интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-2 .. -4
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

С приставкой «био»

 

Год назад «Понедельник» писал о роботе, который научился создавать сценарии. Этой осенью нас оглушили свежими новостями — про миллиард заметок, которые выпустил робот-репортер за год; про бота для редакций, умеющего выполнять первичные поисковые задачи (по сути, подбирать фактуру для будущего материала)... А еще я впервые столкнулась с определением «биожурналист».

Раньше все было просто: роботы — есть, но неуклюжие; люди — цари природы, способные на все и немного больше; сравнивать — смешно! Сегодня мы понимаем, что те самые роботы, которые претендуют на нашу работу, — это алгоритмы, а не аппараты. Компьютерные программы, которые, например, сделают подборку тематических новостей и рассортируют их по релевантности. Так что дайджесты как жанр уже не нуждаются в журналисте. Читатель сам заказывает себе какую ему угодно подборку новостей. Теперь и сами новостные заметки может писать робот. Что в этом удивительного, ведь у «жесткой» новости — четкие составляющие: нужно ответить на 5W+1 вопрос (What? Where? When? Who? Why? + How?). А учитывая, что новости нередко базируются на информации, предоставленной компаниями, организациями, спикерами, получается еще проще: берешь абзацы с ключевыми словами, составляешь по заранее заданной схеме — готово! Гибкие и самообучающиеся алгоритмы могут использовать различные схемы, добавлять переменные (скажем, создавать новость с акцентом на участников события, если вы обычно гуглите про этих персон, или добавлять абзац про место действия, если у вас были ранее соответствующие поисковые запросы). Таким образом, новости будут все более и более персонализированными. Это — вопрос времени и финансового обеспечения.Что же на очереди? Интервью? Очерки? Но ведь там мало подобрать сухие факты... Успокаивая нас, гуманисты обычно приводят в качестве аргумента способность человека к творчеству и эмоциональность — мол, это то, что схемы и алгоритмы никак не смогут воспроизвести. Но вот этой весной в Казани две нейросети сразились в рэп-баттле:

 

 

А в октябре то же самое сделали два человекоподобных робота в Москве:

 

 

В первом случае монологи были составлены на основе текстов группы «Хлеб», художественной литературы, даже пользовательского соглашения, не говоря уже о текстах российских рэпперов. И пусть ценители в некоторых местах возмущались «кособокостью» выпадов, но факт есть факт: если у программы имеется доступ к неограниченному запасу подходящего материала (а человечество написало килотонны литературы разного качества и продолжает это делать, вдобавок радостно выкладывает все в интернет), то составить неплохой текст — вообще не проблема. Запасов хватит надолго, на годы...

Представьте, что нужно будет написать стихотворение про море. Задать ритмический рисунок, как у Маяковского, а лирическое содержание взять из циклов неизвестного колумбийского поэта. Он публиковал их только на своей страничке в соцсети, но для нейросети неважно, как далеко, на каком языке... Если смиксовать с фразами из постов про Аляску от аргентинских туристов (а нейросеть сможет выбирать самые необычные сочетания и находить их моментально!), получится вполне себе оригинально! И вы не сможете отличить это от творчества, так сказать, биопоэта.

 

 

Конечно, одно дело создать художественное произведение и совершенно иное — интервью, где нужно общаться с другим человеком, чувствовать его настроение, угадывать реакцию, если нужно, то менять по ходу дела вопросы — да и вообще сообразить, что спросить. Но и тут все не так однозначно. Во-первых, сейчас распространился дистанционный формат интервью: составляешь вопросы, отправляешь, получаешь ответы, просишь дополнить или же что-то корректируешь — готово! То есть каких-то тонкостей личного общения со спикером не требуется. Во-вторых, не все интервью — это высокое искусство, где и спикер, и журналист — интересные личности, их пикировка, дуэль или совместное плаванье по реке воспоминаний и ассоциаций — само по себе удовольствие. Бывают и чисто информационные интервью, где важно получить ответы на достаточно простой список вопросов. Словом, если не завтра, то через несколько лет этот рубеж алгоритмы тоже возьмут.

