интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-1 .. 1
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

Играй, музыкант

 

Автор множества композиций, мультиинструменталист и звукорежиссер, Антон Малинен самостоятельно записал два альбома, которые «выстрелили». «Афиша» назвала его группу Malinen одной из шести главных молодых групп сезона, а по версии журнала «Собака.ru» Антон — один из двадцати пяти самых завидных женихов Петербурга. Несмотря на обрушившуюся славу, Малинен сохраняет непринужденность в общении и искреннее обаяние.

Текст: Валентина Ивонина

Фотографии: Александра Перова

 

— Вами интересуются такие издания, как «Афиша», «Собака.ru», Colta.ru, даже газета «Аргументы и факты» выпустила с вами интервью. Повальный интерес к вашему творчеству начался в 2014 году, в то время, когда вы записали свой второй альбом Shangri-La. В чем секрет пристального внимания прессы?

— Трудно сказать. Как раз тогда у нас появился концертный директор Яна Чудит: мы стали больше выступать, ездить с гастролями. Теперь мы чаще появляемся на фестивалях, которые посещают, в том числе, и журналисты. Благодаря фестивалям о нас узнала широкая публика, ведь на сольные концерты обычно попадают те, кто уже знает группу: случайные люди встречаются редко.

 

— Вы окончили СПбГУКИ, факультет информационных технологий. Это был осознанный выбор?

— Мне кажется, мало кто понимает после одиннадцатого класса, куда он хочет идти, чем ему стоит заниматься и куда двигаться в жизни. Поэтому я параллельно с СПбГУКИ поступал в театральный вуз. Странно, да? Я прошел один или два тура в СПбГАТИ, а третий тур совпал с экзаменами в «Кульке». Я решил, что теоретически актером можно стать и не имея соответствующего образования, главное — сильно захотеть. В итоге пришел к выводу, что нужно иметь прикладную профессию на всякий случай. Сейчас уже я, правда, сомневаюсь, что она мне пригодится.

 

 

— Наше поколение страдает от синдрома «затягивающейся неопределенности». Как вам удалось преодолеть эту «болезнь»?

— Главное — заниматься делом, которое нравится. Первое время я занимался музыкой как хобби. Многие на этом и останавливаются или вообще бросают в определенный момент. Я же с четырнадцати лет играю в группах. Этот опыт очень важен, даже несмотря на то, что он достаточно необычный. Совсем молодым музыкантам сейчас сложно: у нас нет площадок, с организаторами чаще всего отношения отвратительные, постоянно проходят все эти странные фестивали, где сначала играют металл, потом фолк, потом инди. Именно на этом этапе проходишь своеобразную школу, после которой тебе становится гораздо проще жить. Но главное — преодолеть этот период.

 

— Музыкант — профессия, в которой важна самоорганизация. Вы придерживаетесь определенного распорядка дня?

— Распорядка как такового нет, потому что для околомузыкальной специфики не характерна четкость. Часто выходит так: я целую неделю могу репетировать в спокойном режиме, а потом две недели не сплю и не ем. Так, один из последних концертов, который мы отыграли с оркестром в «Эрарте», был очень сложным: мы готовились к нему два месяца. И если первый месяц был не слишком тяжелым, то второй напротив — совсем сумасшедшим.

 

 

— Часто ли возникают проблемы с организацией концертов?

— Проблемы появляются, но чтобы все вообще из рук вон плохо было — такое случается редко. И это не от нас зависит. Как раз в «Эрарте» организаторы проявили безответственность и показали себя не с лучшей стороны. Концерт прошел хорошо, но это скорее случилось вопреки всем трудностям.

Был ряд моментов, когда организаторы нас подводили. Допустим, ты говоришь, что вам нужны репетиции в зале в определенные числа, а потом выясняется, что на эти же даты у них поставлен спектакль, и тебе объявляют, что репетиций не будет. С этим невозможно что-то сделать: ты же не будешь людей выгонять оттуда насильно, прорываться с автоматами...

