интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
0 .. 2
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.63
  • 70.36
спецпроект
Меняющие мир

На общественных началах

 

Архитектура бизнеса в России, который медленно, но верно перенимает западные тенденции, видоизменяется. Молодые интеллектуалы прорубают окна в закрытых для новшеств форматах коммерческой недвижимости и заставляют их обитателей во все глаза смотреть на Европу. Коворкинг из милого сердцу, но весьма несерьезного места обитания тусовщиков превращается в значимую площадку для развития бизнесов всех мастей.

Текст: Екатерина Ольхович

Иллюстрация: Анна Классен

 

По прогнозам экспертов, в 2015 году более 1,3 млрд человек во всем мире будут работать удаленно. Удаленно не только от душных офисов и несносных боссов, но и от родного холодильника, телевизора и уютных домашних тапочек — главных возбудителей лени.

Коворкинг — модель работы, когда независимые участники используют общее пространство для своей деятельности, призывает фрилансеров, стартаперов и малых предпринимателей всех стран объединяться.

10 лет эволюции

«Объединяющая» форма организации рабочего пространства существует с 2005 года: 800 городов в 81 стране мира предлагают «удаленным» работникам место в коворкинге. Формат приобрел такую популярность, что в течение последнего года на планете открывалось по три коворкинга в день. В Москве в 2013 году работало более 20 официальных коворкингов, в 2014-м открылось еще около полусотни. Всего в России насчитывается 143 коворкинга. Поначалу их путали с интернет-кафе, но ситуация изменилась. В свою очередь, антикафе с поминутной оплатой проведенного в нем времени стало переходным по функциям и эстетике пространством между кафе и коворкингом.

Для фрилансеров коворкинг — это возможность заполучить приличное пространство с отдельной переговорной для общения с клиентами (не обсуждать же дизайн сайта с директором солидной компании на кухне дома), удобное рабочее место, территорию для бесед с единомышленниками. Начинающий предприниматель ценит коворкинг за возможность оплачивать не аренду площади, а рабочее место. При этом охрана, связь, оргтехника, кофемашина остаются заботой организаторов коворкинга. Стартапер найдет в соседях по коворкингу поддержку и внимание. Всем обитателям интересны образовательные возможности пространств с приглашенными лекторами, а также выступлениями резидентов.

Где как не в коворкинге можно делиться с ближним знаниями и перенимать что-то новое!

 

Семь слагаемых

Успешность проекта коворкинга предопределена семью факторами:

1) В качестве места лучше выбирать заброшенное индустриальное помещение с историей. Располагать коворкинг на территории бывшего винного завода или оружейного производства — хороший тон.

2) Расположение поблизости к центру города или непосредственно в сердце мегаполиса, обязательно рядом с метро и желательно — с парковкой хотя бы для велосипедов, напрямую влияет на наполняемость.

3) Очень важен формат — если уж коворкинг ориентирован на креативных обитателей, то и «начинка» должна быть соответствующей. Станете ли вы известны благодаря масштабным мероприятиям, ориентации на вегетарианцев или исключительно ночным режимом работы — решать вам.

4) Оригинальный интерьер — базовое требование. Это бизнес-центры похожи, как две капли вода. Двух одинаковых коворкингов быть не может. Изучите все коворкинги в вашем городе и предложите что-то принципиально иное. Колорит и история здания, которые просто необходимо подчеркнуть в решении пространства, придутся по вкусу современным обитателям. Промышленный миксер в центре зала, если вы поселились на кондитерской фабрике, — то, что надо!

5) Наполнение коворкинга дополнительными смыслами в виде лекций, мастер-классов, тренингов и образовательных семинаров — необходимое условие выживания.

6) Коворкинг — не просто место, где можно арендовать стул и стол, а профессиональная среда: здесь архитекторы общаются с дизайнерами, а социологи с пиарщиками. Следите за тем, чтобы в число креативных резидентов не затесался разрушитель гармонии места.

7) Конечно, без грамотного администрирования паззл не сойдется. Оргкоманда коворкинга с горящими глазами и горячими сердцами — седьмое и главное требование, которое предъявляется к успешному проекту.

Впрочем, не идеей единой живут организаторы. Первый государственный коворкинг «Нагатино» на 100 рабочих мест открыт в бывшем здании московской мебельной фабрики при поддержке департамента науки, промышленной политики и предпринимательства. Заинтересовать государственных мужей или крупный бизнес качественным проектом с целью софинансирования — задача организаторов.

