интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-2 .. -4
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

Кийосаки по-русски

 

За тринадцать лет Григорий Селищев прошел необычный путь: работал в Минфине и Минэкономразвития, курировал финансирование подготовки к Олимпийским и Паралимпийским играм в Сочи, затем занялся инвестированием и финансовым консалтингом — решил помогать другим людям обретать финансовую грамотность и независимость. Беседуем о том опыте, который наш герой за это время приобрел.

Текст: Анастасия Столбова

 

— Как вы попали на работу в Минфин? Вы мечтали о карьере чиновника?

— Я искал возможности. Сочи — относительно небольшой город. Через знакомых и друзей я был рекомендован, прошел собеседование и получил работу, которой посвятил три года. Отвечал за расходную часть бюджета, конкретно — за отрасль ЖКХ. Это сейчас есть ТСЖ, а тогда многое обслуживалось за счет государственного и муниципального финансирования. В мои обязанности входил контроль денежных потоков, чтобы всем организациям, которые предоставляют коммунальные услуги в городе, хватало денег.

— А как вы оказались в Минэкономразвития?

— В 2006 году Сочи выдвинул заявку на право проведения Олимпийских и Паралимпийских игр. Я тогда искал для себя новые возможности. Забавно, но я в жизни не составлял резюме для поиска работы через открытые источники, меня всегда рекомендовали и приглашали. И в этот проект я попал на ранней стадии, еще до того, как Сочи выбрали Олимпийской столицей. Это была «Дирекция развития города Сочи». Я отвечал за то, чтобы все объекты, вся федеральная программа подготовки к Олимпийским и Паралимпийским играм и развития города Сочи получили финансирование. Проект стал крупнейшей инвестиционной программой в истории города Сочи и России на тот момент. Объемы впечатляли — больше $10 млрд на более чем 250 объектов. Я возглавил отдел, который занимался планированием расходов, защищал бюджет, курировал вопросы госзакупок и поиска подрядчиков. Самое сложное было — успеть сделать все вовремя и качественно. Нужно было создать в чистом поле все лучшее в мире. Было много ограничений и обременений для строительства. Главная трудность — отсутствие опыта реализации таких проектов в современной России. Да, были Игры в 1980 году в Москве. Но мир изменился, изменились требования и стандарты. Все стало сложнее и технологичнее. Хорошо, что с нами охотно делились опытом, еще лучше, что мы сами активно развивались и создавали этот опыт, во многом уникальный в мире.

 

 

— Почему вы ушли из правительственных структур?

— Мне нравилось работать в государственной структуре, однако очень быстро пришло осознание, что пока я работаю на госслужбе, мне не прийти к главной цели — крепкой и финансово обеспеченной семье. Поэтому я перешел из госструктур в Олимпийский проект, который давал мне больше возможностей для роста, в том числе финансового. За семь лет я прошел путь от специалиста до директора департамента. Задачи постоянно менялись, я взбирался по карьерной лестнице, у меня был закономерный рост, в том числе и финансовый. В 2014 году я впервые начал всерьез задумываться об управлении собственными деньгами и начал очень активно инвестировать. По завершении Олимпийского проекта я перешел в управление крупным бизнесом. В феврале 2015 года на глаза мне попался труд Роберта Кийосаки «Руководство богатого папы по инвестированию». Эту книгу я считаю поворотной в своем финансовом образовании, с точки зрения управления личными финансами. Автор решил окончательно изменить свою жизнь и стать финансово свободным в 37 лет. У него ушло десять лет, чтобы выйти на пассивный доход. Первую книгу Кийосаки я прочитал в 33 года. В 34 года я отучился на независимого финансового советника в Anderida Financial Group. Тогда же принял решение оставить карьеру в бизнесе, начал практику независимого финансового советника и стал старшим партнером Anderida Financial Group. В 2017 году мне исполнилось 36 лет, и я уже вышел на пассивный доход.

— Как вы понимаете, во что стоит вкладывать средства, а во что нет?

