интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
2 .. 4
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 61.32
  • 75.65
спецпроект
Работа над ошибками

Карьерные кейсы наших прадедушек

 

В XIX веке ценили такой формат карьеры: когда ты устраивался рядовым служащим, чуть ли не за кров и еду, а после поднимался по ступенькам к вершинам власти и богатства. Считалось, что только так ты приобретаешь истинную мудрость, опыт в управлении бизнесом — и уважение к труду подчиненных. «Понедельник» предлагает вам три подобные истории.

Текст: Ульяна Эшкинина

 

Яков Андреевич Рекк

 

Может ли сын поселянина стать финансистом? Тем более не имея за спиной ни капитала, ни связей, вообще не зная города? 19-летний Яков так и поступил, перебрался из Саратовской губернии в Москву, нашел место в банкирской конторе Николая Вертгейма — тем самым рядовым служащим. Ему потребовалось пять лет, чтобы занять должность управляющего. Даже по нынешним временам это стремительный рост! Рекк сумел сделать контору настолько привлекательной, что ею заинтересовался Русский торгово-промышленный банк, купил ее и превратил в свой филиал. Думаете, Яков остался на своей должности и двинулся на покорение новых вершин? Нет, он делает ход конем: покупает... кирпичный заводик в деревне. XIX век — время энергичного строительства. За шесть лет заводик принес Рекку такой доход, что позволил основать Московское торгово-строительное общество с капиталом в миллион рублей. Огромные по тем временам деньги, если учесть, например, что зарплата учителя составляла 25 рублей в месяц, а капитана армии — 90 рублей.

 

 

Общество занималось и перестройкой зданий, и торговлей стройматериалами, но главное — были возведены роскошные комфортабельные особняки на Поварской улице, в Мертвом и Гранатовом переулках, доходные дома на Пречистенке и торговые помещения на Никольской и Мясницкой улицах. Молодой, богатый и энергичный предприниматель обустроил Москву домами в стиле модерн с европейскими техническими удобствами, не изменив национального колорита города, хотя новаторские задумки Рекка и их воплощение в действительность немного пугали общество. Впрочем, желающих приобрести новинки было много. Не у всех были для этого достаточные суммы в наличных... Поэтому Рекк поступал как истинный банкир: в качестве оплаты за возведенные в Москве дома он стал приобретать имения в регионах: Киевском, Минском, Рязанском... Далее он дробил большие имения помещиков на мелкие хуторские хозяйства и продавал их крестьянам, ибо прекрасно знал, в чем те нуждались.

 

Генрих Афанасьевич Брокар

 

У этого предпринимателя с опытом и финансами все было хорошо. Генрих — потомок богатого французского парфюмера Атанаса Брокара, жил в Париже, с детства был посвящен в секреты мыловарения и создания ароматов. Но и он начинал не с директорских постов: в 22 года он перебирается в Россию и работает лаборантом на фабрике парфюмера Гика, мечтая о своем деле. Помогло изобретение: Брокар придумал новый способ изготовления концентрированных духов, продал разработку французской фирме, а на вырученные 25 тыс. франков организовал собственную мыловарню. По совету его жены, на каждом куске мыла стали печатать буквы русского алфавита, а самому мылу придавали разные формы: зайчика, рыбки, морковки. Назвали его «Детским» и продавали всего за копейку. Дешевизна и доступность мыла привлекли к Брокару самое многочисленное сословие, и его дела пошли в гору. Парфюмерия была для него не способом зарабатывания денег, а настоящей страстью. Вместе с женой они развивали свое дело: он создавал новые ароматы, изучал воздействие духов на эмоции человека, а она — придумывала название для продукции, вела переговоры и занималась дизайном упаковок. Вот такое разделение труда!

 

 

Созданная Генрихом компания «Брокар и Ко» властвовала на российском рынке. Этой фирме мы обязаны появлению пудры «Лебяжий пух», помады «Снежинка», одеколона «Цветочный», который стал первым массовым одеколоном России. Его «презентация» в 1882 году была не менее эффектной, чем сегодняшние. Выход в свет «Цветочного» сопровождался рекламной акцией — был построен фонтан, из которого вместо воды бил одеколон. Посетители бросали в него шарфы, платки и даже пиджаки, чтобы потом долго благоухать. Пик славы Брокара пришелся на выпуск духов «Персидская сирень», пользующихся популярностью еще несколько десятилетий. Парфюмер достиг своей цели — мирового имени и ошеломляющего триумфа собственной фирмы. А все почему? Потому что вначале выпустил на рынок доступный абсолютно всем копеечный продукт!

 

Иван Дмитриевич Сытин

 

Еще один предприниматель, который прошел длинный путь по карьерной лестнице, прежде чем стать крупнейшим издателем России и Европы, — сын волостного писаря из Костромской губернии Иван Сытин. Он начинал «мальчиком на побегушках». В 12 лет помогал скорняку на нижегородской ярмарке, потом поступил учеником к маляру, а в 15 лет отправился в Москву, где получил работу в книжной лавке купца Шарапова. Трудился подросток на совесть, но — таковы были тогда традиции — получать реальную зарплату стал только через пять лет. Прошло еще немного времени, и молодой работник завоевал полное доверие купца — тот даже отправлял его вместо себя с товаром на ярмарки в другие города.

Женился Иван Сытин выгодно: на дочери другого купца — кондитера Соколова. Приданое невесты составляло 4 тыс. рублей, еще 3 тыс. в долг дал Шарапов, и это позволило Сытину открыть свою литографическую мастерскую. Коммерческая жилка и изобретательный ум позволили ему сразу же провести в жизнь выгодный проект — выпуск карт боевых действий Русско-турецкой войны. Массовость и востребованность карт принесли предпринимателю настоящую известность.

 

 

Его успех можно сравнить с успехом его иностранных современников: Пулитцера, Херста и лорда Нортклиффа — титанов издательского мира, равных которым и сегодня найти сложно. К концу XIX века предприятия Сытина выпускали четверть всех печатных изданий страны. Книгоиздательское «Товарищество Сытина» постепенно становилось монополистом на издательско-полиграфическом рынке России. Компании принадлежит издание журналов «Вокруг света» и «Книговедение», газеты «Русское слово», нескольких энциклопедий, школьного «Букваря», не говоря уже о произведениях знаменитых писателей — Дюма, Жюля Верна, Конан-Дойла, Рида, Пушкина, Жуковского, братьев Гримм.

Не получив должного образования, Сытин всю жизнь работал с целью просвещения народа: «Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знаний». Его дальновидность и энергичность, готовность помочь нуждающимся сделали из него крупного газетно-книжного магната.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Раскопки? Легко!

Раскопки? Легко!

Планируем лето: подборка экспедиций, в которые вы еще успеваете записаться

22 апреля 2018 0 6
Одно облако на пять ударов сердца

Одно облако на пять ударов сердца

История физика-мечтателя, волшебный вербатим и почему в театр снова можно ходить за вдохновением

21 апреля 2018 0 12
Каков твой план Б?

Каков твой план Б?

Есть ли жизнь после журналистики?

20 апреля 2018 0 37