интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
9 .. 11
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.09
  • 67.30
спецпроект
Меняющие мир

По подиуму — в бумажном платье

Платья — из ткани, куклы — из пластмассы, маски — из гипса. Так мыслит большинство людей, а петербургская художница Ася Козина — иначе. В ее мире все из бумаги, и к оригами это не имеет никакого отношения. Работы Аси хранятся в музеях и галереях России и Украины, ее приглашают на зарубежные площадки. Оперные дивы мечтают выступить в париках, которые она создает, а модели фотографируются в ее бумажных нарядах. О творческом процессе, стереотипах и покорении мира Ася рассказала «Понедельнику».

Текст: Анна Князева

— Ася, с чего началось ваше увлечение? Наверное, в детстве, как многие, вырезали снежинки к Новому году?

— Снежинки, честно говоря, меня никогда особенно не интересовали. Было по-другому: в десять лет я заболела, и нужно было проводить много времени в постели. Заставить ребенка смириться с этим, сами понимаете, нереально, и мама задумалась: чем бы меня увлечь? Читать я не очень любила, поэтому она дала мне в руки ножницы и бумагу и показала, как вырезать фигурки. Я постоянно вырезала каких-то загадочных персонажей: кошку, торгующую ботинками, человека-голову… Мы с братом играли ими как куклами. Все эти «шедевры» я потом аккуратно наклеивала в альбом. Этот кладезь детских поделок хранится у меня до сих пор и, возможно, когда-нибудь даже попадет на выставку.

 

 

— Кстати о выставках. Как организовали первую?

— Все началось с того, что на втором курсе университета, где я изучала декоративно-прикладное искусство, появился предмет «бумажная пластика». Моей итоговой работой была кукла в историческом костюме. На экзамене я успешно ее «защитила», и впереди было целое лето, которое я потратила на изучение бумажной пластики. Работала без учебников и учителей — сам материал открывался по-новому с каждой новой работой. Помню бессонные ночи, когда я вырезала, вырезала… За лето я сделала 23 (!) куклы ростом 25–28 см, а уже через 4,5 месяца в 2007 году открыла свою первую персональную выставку в музее родного украинского города Черкассы.

 

 

— Неужели вот так просто любой может выставить свои работы в музее?

— Конечно, нет. В музей так просто не попасть, но я в те годы работала в школе, и директор написал просьбу о том, чтобы их педагогу (то есть мне) посодействовали в открытии выставки.

— Популярность пришла быстро?

— Первая же выставка спровоцировала всплеск интереса к бумажному искусству в Украине. Меня начали приглашать на всевозможные курсы повышения квалификации и мастер-классы, работы «поехали» на российские и международные фестивали… Бумажное искусство было в то время для многих в новинку — люди знали только об оригами, а тут такое!

 

 

— А каким был первый коммерческий заказ?

— В 2008 году я сделала юбку в полный рост, в которую можно было зайти и сфотографироваться в ней. Это была первая работа, за которую мне заплатили. Из последних — бумажные лошади, платья, бабочки, которые стали частью рекламной компании известного бренда нижнего белья.

— Расскажите, как создается одежда из бумаги: какие нужны инструменты, приходят ли модели на примерку? Есть что-то общее с работой модельера, который шьет из ткани?

— Это больше похоже на архитектурное моделирование, только очень свободное — без правильных углов и циркуля. Поэтому в работе использую только скальпель, планшет и бумагу. Примерки не провожу: стоимость одного дня работы профессиональных моделей такая высокая, что если бы они еще и приходили примерять костюм, заказчики понесли бы сокрушительные финансовые потери! Если возникает необходимость, примеряю одежду на себя. Правда, иногда это приводит к забавным ситуациям. Как-то раз у меня заказали юбку, и, учитывая, что демонстрировать ее будет профессиональная (а значит, высокая) модель, я брала в расчет свой рост (170 см) плюс каблуки. Но когда модель «зашла» в эту юбку, пояс у нее оказался где-то в районе бедер или даже ниже! Пришлось экстренно «перекраивать». Хорошо, что это случилось не прямо перед съемкой.

— А что, и такое бывает?

— Бывает. Однажды я создавала плащ для фотосессии, пока моделей гримировали. Делать это заранее где-то в другом месте было бессмысленно — плащ был такой хрупкий, что мы бы его просто не довезли. Конечно, есть костюмы, которые удается сохранить и использовать в нескольких проектах, но все-таки многие из них — «на один раз». А вот бумажные скульптуры, если создать для них правильные условия, отлично сохраняются. Моим первым работам, например, уже девять лет, и они как новенькие, потому что стоят под стеклом.

 

 

— Ну, а когда нет таких экстремальных ситуаций, вы работаете в своей мастерской?

