интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
24 .. 26
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 63.49
  • 73.93
спецпроект
Ставь смайл!

Покажи личико

 

Искусственный интеллект, заключенный в маленькие вездесущие камеры, долгое время оставался мечтой режиссеров футуристических блокбастеров. Сегодня сегмент видеоаналитики — один из самых растущих на российском рынке видеонаблюдения. Как новые технологии внедряются в информационную структуру нашей страны? Чьи лица попадут в объектив и что говорит закон «О персональных данных»?

Текст: Анжела Патракова

 

Покоритель Африки

 

В октябре этого года в России появился новый программный продукт для интеллектуального видеонаблюдения. Faceter — это интеллектуальное программное обеспечение для распознавания лиц и анализа видеопотока с камер наблюдения.

По словам разработчиков, внедрение Faceter может снизить уровень преступности и повысить раскрываемость преступлений: технология научит системы безопасности отправлять сигнал тревоги, например, в момент непосредственного нападения. Кроме того, программа автоматически ищет лицо преступников по архивам видеозаписей.

Компания уже завершила пилотные проекты в Южно-Африканской Республике — технологию опробовали в пиццериях, в сети казино, интегрировали в бизнес-приложение SAP. Потенциальные клиенты сервиса — это представители бизнеса и госслужбы, которые смогут контролировать доступ в офисы, специализированные помещения и закрытые территории.

 

 

К 2018 году компания планирует запустить бета-версию продукта для массовых потребителей. Faceter станет частью «умного» дома: жильцы будут получать оповещения на смартфоны о возвращении домой членов семьи, а также о различных чрезвычайных ситуациях.

«Люди смогут использовать наш высокотехнологичный сервис по стоимости, сравнимой с ежемесячной платой за домашний интернет», — говорит сооснователь и СТО Faceter Владимир Черницкий.

 

Де-юре умывая руки

 

Ситуация с законодательством в отношении систем интеллектуального видеонаблюдения многим кажется неоднозначной. В основном все зависит от того, кто и с какой целью будет использовать видеоаналитику. Так, распознавание лиц подразумевает как минимум хранение образов лиц, которые находятся в розыске, скрываются от органов дознания, следствия и суда. Как максимум — хранение данных о чертах всех граждан России, и эти манипуляции подпадают под ст. 11 ФЗ «О персональных данных».

Знакомимся с буквой закона. Так, «сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных».

Иными словами, государство разрешает только обработку лиц, находящихся в розыске, а все остальное будет считаться нарушением.

 

 

Из этого правила есть исключения: обрабатывать биометрические ПД можно без согласия субъекта, если речь идет о международных договорах России о реадмиссии, если осуществляется правосудие и в случаях, предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством нашей страны. Основания для обработки данных предусмотрены и законами РФ об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию, о гражданстве Российской Федерации.

Если у компании, использующей видеоаналитику, другие основания для обработки данных, ей придется исполнять жесткие требования федерального законодательства: становиться на учет и регулярно отчитываться о защите персональных данных. Учитывая множество условий и оговорок, об эффективности системы можно поспорить.

«Без политического решения такие системы невозможно сделать массовыми, — считает основатель компании „Деловая разведка CABIS“ Игорь Бедеров. — Они могут только искать преступников и иных лиц, находящихся в розыске по их фотографиям, которые не всегда есть у правоохранителей. Нужно принять политическое решение по использованию видеоаналитики для обеспечения правопорядка и назначить ответственный за это государственный орган. Тогда внедрение интеллектуального видеонаблюдения в такие сервисы, как „Безопасный город“ и „Поток“, станет возможным».

Разработчики Faceter утверждают, что система не вступает в противоречия с российским законодательством. Система распознает лица, которые есть в базе, а в ней никакой персональной информации.

 

 

«Faceter работает с исходным видеопотоком в доверенной среде: на устройствах владельцев камер, либо на собственных серверах, — объясняет Владимир Черницкий. — В децентрализованные сети передаются на выполнение только те задачи, что оперируют обезличенными данными, их нельзя преобразовать в исходный формат с привязкой к владельцу. Если же компания хочет вести список сотрудников, она сама должна позаботиться о соблюдении ФЗ „О персональных данных“».

 

Зоркий глаз

 

По мнению экспертов, видеоаналитика уже перестает быть чем-то фантастическим. В этой сфере сегодня российские компании в международных рейтингах лидируют. Так, российские NtechLab и 3DiVi заняли первые две строчки в рейтинге Министерства торговли США. В топ-11 оказалась и российская компания Vocord.

Многие инновационные решения внедряются в российскую информационную инфраструктуру: на стадионах, в метро и аэропортах, в банках и торговых сетях. Системой интеллектуального видеонаблюдения оснастили станции петербургского метро. Сервис Vocord FaceControl действует в подмосковном ледовом дворце «Витязь», распознавая лицо посетителя при проходе через рамки и с камер в турникетах.

«Система идентифицирует человека по нескольким базам изображений, — говорит директор по маркетингу компании Vocord Сергей Щербина. — Не влияя на пропускную способность, она позволяет оперативно реагировать на подозрительных лиц».

 

 

Некоторые уже задаются вопросом о глобальных последствиях внедрения «сканеров лиц». Видеоаналитика может гарантировать безопасность в общественных местах и в частных «умных» домах. Она способна полностью изменить представление о маркетинговых исследованиях и даже повысить эффективность работы в отдельном коллективе. В то же время интеллектуальное наблюдение может оказаться очередным реверансом в сторону «Большого брата» — ведь после скандала с «прослушкой» все инновационные технологии кажутся немного оруэлловскими...

Так или иначе, несмотря на бурное развитие технологий интеллектуального видеонаблюдения, нужно понимать, что они еще не стали массовыми и доступными. А значит, и говорить о революции в сфере обеспечения безопасности государства и личности еще рано.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Сделай это вчера!

Сделай это вчера!

Директор по развитию компании Oktopod о том, как заработать на сувенирах из Китая.

20 июля 2018 0 36
«Русские – тоже люди!»

«Русские – тоже люди!»

Итоги чемпионата мира в России. Спортивные и не только.

20 июля 2018 0 97
Вжух — и денег нет!

Вжух — и денег нет!

Почему бинарные опционы — это развод.

19 июля 2018 0 92