— Я использую проверенную методику. Например, если мне предстоит большая важная покупка через полгода, то я не стану инвестировать деньги в акции или стартапы. И наоборот, если до цели довольно далеко или она не очень приоритетна, то можно использовать волатильный инструмент. Правильно говорить именно «волатильный», а не «рискованный». Многие путают эти понятия. Волатильный инструмент может колебаться в стоимости, но при правильном выборе приведет к достижению финансовой цели. Рискованный может дать снижение стоимости актива или полную потерю доходности. Я прописываю все характеристики инвестиции по параметрам. Составляю техническое задание на подбор инструментов с четкими критериями. Это тоже часть моей особой методики. Она одинакова как для меня самого, так и для моих инвесторов. Также важна предварительная проверка инвестиционных инструментов моей командой. Прежде чем инструмент дойдет до моего рассмотрения, он тщательно проверяется по объективным критериям командой профессионалов. Большая часть моих инвестиций — это недвижимость и фондовый рынок. При выборе бизнеса под инвестирование я смотрю не только на цифры и характеристики (это делается по умолчанию), а больше на людей. Кто они, что собой представляют, смогут ли развить бизнес, насколько они опытны, сплочена ли команда, есть ли мотивация на рост.

 

 

— А случались ли у вас неудачи, невыгодные вложения? Как вы действовали в таких ситуациях, чтобы сократить потери?

— Да, случались и не раз. Невозможно научиться хорошо ездить на велосипеде, ни разу не упав. Так же и в инвестировании. Мой личный опыт — 90% инструментов российского рынка. Одномоментно у меня было 96 инструментов инвестирования. Что же я сделал? Обратился в топ-3 российских компаний, работающих с капиталами частных инвесторов. Низкий уровень квалификации менеджеров, большие издержки, бюрократический аппарат, желание заработать максимум на инвесторе, а не привести его к финансовым целям, неумение работать с деньгами инвестора — все это в итоге привело меня к убыткам. Этот опыт больно ударил убытками по моим активам. Я потерял более $400 тыс. Чтобы снизить потери, я вышел из инструментов и зафиксировал убыток. Если бы я продолжил держать деньги в этих компаниях, мои убытки бы росли. Да, это очень болезненно, видеть, как снижается твой актив или падает доходность. Но всегда нужно найти в себе силы смириться с убытком сейчас, чем увеличивать его.

— Не переживаете, что дадите неверный совет и клиент потеряет деньги?

— Я использую слово «инвестор». Клиент — это человек, покупающий услугу или работу за деньги. А мы выстраиваем взаимоотношения на более эффективных и взаимовыгодных основах. Мне важно двигаться с инвестором к его целям не один год, а даже десятки лет. Поэтому вопрос выбора инструмента — это огромная подготовительная работа и ответственность. А не просто совет. Подбор осуществляется по особой методике. Это цельный алгоритм, который включает в себя разработку личного финансового плана, составление технического задания на выбор инвестиций, определение риск-профиля, развитие моих инвесторов и прочее. И, конечно, не забывайте про мой личный опыт. Когда у тебя все четко описано — вопрос подбора инструмента прозрачен, а результат прогнозируем.

 

 

— А что делаете, если инвестор вас не слушает или не согласен? Как убеждаете человека в своей правоте?

— Если человек не слушает или не согласен, то для этого всегда есть основание. Моя задача — найти истинную причину, показать ее инвестору. Вместе посмотреть со стороны. Как правило, люди не соглашаются и спорят не потому, что им не нравится подобранное решение. Причина в другом. В неправильных установках, убеждениях, плохих привычках и негативном опыте. Когда инвестор находит в себе мужество и энергию преодолеть эти отрицательные моменты внутри себя, он соглашается с моим предложением. Бывает и так, что люди гонятся за спекулятивными идеями и за сверхдоходностью. Хотят очень быстро из ничего стать богатым. Они уходят, теряют деньги. Но вне зависимости от причин ухода в 90% случаев они возвращаются.

— Получается, вы меняете мышление людей и показывайте им, как они могут стать богаче? То есть вас можно назвать русским Робертом Кийосаки?

— Мы оба (я и Роберт) стремимся сделать людей богаче. Но есть отличия в отношении к людям как инвесторам. Кийосаки дает мотивацию к развитию финансовой грамотности. И он в этом очень успешен. Но, в отличие от образовательно-информационного бизнеса Кийосаки, я даю готовую, проверенную, индивидуальную сбалансированную систему инвестирования. Моим инвесторам не нужно тратить годы жизни на обучение и разорять свой капитал на эксперименты.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 11
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 15
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 64