В итоге приходится менять весь график. Когда вас четверо, накладки менее ощутимы, но когда вас тридцать четыре человека, тем более оркестрантов, это совсем другое дело: все очень занятые люди и играют не в одном месте. При этом еще в Консерватории учатся. В одном месте мы смогли собраться только на самом концерте: у нас не было ни одной репетиции в полном составе.

 

— Как родственники отнеслись к превращению музыкального хобби в профессию?

— Не скажу, что не поддерживали. Но на первых порах музыка мешала учебе, поэтому, пока хобби не стало профессиональным занятием, родителей этот момент смущал. Их понять можно. Правда, они сами отдали меня в хор и очень не хотели, чтобы я оттуда уходил (да я и сам не хотел). Сейчас все довольны и горды, даже моя финская родня — у меня же в Финляндии очень много родственников: три сестры и восемь племянников.

 

 

— Удается ли обеспечивать себя в финансовом плане, занимаясь только музыкой?

— Я стараюсь. Параллельно с игрой в группе занимаюсь звукорежиссурой, что мне очень нравится. В целом я не разделяю эти понятия: и там, и там я занимаюсь музыкой, просто в разных ипостасях, а это главное. Сейчас я много пишу для рекламы, и это тоже ощутимая статья дохода. Реклама — очень прибыльное занятие, к сожалению, более прибыльное, чем личное творчество в данный момент. Реклама всегда хорошо окупается. Я сотрудничаю с крупными компаниями, такими как «Газпром», Intel и «Макдональдс».

 

— Опция «быть в тренде» актуальна и для музыки. Следите ли вы за популярными ее направлениями?

— Слежу не настолько пристально, насколько, может быть, следует. Что-то ищу, но не конкретно для того, чтобы угнаться за трендами. Мне интересно понять, что сейчас вообще делают люди в музыке. Я периодически добавляю закладки с хорошими подборками современной музыки, интересной для меня. Набираю какое-то количество понравившихся песен и слушаю их, пока не надоест. Мне нравится многое: и тяжелое, и полегче. Я интересуюсь практически всеми музыкальными направлениями. К электронике только прохладно отношусь.

 

— Вы человек уверенный в себе? В своем творчестве?

— Это не одно и то же. Что касается именно творчества, а не концертов, то я постоянно чувствую себя в состоянии неуверенности. Мне кажется, без этого никак. Я часто говорю в интервью: «Неуверенность в том, что ты делаешь, стимулирует делать лучше». Главное, чтобы эти мысли были направлены в верное русло, а не так: «Все бросаю и ухожу вовсе из музыки». Меня устраивает то, что я делаю только в тот момент, когда я записываю композицию. Потом, когда слушаю повторно и анализирую, кажется, что все вышло так себе. Поэтому свои альбомы я не слушаю в принципе, чтобы не расстраиваться.

 

 

— В Петербурге музыканты склонны больше к депрессивной лирике. Атмосфера города не действует на вас удручающе?

— Нет, я, наоборот, вдохновляюсь Петербургом. Я очень люблю ветер, а тут он часто бывает. Воду люблю — особенно наш Финский залив. Зимой, конечно, тяжко, но меня это скорее вдохновляет, нежели удручает.

 

— У вас уже был смелый эксперимент с симфоническим оркестром. Готовы ли вы к дальнейшим музыкальным опытам?

— Да, я еще до выступления в «Эрарте» начал планировать некое действо. Пока не знаю точно, где оно будет проходить, в студии или в клубе. Я так или иначе владею всеми музыкальными инструментами — на том или ином уровне. И вот, хочу записать песню в присутствии гостей. Мы принесем записывающее оборудование, и я по очереди, с помощью наслоения, буду записывать все инструменты и вокальные партии. Может быть, параллельно буду рассказывать про инструменты — пока точного сценария нет. Результатом должна стать новая песня с необычным звучанием.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 23
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 17
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 74