интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-2 .. -4
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

Очень деловые (часть 2)

 

Продолжение статьи о женщинах, меняющих мир в непростой патриархальный XIX век. О наших с вами соотечественницах, историями о которых полон Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей.

Текст: Ульяна Эшкинина

 

Анна Красильщикова

 

Отец Анны был крестьянином, но сумел выбиться в люди, разбогател и удачно сосватал дочку в купеческую семью Красильщиковых, которые, как можно догадаться по фамилии, занимались цветными тканями. Увы, выгодная партия чуть не обернулась банкротством: супруг скоропостижно скончался, дела расстроены, на руках у крестьянки-купчихи осталось шестеро детей. Она не стала причитать, а взялась за дела, встав во главе одного из крупнейших текстильных предприятий России.

Хорошо зная нужды работников, Анна щедро помогала им как деньгами, так и материалами, но за это требовала жесткой дисциплины на производстве: был установлен четкий режим работы, поддерживался идеальный порядок, а тех, кто попался на воровстве, она увольняла вместе со всеми родственниками. Все признавали в ней справедливую хозяйку, так что конфликты разрешались без крика и разбирательств.

 

 

Возглавив ткацкую фабрику в 1875 году, Красильщикова стремительно наращивала обороты. За двадцать лет предприятие обросло подсобными производствами — кирпичным и механическим заводами, лесопилками. У Красильщиковой имелись железнодорожная ветка, пароходство на Волге, опытные поля, леса, пасека. При ней капитал увеличился с 2,5 до 8 млн рублей, трудилось на нее 9 тыс. рабочих, фабрика формировала жизнь целой округи. Здесь вырабатывались различные виды хлопчатобумажных тканей, особенно костюмные ткани темных тонов, которые не линяли при стирке. Товар славился своим черным цветом и качеством, он нарасхват раскупался на рынке, его прозвали «черный хлеб». Ткань Красильщиковой была такой же необходимой и востребованной, как и черный хлеб. Прочность, долговечность, качество и, самое главное — доступность привлекали как материально обеспеченных людей, так и тех, кто только недавно сбросил с себя «крестьянское иго».

Детям Красильщикова передала отлично отлаженное производство, немаленькое состояние и лояльную армию покупателей. В наши дни ее бы наградили знаком качества «Народная марка», не меньше. И точно бы учились у нее тайм-менеджменту, ведь «Сама», как почтительно называли ее рабочие, вставала в шесть утра и до десяти вечера занималась делами. Кстати, подобно Стиву Джобсу, Красильщикова — уж на что богатая женщина! — не сильно заботилась о том, в чем ходить: у нее и было-то всего два платья: рабочее и праздничное.

 

Аграфена Растеряева

 

Бизнес — не женское дело? С этим явно не согласилась бы купчиха первой гильдии Аграфена Растеряева, хозяйка Санкт-Петербургского металлического завода, которым она стала руководить с 1861 года — в пятидесятилетнем возрасте! Когда ее отец-фабрикант умер, она не только возглавила семейное предприятие, но и привела его к успеху. Растеряева активно способствовала разработке первой торговой марки завода и получила право клеймить изделия государственным гербом. Завод постепенно выходил на зарубежный рынок.

 

 

Спустя всего лишь четыре года управления Аграфена Растеряева заключила выгодный и престижный госдоговор — первый госзаказ от телеграфного Управления Министерства внутренних дел на поставку большой партии «телеграфической проволоки», которая ранее закупалась в Англии. Вскоре после этого металлический завод расширил свою клиентскую базу. Его заказчиками были все главные театры, дворцы, музеи, храмы и заводы Петербурга. Телеграфическая проволока стала востребованной продукцией.

Растеряева проявила себя как хваткая и деловая женщина: она расширяла производство и занимала новые ниши — мостостроение, котлостроение, создание подъемных механизмов, изготовление крупных металлических конструкций. Именно она производила легкие, словно невесомые воздушные переплеты, поддерживающие стеклянные своды галерей ГУМа и ЦУМа в Москве, каркасы куполов Спаса на Крови, своды зрительного зала Марииинского театра, центрального зала Главпочтамта, стропила и перекрытия театра Эрмитажа, Академии художеств. И это всего лишь малая часть зданий, к которым прикоснулся завод Растеряевой, уже в то время имевший славу «металлического гиганта». Эта женщина доказала, что не существует разделения между «женским» и «не женским» занятием.

 

Евгения Ольденбургская

 

Еще одна дама, деятельность которой разрушала общественные стереотипы. Она имела собственный бизнес и принимала в его развитии активное участие, несмотря на то, что к ней должны были обращаться не иначе, как... «ваше высочество»! Ведь она была принцессой и происходила из рода Романовых. Урожденная герцогиня Лейхтенбергская, по матери она являлась внучкой императора Николая I.

 

 

В 33 года Евгении наскучили дворцовая жизнь, пафосные балы и всевозможные интриги, и в 1878 году она купила в Воронежской губернии за 500 тыс. рублей имение Рамонь площадью 4 тыс. десятин (около 4378 га) со свеклосахарным и винокуренным заводами. Эта женщина обладала талантом организатора и лидерскими качествами. Она развернула буйную хозяйственную деятельность: реконструировала сахарный завод, переведя его на диффузионную систему, машинную паровую технику. Со временем провела 20-километровую железнодорожную ветку до Рамони, которая действует до сих пор. А также принцесса открыла рафинадный цех и паровую фабрику конфет и шоколада. Она выписывала из столицы высококвалифицированных специалистов-кондитеров и нанимала сезонных рабочих, которые приезжали из разных мест и жили в общежитии.

В качестве подсобных служащих пользовались трудом местных крестьян и подростков. Производство быстро расширялось. Согласно прейскуранту, вырабатывалось свыше 400 наименований. К ним относились известные на всю страну шоколад «Спорт», «Детский», «Рябиновый», «Здоровье» и мармелад «Империал», конфеты с названиями «Гренадинъ», «Гуайава», «Шедевръ», а также «Русские герои», леденцы, молочная помадка и многие другие изделия. Ассортимент фабрики отличался богатством и разнообразием. За границей продукцию отмечали высокими наградами: на выставках в Лондоне, Париже и Брюсселе конфеты награждались золотыми, серебряными и бронзовыми медалями, а сама фабрика завоевала высшую награду — Гран-при.

Так, отойдя от дворцовых дел, принцесса Евгения построила огромную «сладкую» империю, в которой была уже королевой!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 11
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 15
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 64