интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
12 .. 14
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 58.93
  • 68.66
спецпроект
Летофест

Афиша

воскресенье, 23 июля

Профессия — разрушитель

 

Как освоить профессию, которой нигде не учат? Сколько лет нужно, чтобы из строителя превратиться в демонтажника? И какими качествами должен обладать хороший «разрушитель»? Обо всем этом «Понедельнику» рассказал Александр Штарев, генеральный директор компании «Арасар», который вот уже 18 лет специализируется на промышленном демонтаже.

Текст: Анастасия Столбова

 

— Александр, расскажите, как выучиться на специалиста по промышленному демонтажу, ведь вузы такие кадры не готовят. Где учились вы сами?

— К сожалению моей профессии официально не существует. У нее нет кода в общероссийском классификаторе, поэтому, как вы верно заметили, высшие учебные заведения ей не обучают. Однако, имея диплом строителя, профессию освоить несложно, было бы желание. Нужно понимать специфику строительства гражданских и промышленных объектов, типовых серий домов, знать конструктив зданий и их элементов, допуски. Критически важно понимать, какие элементы являются несущими, какова их несущая и нагрузочная способность.

В моем же случае все решали опыт и совокупность образования. Я инженер-строитель и экономист, окончил БГТУ Военмех им. Устинова и Финэк.

 

 

— Насколько это затратное образование? Сколько лет и денег нужно потратить, чтобы выучиться?

— Если вы захотите найти курсы или программы переквалификации, то вы их не найдете. Единственный путь стать специалистом — это практика. Вчерашнему строителю нужно «перевернуть» свои знания. Вся демонтажная работа ведется в обратном порядке: сверху вниз. В среднем строитель превращается в демонтажника за два-четыре года. Это путь до опытного специалиста, хорошо представляющего, какие здания бывают и как они разбираются. Опыт и разнообразие объектов в портфеле демонтажной компании — ключевой фактор. У демонтажников нет типовых и одинаковых объектов. У строителей вся технология расписана по этапам, а в демонтаже они весьма условны. Номинально обозначают порядок действий при сносе здания. А дальше все зависит от фактического состояния объекта. Сооружения до нас никто не обследует, поэтому мы на этапе оценки сами определяем, с чем именно имеем дело и как будет организован техпроцесс.

— В компаниях какого профиля можно работать, имея специальность демонтажника?

— Специалист по промышленному демонтажу может трудиться почти в любой производственной компании, у которой есть свои цеха и разного рода установки. Может найти себя в редевелопменте и реновации территорий. Он будет востребован на производстве крановых работ или в процессах утилизации металла.

 

 

Востребованность зависит от знания техники, ведь оборудования для демонтажа очень много. Если человек знает, какую технику, как и когда нужно применять, он не останется без работы.

— В чем суть вашей работы? Как строится ваш типичный рабочий день?

— Суть заключается в том, чтобы сделать процесс сноса сооружения безопасным, быстрым и экономичным. Специалисты по демонтажу внимательно изучают объект, подлежащий сносу. Затем расписывают всю технологию, рассчитывают количество техники, персонала, основного и дополнительного оборудования, сроки. Потом нужно рассчитать затраты на все требуемые виды работ с учетом логистики. После чего составляются проект и его смета.

В нашей работе два приоритета. Первый — безопасность. Второй — экономия ресурсов. В ходе работ запросто могут возникнуть новые нестандартные решения, которые позволят сократить сроки и конечную стоимость. Если такая перспектива появляется, то возможное решение представляется заказчику для согласования. На моей практике от предложений ускорить или удешевить процесс без ущерба для безопасности пока никто не отказывался. А вот типичного рабочего дня у меня не бывает — как я уже отметил, нет одинаковых объектов. Лично у меня две основные задачи — обеспечивать компанию новыми проектами и контролировать сроки и качество выполнения текущих. Если требуется, я еду на объект, общаюсь с заказчиком или генеральным подрядчиком. В оперативном планировании, как правило, я не участвую. Для этого есть руководители проектов. Но обязательно присутствую на совещаниях по всем объектам. Коллеги представляют свой план и расчет объема работ, их порядок. Если требуется, я корректирую. Скучать не приходится.

— Расскажите о процессе сноса: вы дома, как в боевиках, взрываете?

— Взрывные технологии применяются довольно часто. Отличие от боевиков в том, что у нас нет огня и людей, красиво уходящих на его фоне. А вообще, взрывные работы наименее затратны. Несмотря на большое количество согласований, особые требования к перевозке и хранению взрывчатых веществ, подготовку территории и эвакуацию людей, сам процесс требует меньшего объема работ и количества персонала.

 

 

Способ демонтажа диктуется состоянием здания и окружающими условиями. Чаще всего используются специализированные экскаваторы-разрушители с гидроножницами и гидромолотами. Такая техника может резать и дробить металл, бетон и кирпич. Все происходит довольно быстро: счет идет на дни и часы.

В случаях, когда нельзя шуметь и создавать вибрации, мы применяем алмазные технологии: установки бурения, канатной и дисковой резки. Они же используются для точного и частичного разбора сооружений. Бывает и ручной демонтаж — аккуратно, чуть ли не по кирпичику, если нужно демонтировать только часть. Если есть риск обрушения или пространство очень ограничено, мы используем демонтажного робота. Это довольно компактная, но мощная машина на гусеничном ходу с гидромолотом. Причем молот можно поменять на ковш, тогда он и мусор за собой уберет.

