда душещипательные романы о вампирах и головоломные детективы приелись, наступает пора литературы нон-фикшн

21 октября 2017 0 182