 

 

Андерс Лильенстольпе, заместитель регионального директора SRV в России, считает, что хороший коммерческий эффект, если речь идет о креативных пространствах будь то коворкинг или музей, дает слияние общественных зон старого (концертные залы, библиотеки) и нового (торгово развлекательные центры) типа:

«При этом стоит опираться на принцип интерактивности, на интересы разных поколений. Посещаемость вырастает в разы! Парк развлечений Angry Birds, соседствуя с библиотекой, будет привлекать в нее новую публику. Мы всегда видим в якорном арендаторе коммерческий компонент. Но эмоциональный фактор играет не меньшую роль в успешном проекте. Разумеется, библиотека, место, где книгу дают бесплатно, не сможет платить аренду по 500 евро за квадратный метр. Поэтому перенос общественных пространств старого типа в коммерческие комплексы возможен лишь при поддержке властей и налоговых льготах для девелопера».

Примером может также служить знаменитый проект «Ливерпуль-1», где произошел редевелопмент депрессивного и криминального района. Традиционные общественные пространства интегрированы в многоуровневую пешеходную зону нового типа с новым парком, открытыми рынками, барами, торговыми центрами. Другой пример — «Мануфактура» в Лодзи, где на 27 га бывших заводских территорий успешно работают не только торговый центр и отель, но и два музея.

Петербургский Музей уличного искусства, который летом 2014 года открылся на территории завода слоистых пластиков, в первую очередь ориентировался на туристов. Координатор музея Ксения Пискунова отмечает, что за летом его посетили 15 тыс. человек:

«В первую очередь мы рассчитывали на туристов, но приходили и жители района, в том числе пожилые пары. Это отвечает нашей основной цели — оживить интерес публики к промышленным и спальным районам. В Красногвардейском районе, где расположен музей, до последнего времени не было ничего, кроме нескольких ТРК.  Модернизация районной библиотеки им. Н. В. Гоголя, где сейчас проходят лекции, дискуссии, мастер-классы, которая служит в том числе и бесплатным коворкингом, показывает, что потребность петербуржцев в таких пространствах очень велика, их стоит развивать».

 

Дискуссионный клуб

Участники дискуссии в рамках форума PROUrban 2014 «Изменение образа жизни людей — изменение трендов в девелопменте» заглянули в будущее и попытались представить, как будут выглядеть офисные пространства в будущем. О фрилансе как о новой форме труда в постиндустриальных городах упомянула Ольга Селезнева, профессор урбанистики Европейского университета в Петербурге: «Гибкий режим занятости рождает новые требования к рабочему пространству. За последние 8–10 лет развитый мир перешел от использования кафе в качестве рабочего пространства к коворкингу. Первый коворкинг The Hat Factory появился в Сан-Франциско. Его создал программист Бред Ньюберг в 2005 году. В Европе они распространились в 2008–2010 годах, а в России — с 2011-го и сейчас существуют во всех городах-миллионниках. Коворкинг предлагает возможности для совместной работы. Там можно трудиться в одиночку или с соседом, можно организовать лекцию, презентацию, встречу, то есть это многофункциональное пространство. Атмосфера коворкинга, даже если в нем трудятся специалисты из разных сфер, способствует вдохновению и более высокой производительности. Разновидность коворкинга — хакер-спейс, пространство, ориентированное не только на интеллектуальный труд, но и на производство. Они собирают специалистов в сфере IT и сейчас привлекают внимание крупных корпораций и венчурных фондов. Cambridge Innovation Center вырос из идеи хакер-спейса. Он работает как инкубатор: из маленьких стартапов здесь выращивают серьезные компании».

 

Пока в IT-сфере работников коворкингов менее 10%, но инновации, как показывает мировая история, всегда произрастают в небольших сообществах. Пол Завиленски, управляющий офисом Microsoft-Austria, руководитель проектов компании в области недвижимости, отмечает, что в сфере высоких технологий сосуществуют люди нескольких поколений: те, кто привык работать в одной компании по пятьдесят лет, делят офис с молодыми и амбициозными работниками, которым сложно усидеть на месте. По мнению австрийского участника дискуссии, в эпоху войны за таланты рабочее место должно учитывать все привычки, потребности и интересы специалистов. «График, подразумевающий полную занятость, возможно, вообще исчезнет в ближайшие 20–30 лет в связи с цифровой революцией и с тем, что граница между личной и деловой жизнью становится все более размытой. Кроме того, работник, который приехал в офис, два часа простояв в пробках, — не самый продуктивный. „Майкрософт“ не стремится контролировать время, когда сотрудники приходят на работу. Если XX век делал упор на контроль, управление и иерархию, XXI век — это свобода и доверие. Наш департамент работает над офисными пространствами, где рождаются идеи. Например, над проектом офиса в Вене трудилось 400 человек. Разные типы пространства рождают разные виды креативности. Более того, поскольку многие руководители не должны постоянно присутствовать на рабочем месте, а сотрудники используют гибкий график, „Майкрософт“ существенно экономит на арендных площадях и инфраструктуре», — отмечает Пол Завиленски.