— Мастерская (если можно так назвать квартиру с голыми стенами) у меня есть, но полноценно проводить там время проблематично — у меня маленький ребенок. Так что многое приходится делать дома. А вот работа над крупными проектами обычно ведется в помещении, предоставленном заказчиком. Это удобно, в том числе и потому, что не нужно ничего никуда перевозить. Лошадей и костюмы для фотосессии «Дикой орхидеи», например, мы изготавливали прямо в их главном офисе. А недавно ездили в Подмосковье в «Гридчинхолл» — это большое пространство, где можно и работать, и фотосессии устраивать, и жить — там есть даже кухня. В таких мастерских мы иногда проводим несколько дней подряд — все зависит от масштаба проекта.

— Ася, среди ваших работ много платьев, париков. Никогда не мечтали стать модельером или мастером по прическам?

— Тема моды и правда начала меня волновать раньше, чем бумага. Когда я была маленькая, бабушка подарила мне бумажную куклу — такую гламурную барышню в нижнем белье. Я на нее нарисовала тьму-тьмущую костюмов! А когда мне исполнилось девять, папа на полном серьезе спросил: «Ты решила, кем будешь в жизни? Если модельером, то я начну заниматься твоей карьерой!» Естественно, в таком возрасте принять столь серьезное решение я побоялась и ответила: «Нет, папочка, еще не решила». В итоге так модельером и не стала. Кстати, шить я научилась только в университете, а с выкройкой до сих пор не дружу.

— Одна из ключевых тем вашего творчества — свадебные платья народов мира. Почему?

— Свадьба и платье невесты — самое выразительное, что бывает в жизни девушки! Свадебные костюмы в старину могли готовить годами, и были они невероятно интересные. В одном индийском селении, например, невесту обвязывали белыми шарфами. Девушка становилась похожа на снежный шар: не видно ни ног, ни рук! А частью свадебного японского костюма была шапочка, которая, согласно описанию наряда, нужна была, чтобы скрывать… рожки ревности! Я восхищаюсь теми, кто чтит традиции своего народа и выходит замуж в национальном свадебном костюме.

 

 

— Но ведь национальные костюмы очень сложные, замысловатые. Как удается учесть все детали?

— Я перелопачиваю кучу литературы, обращаюсь в музеи, ищу информацию в интернете… К сожалению, в сети она не всегда полная и достоверная, а иногда вообще не знаешь, где ее достать. Во время работы над костюмом марокканской невесты, например, я никак не могла понять, как же сшито ее платье. Совершенно случайно в социальной сети «В контакте» нашла девушку, которая вышла замуж в Марокко в традиционном национальном костюме, и написала ей: «Пожалуйста, помогите художнику!» Невеста откликнулась и раскрыла секрет своего свадебного платья. Оно, кстати, очень забавное: невеста в нем похожа на сфинкса или… диван! Мне повезло, что эта девушка была родом из России, иначе без переводчика общаться было бы сложно.

— Насколько бумажное искусство развито в России? Конкурентов много?

— Что в России очень развито и делается массово, так это бумажный свадебный декор. Но я бы не называла его искусством — скорее это способ быстро заработать. А вот тех, кто занимается именно искусством, не очень много. Просто у наших людей есть стереотип, что бумага — материал очень хрупкий: порвется, помнется, сгорит. Когда я открывала свою первую выставку, в книге отзывов кто-то написал: «Зачем так много времени тратить на двухгривенную работу?» (я ведь всем рассказывала, что на куклу уходит два ватмана, цена каждого из которых — одна гривна). В мире же работы из бумаги — это настоящее искусство, за которое платят большие деньги. Их выставляют на аукционах, украшают ими дом… За рубежом в бумаге никто не сомневается, поэтому и оправдываться не нужно.

— Кстати, я читала, что на Западе сейчас модно делать наряды из газет или даже туалетной бумаги! Как вам такое искусство?

— Экоарт — так называется это направление — показывает, что из, так сказать, отходов можно сделать произведение искусства. Но все-таки искусством я бы это не назвала. Истинный художник — это человек, чьи работы выставляют в галереях, покупают, или они попадают в собрания художественных музеев. Его коллекции постоянно пополняются, а платье из туалетной бумаги — оно одно. Ну сделал его дизайнер, показал, какой он классный, и про него забыли. Кто-то другой сделает платье из грязных носков — застолбит за собой это место. Я называю такое явление «15 секунд славы» — яркая вспышка, после которой человек никуда не двигается. Правда, есть одно известное платье, сделанное из американского телефонного справочника, которое мне очень нравится! Но мы не знаем имя его создателя. Не потому, что неинтересно — просто «выстрелила» лишь одна его работа.

 

 

— А ведь у вас тоже недавно случился всплеск популярности, когда в интернете появилась фотосессия с бумажными париками эпохи барокко.

— Да, и у меня в голове не укладывается почему! Это был коммерческий заказ без особых творческих и художественных задач. Одной семье захотелось пафосную фотосессию, а когда фотографии были готовы, они разрешили их опубликовать. Муж разместил их в портфолио на Behance — и началось! Каждый час фотографии просматривали по 1000 человек, мне постоянно звонили журналисты, просили дать интервью — ажиотаж был бешеный! Но главное, есть работы, которыми я по-настоящему горжусь, — фантастические цветы, например. Ими сейчас интересуются многие профессионалы, разбирающиеся в искусстве. Даже Марат Гельман обратил на них внимание — хочет выставить мои цветы на улицах Черногории. А пресса и интернет-пользователи этот проект не заметили — обидно. Ну что ж, парики так парики (смеется).

