интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
1 .. 3
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 58.84
  • 69.30
спецпроект
Большие гонки

Космос как вдохновение

 

«Протон готовится к старту», «На Байконуре продолжается работа с мексиканским спутником связи» — эти новости как из романа братьев Стругацких «Полдень, XXII век». Стоит добавить в закладки «Новости Роскосмоса», чтобы иметь антидот от интернет-троллей, карканья экономистов-пессимистов и собственной лени. Как космос и его адепты по-прежнему вдохновляет нас становиться лучшей версией себя?

Текст: Светлана Хаматова

 

Школа смоделированного стресса

Что меня как журналиста раз и навсегда поразило в российских космонавтах? Не смейтесь — то, как они говорят. Как уверенно и четко строят фразы, всегда точно донося до аудитории любого размера то, что хотят сказать. Они знают, как ответить на любые, даже глупые и смешные вопросы. Не надо мне напоминать про заранее заготовленные шутки, которыми потчуют настырных школьников и язвительных студентов, — все это, возможно, и есть, но не отменяет искренних и глубоких ответов, рожденных здесь и сейчас.

Так вот, оказалось, это — побочный результат специальной парашютной подготовки. Будущий космонавт совершает прыжок с высоты 4 тысячи метров, вместе с ним прыгают инструктор и оператор с видеокамерой (порой, правда, хватает включенного диктофона в шлеме). Полет разделен на две части: до открытия парашюта и после. В первой необходимо решить логическую, математическую или физическую задачу — вслух, чтобы показать ход рассуждения. Ходили шутки (а то и не совсем шутки...), что если решение неверное, то парашют не раскроется. Андрей Борисенко, который полгода провел на МКС, смеется: ничего такого, конечно, не случится, но сам факт ошибки — это уже плохо. (Кстати, вы в курсе, что космонавты, как и простые смертные студенты, сдают экзамены и получают оценки? Две тройки — ты вылетаешь из отряда).

Вторая часть полета — не менее сложна: нужно приземлиться в заданной точке, а «по дороге» выдать что-то вроде мини-сочинения — о дружбе, о любви или о том, почему выбрал такую сложную профессию. Вот только в школе на это дают час-полтора и более, можно поработать с черновиком, а тут секунды стучат в висках, но аргументы, тем не менее, должны быть железными, построение предложений — правильным и логичным.

 

 

Затем психологи анализируют каждый прыжок, разбирают по косточкам каждый ответ, делают замечания, если не сумел распределить внимание, если заволновался или запутался. Все это делается затем, чтобы в критической ситуации космонавт не запаниковал, а был способен поддерживать связь с Центром управления полетами (ЦУП), выполнять команды, заниматься одновременно несколькими задачами. Еще одна цель — преодоление физической реакции тела на стресс. Не зря все это окрестили школой смоделированного стресса. С одной стороны, задачки отвлекают от того факта, что под ногами бездна и ты рискуешь жизнью. С другой, такая практика вырабатывает рефлекс: решать проблему, а не переживать. Полезно всем, не так ли?

Для справки: такая спецтренировка внедрена только в России. 

В своей недавно вышедшей книге «Руководство астронавта по жизни на Земле» канадец Крис Хэдфилд написал, что его учили беспокоиться о мелочах и «представлять себе самое плохое, что только может произойти». Между прочим, отличный пример того, что такой подход к жизни не превращает человека в угрюмого педанта — чаще всего космонавты обаятельны и умеют пошутить.

 

Через черный вход

Кандидаты в космонавты мотивированы мощно: они становятся избранными со всеми вытекающими. Но разве для нас наши мечты и цели менее дороги? Однако не каждый способен на такие же длительные усилия, с равномерным превосходным результатом, при этом с полным осознанием того, что ты можешь так и не приблизиться к воплощению своей мечты. 

«Терпение 80 level» — так это характеризуют в сети.

Обычно после сдачи всех экзаменов члену отряда космонавтов выдают соответствующую «корочку» с порядковым номером. Те, кто реально побывал в космосе, тоже «пронумерованы». И поверьте, второй список гораздо меньше. Так, у Андрея Борисенко «полетный» номер 110, а номер диплома он уже и сам не помнит — то ли 195, то ли 196. Это означает, что мечты восьмидесяти с лишним человек остались мечтами.

 

 

Восемь-девять лет чистого ожидания — стандарт.

То, что старт переносят, откладывают, — тоже. В каком-то интервью одного российского космонавта спросили, не страшно ли ему в момент взлета? Смысл ответа сводился к тому, что счастье от старта, который уже никто не в силах отменить, однозначно перевешивает. По словам того же Андрея Борисенко, полгода на станции показались ему тремя неделями, причем все дни были настолько насыщены, что не было времени скучать по Земле — «засыпая, думаешь о работе, которую предстоит сделать завтра».