Российские девелоперы видят рынок коммерческой недвижимости России в несколько ином свете. Игорь Водопьянов, управляющий партнер группы «Теорема» (проект БЦ «Бенуа»), не наблюдает массового спроса на новые решения в офисном сегменте. Он отмечает, что к open space тяготеют только компании, в которых есть серьезная доля западного капитала:

«Наше градостроительное законодательство и строительные нормы допускают лишь стандартизированные решения — и в жилье, и в бизнес-центрах. Поэтому, сколько идей мы бы ни закладывали в проект, на выходе все равно получается „автомат Калашникова“. Наш проект с общественным парком на пересечении Пискаревского проспекта и Свердловской набережной, где мы расчистили пруд, поселили лебедей и белок, реализуется не просто на чистом энтузиазме, но и в непрерывном противодействии родного государства.

Но главное: чтобы красивые идеи развивались, сюда должен прийти капитал. А благодаря активной жизненной позиции России на мировой арене, здесь он в ближайшее время не появится».

 

Кохаузинг — дом для бизнеса

Александр Басалыгин, старший руководитель проектов BS Art Development Group, занимается адаптацией старых зданий к потребностям нового поколения. Его компания управляет бывшим заводом в третьем дворе в центре Петербурга. Александр готов работать и со зданием, недавно построенным крупной компанией, или просто с участком, где возможно контейнерное строительство. Это пространства, ориентированные на современный малый бизнес европейского типа, когда люди сами задействованы в своем деле с очень низким уровнем рентабельности:

«Еще восемь лет назад люди искали для бизнеса помещение в стрит-ритейле, с большим трафиком и возможностью сделать броскую вывеску. Сейчас потребитель приходит не с улицы, а из интернета. Приобретают популярность кохаузинги — и как способ проживания, и как бизнес с низкой точкой входа. Кохаузинг — сообщество, члены которого вместе арендуют жилье и решают бытовые вопросы на основе взаимопомощи. Подразумевается наличие общей кухни, детских игровых комнат».

Борис Юшенков, координатор проекта «Общественная платформа», отмечает, что успешные примеры новых общественных пространств есть и в Петербурге: «Посмотрите, как здорово получился „Дивный город“ в ТРК „Гранд Каньон“, где собственник разместил театр „Плоды просвещения“ на 240 мест, не жалуясь на отсутствие поддержки государства и налоговых льгот. В результате посещаемость этой части ТРК, которая едва достигала 3 тыс. человек в день, выросла до 14 тыс. Благодаря этому проекту собственник смог поднять ставки на 15% по всему комплексу площадью 80  тыс. кв.  м.»

 

Впрочем, некоторые участники дискуссии с сожалением отметили, что в ближайшие годы в России будут востребованы не новые форматы и креативные пространства, а дешевые решения для элементарного выживания бизнеса. Хотя что может быть дешевле коворкинга?

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Необычные корпоративные подарки

Необычные корпоративные подарки

Корпоративные подарки редко отличаются оригинальностью и практичностью.

15 декабря 2013 4 1493
Этот город — самый лучший город на земле

Этот город — самый лучший город на земле

Бежать ли из Петербурга в Москву в поисках работы?

4 декабря 2015 1 351
Нарисуем — будем жить

Нарисуем — будем жить

Чего ждать от рынка жилой недвижимости в 2016 году?

18 марта 2016 0 248

Свежие статьи

Это танцы, детка

Это танцы, детка

О главных уличных стилях и фестивале Respect My Talent

18 ноября 2017 0 16
PR опять (все еще) удивляет

PR опять (все еще) удивляет

Хайп, звезды и бесплатные билеты: лучшие пиар-ходы 2017

17 ноября 2017 0 35
Ка!Ба!Ре!

Ка!Ба!Ре!

Где учиться, чтобы потом стать управляющим ресторана или владельцем гостиничного бизнеса?

17 ноября 2017 0 24