Часто демонтируются перекрытия внутри зданий так, чтобы осталась стоять только «коробка». Потом здание реконструируется и перестраивается. Нам доводилось «вычищать» целые дома в центральных районах, снаружи даже и не видно было, что там происходит. Бывает, что мы исправляем ошибки строителей. Где-то неправильно залит бетон, в процессе строительства возникли корректировки или просто здание построено с нарушениями. Например, здание товарно-фондовой биржи на Васильевском острове было построено с превышением высотного регламента. Мы «урезали» его на два этажа, чтобы привести к нормам. Такие задачи тоже поручают демонтажникам.

— Насколько это востребованная профессия, дома ведь строят намного чаще, чем их демонтируют?

— Очень востребованная: сколько построено, столько же в конечном итоге и будет демонтировано. Например, промышленные здания изнашиваются быстрее, чем жилые: через 50–70 лет они уже ветшают. А когда видишь, какой, бывает, «хлам» мы разбираем, удивляешься, как они вообще дожили до этого дня. И даже немного страшно, ведь вокруг таких объектов полно.

 

 

— Типичный представитель вашей профессии — кто он? Какими качествами должен обладать человек, чтобы сработаться с вашей командой?

— В этом деле нужна смекалка, необходимы «живые» мозги. Нужно быть готовым к поездкам и командировкам. А еще — быть морозо- и теплоустойчивым, непритязательным в вопросах дорожного быта. И обязательно у человека должно быть чувство авантюризма — понимание грани, которую нельзя пересекать. В демонтаже «авось прокатит» — не прокатывает.

— Почему вы выбрали для себя эту профессию?

— Все решил случай. Начал еще в студенчестве, когда с товарищами убирали внутренние перегородки в зданиях вручную. Потом купили технику. Мне это понравилось — и затянуло. Не понравилось — прекратил бы. Не стал бы нелюбимым делом заниматься.

— А вот каково это, когда «разрушения — твоя профессия» и ты знаешь, что после тебя этого здания уже никто не увидит. Не грустно быть «разрушителем»?

— Вообще не грустно. Особенно, когда видишь, в каком состоянии находится демонтируемое здание. После этого появляется только радость, ведь мы расчищаем место для нового строительства, способствуем прогрессу.

 

 

— Каковы плюсы и минусы вашей профессии?

— Поскольку мы работаем по всей России, и даже в Европе, приходится много ездить. Можно посмотреть, как живут люди в других местах. Можно наблюдать, как меняется жизнь целых районов. Никогда не забуду свой первый визит на целлюлозно-бумажный комбинат в Сегеже (Карелия). Ветхие здания, простаивающие цеха, тусклые лица. Когда начались демонтаж и модернизация, у персонала глаза начали светиться. Мне просто по-человечески отрадно, что у нас вкладывают деньги в такие огромные производства, а не только склады и таможни строят. А это все можно увидеть только своими глазами, по телевизору не покажут.

Основной минус — условия работы в командировках далеко не всегда комфортны. Бывает, что в разъездах даже на обед не хватает времени.

— Что скажете о профессиональных заболеваниях и рисках? Насколько это опасная профессия?

— Профессия небезопасна тем, что доподлинно неизвестна история площадок с объектами под снос. Кто знает, чем и когда там занимались? Вдруг были утечки токсичных веществ, которые скрыли? Это наша отечественная реальность. Второй момент — пыль. Демонтаж — это весьма пыльный процесс.

Не стоит отбрасывать и фактор стресса. Когда объект сложный, рядом есть опасности или действующие коммуникации, то последствия ошибок стоят очень дорого. Однажды мы убирали старую дымоулавливающую установку на предприятии в Магнитогорске. Высота 24 метра, вес 450 тонн. Стояла 50 лет, просчитать, куда именно она упадёт, на 100% не возьмется никто, только с долей вероятности. А рядом с ней стоит новая установка, которая стоит 1,5 млрд рублей. Конечно, это все страхуется. И демонтаж был успешным, но волнительным.

 

 

— Каков уровень зарплаты специалиста по демонтажу, как он соотносится с зарплатой строителя?

— Средняя зарплата — это как температура по больнице. Она сильно зависит от региона и от компании. У нас коррелирует со средней зарплатой в строительстве в Санкт-Петербурге. У линейного персонала, работающего на объектах, она даже чуть выше.

— Какую карьеру может построить человек вашей профессии?

— Ну хотя бы такую, как я: начинал я по молодости с работы своими руками и, скажем так, минимальными средствами механизации труда. Сделать свой бизнес в этой области можно и сейчас, поскольку недавний кризис почистил рынок и ушли многие сомнительные компании. Вполне реально начать подсобным рабочим, а со временем стать начальником участка. Конечно, нужно будет получить строительное образование. На моей практике такое было, когда люди оканчивали вечерние отделения и двигались по карьерной лестнице, становились руководителями проектов. А дальше возможности только растут. Иногда специалисты с опытом переходят из демонтажной компании в дирекцию по строительству какого-нибудь холдинга, чтобы возглавить там проект модернизации. Все, как всегда, зависит от человека.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

За европейским образованием — в Азию

За европейским образованием — в Азию

Почему престижность азиатских университетов бьет мировые рейтинги

22 июля 2017 0 14
Рейтинг вузов по версии «Понедельника»

Рейтинг вузов по версии «Понедельника»

Мы выяснили, в каком вузе образовательные процессы «на десяточку», КВН самый клевый, а студент — самый счастливый

21 июля 2017 0 166
FAQ о лендингах

FAQ о лендингах

Тренды, конструкторы, примеры – конкретные советы, которые вы давно хотели получить

20 июля 2017 0 102