Более того — это еще «быстрая» история: принял участие в отборе, который проводится Научно-исследовательским испытательным центром подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина, попал в число счастливчиков, прошел общекосмическую подготовку и т. д.

Понимая, какой высокий конкурс в отряд (раньше доходило до 7 тысяч на одно место, сейчас — примерно как в престижный вуз), многие выбирают смежные профессии. Олег Котов, сотый российский космонавт, работал врачом-испытателем в том самом гагаринском Центре подготовки космонавтов, Андрей Борисенко — был специалистом, а потом и сменным руководителем полета в знаменитом ЦУПе. Полистайте биографии других исследователей космоса, чтобы в этом убедиться!

Словом, есть с кого брать пример!

 

 

Экзамены для очень взрослых

Многие говорят, что учиться им было сложнее, чем работать. Частично это связано с тем, что обычно в университет приходит молодежь, которую еще нужно социализовать, «научить учиться». Происходит это параллельно с определением своего места в жизни, что усложняет задачу. Взрослые люди — это можно видеть на примере тех, кто получает второе высшее образование, заочников, — иначе относятся к занятиям, к контролю знаний: в чем-то более халатно («Я знаю, что мне это не пригодится»), в чем-то ответственнее («Я учусь для себя в этот раз, а не для корочки/родителей»).

Но все это меркнет перед экзаменами, которые сдают будущие космонавты (по большей части в возрасте за тридцать, а то и ближе к сорока) и их отношением к этому.

 

 

Никаких шпаргалок. Никаких «Я знал, но забыл». Все только устно — и очень быстро, потому что в космосе никто не даст ни тетрадку, ни времени что-то записать. (Весьма полезный навык! Согласитесь, многие из нас чересчур привязаны к блокнотам-гаджетам и прочим средствам фиксации информации.) Отвечают кандидаты в космонавты перед комиссией, в которую входит до десяти человек, заранее оговоренного списка вопросов нет, что до материала, который следует выучить, то это может быть несколько толстых книг, где все изложено конспективно, без разжевывания терминов. На «подумать» есть 30 секунд. Важный момент: если задача сложная, то рекомендовано в любом случае начинать рассуждение — в реальной ситуации в космосе ЦУПу это покажет, что космонавт в сознании и может логически мыслить, а там и решение придет. Попробуйте, кстати!

Таких экзаменов может быть около сотни. Весьма похоже на реальную жизнь, не так ли? А главное, какую отличную привычку все делать качественно и думать быстро формирует! 

Помню, кто-то пошутил, что после решения задачек во время прыжка с парашютом «обычный» экзамен, наверное, пустяки и вот бы так в школе нас всех нагружали. Какие кадры бы ковались!..

Заметили? Нам всем нужны какие-то условия, какие-то учителя-надсмотрщики, которые будут «нагружать», требовать. Между тем без ежедневных тренировок и занятий, заботиться о которых будущим космонавтам нужно самим, не обойтись. Для этого нужны полнейший самоконтроль и самодисциплина на протяжении... Ну, про сроки мы уже упоминали. Никакой надсмотрщик не сделает эту работу за вас.

Олег Котов рассказывал, что самое «сладкое» в профессии космонавта — встречи с людьми, которые находятся на переднем крае науки. Масса самых свежих знаний, последних открытий, в которых еще даже СМИ не разобрались — сенсация это или нет, позволяет трезво (а порой и оптимистично) смотреть на будущее и настоящее. Это также невероятно расширяет кругозор, что очень полезно, потому что экзаменаторы из той самой комиссии, о которой уже говорили выше, любят и вправе задавать вопросы «не по пройденному» — как, собственно, и жизнь.

 

 

P.S. Вместо выводов о том, что можно изменить в своей жизни, если ориентироваться на поистине космические образцы, — вы, надеюсь, сделаете их сами, вот несколько любопытных ссылок:

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Вы на Марсе или на МКС выходите?

Вы на Марсе или на МКС выходите?

Где можно купить путевку в космос?

7 мая 2015 0 326
Марс не атакует

Марс не атакует

Почему реализация проекта Mars One превращается в иллюзию

15 мая 2015 0 315
Будущее наступило: главные новости науки за 2015 год

Будущее наступило: главные новости науки за 2015 год

Самые яркие события в мире науки и исследований за минувший год

2 февраля 2016 0 297

Свежие статьи

Криптомечта и реальность

Криптомечта и реальность

От майнинга к реальным деньгам: свежий опыт

12 декабря 2017 0 31
От ветропарка до цифровых ценников

От ветропарка до цифровых ценников

Чем занимаются в «Роснано» и как «прописаться» в нанотехнологической отрасли

12 декабря 2017 0 15
Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 41