— Но ведь красиво же! А кто-то еще заказывал парики?

— Оперные певицы часто обращаются с просьбой сделать им такой парик для выступлений. Если честно, я с трудом представляю, как они смогут в них, например, кланяться, потому что есть некоторые технические сложности. Но когда-нибудь я решу эти проблемы, так что от заказов этих не отказываюсь — просто временно откладываю сотрудничество.

— Знаю, что много заказов поступает из-за рубежа. Откуда такое внимание именно к вам? Вы ведь говорили, что в мире многие занимаются бумажным творчеством.

— Действительно, поступает много обращений из Америки, Австралии, Италии. Ведутся переговоры о том, чтобы везти некоторые работы в Нидерланды. Галерея в Казахстане выкупает несколько моих работ. Видимо, у меня есть свой стиль, который выделяется среди других художников, работающих в этом направлении. А индивидуальности всегда ценятся. Например, авторы двухтомника Paper Secret стремились составить максимально полную подборку художников, работающих с бумагой. И, естественно, их интересовали люди, работающие в разных техниках.

 

 

— А вам хотелось бы попасть в такую книгу, стать частью истории?

— Я надеюсь, что, по крайней мере, в истории родного города на Украине я уже осталась — там до меня никто ничего подобного точно не делал! Но больше всего на свете мне хочется открывать много насыщенных, классных выставок! А попадать в книгу — это необязательно.

— Как справляетесь с наплывом популярности?

— Помогает муж: он взял на себя оргвопросы, которые я просто не успевала бы решать сама. У нас появились менеджер и команда, которая сделала сайт, пишет пресс-релизы, помогает вести переговоры с прессой и договариваться о съемках. Выставки для меня важнее и интереснее коммерческих заказов, поэтому многие предложения — оформление магазинов или модных показов — приходится отсеивать.

— Но если бы вам предложили организовать свой собственный модный показ, согласились бы?

— Конечно, почему бы и нет. Кстати, я в 2014 году я должна была участвовать в Berlin Alternative Fashion Week. Но поскольку скоро у нас должен был родиться ребенок, мы не поехали. А сейчас сын чуть-чуть подрос, и можно его оставить с бабушками, так что если пригласят еще, обязательно поедем.

 

 

— Какое платье из бумаги вы сделали бы для себя? В каком сами вышли бы на сцену?

— Я видела платья, сделанные из бумаги, сложенной «в гармошку». В них нарушена пропорция человеческого роста: за счет очень длинной юбки ноги удлинены до безобразия. Но мне это так понравилось, что, если бы я захотела надеть бумажное платье, то выбрала бы что-то подобное. А вообще, мне больше нравится смотреть на свои работы со стороны. Если бы у меня был свой показ мод, я бы, наверное, стояла за кулисами и визжала от восторга!

— Ася, дайте совет тем, кто хочет преуспеть в своем деле, запомниться как личность, покорить мир.

— В детстве я прочитала в каком-то дурацком гороскопе, что все тельцы медлительны, и это стало моим навязчивым комплексом. А сейчас вы не представляете, как быстро я все делаю! В 20 лет я ненавидела рисунок, а родители-художники буквально заставляли меня рисовать. Но я бросила — не каждый на это решится. Хотя страшнее смотреть на людей, которые изо дня в день ходят на нелюбимую работу. Так что, наверное, смелость — это то, чего многим не хватает, чтобы покорять мир. Нужно уметь рисковать, быть собой, бросать и начинать заново, смело идти к своей мечте. Начинающему художнику не стоит ждать быстрой отдачи, в том числе — финансовой. Нужно работать, вкладывать все ресурсы в свои идеи, кооперироваться с творческими людьми, нарабатывать опыт. И, конечно, использовать интернет по полной программе. К сожалению, какими бы талантливыми вы ни были, об этом никто не узнает, пока вы сами о себе не заявите!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Культурный пиар

Культурный пиар

Чем хороша должность специалиста по связям с общественностью в малом музее

8 февраля 2015 0 763
Все дело в шляпе

Все дело в шляпе

«Понедельник» побывал на выставке шляпных дел мастера Филипа Трейси в «Эрарте»

14 февраля 2015 3 585
Модная выгода

Модная выгода

Основательница марки NNedre Нелли Недре о том, как сделать свой бренд продаваемым

10 декабря 2015 0 488

Свежие статьи

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

Реальные страхи: чего мы боимся на самом деле и как с этим справляться?

17 октября 2017 0 7
Врач из Святой земли

Врач из Святой земли

Правдотерапия: почему израильская медицина признана лучшей в мире?

17 октября 2017 0 7
Правильный фрилансер

Правильный фрилансер

Как не ошибиться с подбором исполнителя под ваш проект

16 октября 2017 0 35