Что же делать людям?

Первый вариант — сбежать из профессии, а точнее своевременно к этому подготовиться. Например, фотожурналист Рас Кэндал создал закрытое сообщество для журналистов «Какой у тебя план Б?». У Раса запасным вариантом оказалась кулинария: он пек пиццу, открыл бизнес, неплохо зарабатывает. Он выбрал то, что ему давно нравилось; отточил навыки на друзьях и знакомых за пару лет, так что увольнение прошло без стресса. Правда, большинство журналистов пока сокращается из-за кризиса, а не из-за роботов, но какая разница, если финал один?

Вариант второй — надеяться на какие-то социальные игры и развороты человеческой психологии, например, на то, что как натуральные ткани, органические овощи и разнообразный хендмейд стоят дороже, так и больше цениться будет работа биожурналистов. Но это отдельная, может быть, даже общественно-политическая история.

 

 

Вариант третий — научиться создавать такие продукты, которые алгоритмам пока не под силу. Речь, конечно же, о тех «интервью как искусство». Однако для этого журналисту нужен жизненный и профессиональный опыт. Помните Буратино с его короткими мыслишками? Длинных-то взять пока просто неоткуда, нет багажа пережитых ситуаций, встреч, взаимодействий со множеством людей, прочитанных книг, часов осмысления того, что увидел, испытал, почувствовал и даже нафантазировал себе. Все это копится, зреет, переплетается, а потом сказывается на всем: как журналист говорит, какие подбирает сравнения, какие задает вопросы. Как и где всему этому учиться журналисту, если всю примитивную работу возьмут на себя нейросети? Писать новости в стол? Анализировать чужие интервью? Очевидно, что обучение профессии придется серьезно перестроить, возможно, что реализуется один из сценариев, о котором уже сейчас много говорят: классическую журналистику будут предлагать только как второе высшее образование или же в рамках курсов повышения квалификации для тех, кто уже состоялся в какой-то другой области.

Вариант четвертый — журналист перестанет существовать как творческая единица, его место займет программа, а человеку придется вырасти в редактора. Он будет ставить задачи нейросетям и добавлять к результатам то ли хаоса, то ли индивидуальности, то ли чего-то еще, неповторимого, как вишенку на торт. Возможно, тогда каждый редактор станет сам себе медиа, а крупнейшие холдинги будут собирать в штате самых ярких редакторов, проводить состязания на лучшую постановку запроса нейросети, как сейчас программисты соревнуются, чья нейросеть напишет лучший панч в рэп-баттле.

 

 

Кстати, предпосылки для таких соревнований редакторов есть уже сейчас — когда СМИ вынуждены оригинально осветить информацию, которая известна также их коллегам: результаты выборов, например, спортивные победы, смерть звезд.

Кстати о «крупнейших холдингах»: массив больших данных (которые и нужны для более совершенной работы нейросети) собираются гигантами, такими как Amazon, Google, Facebook. Так что, скорее всего, именно они станут принимать на работу суперредакторов будущего. Как же стать таким суперредактором? Как минимум — уже сейчас погружаться в глубокое исследование своего будущего (а для некоторых и настоящего) рабочего инструмента. Возможностей для этого немало: например, курсы по анализу больших данных запустил «Яндекс». Предлагают изучать Big Data и на платформе «Открытое образование». Не говоря уже о массе платных курсов и занятий. А еще, как ни крути, потребуется широкий кругозор, с одной стороны, и узкие знания в какой-то сфере — с другой. Как это все наработать, каждый придумает сам. Главное — вообще об этом задуматься и не остаться в положении печатной машинки, судорожно выискивающей горячие новости. У таких журналистов точно не будет шансов в гонке с алгоритмами.

 

Главный редактор журнала «Понедельник»,

Анна Чуруксаева

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 11
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 15
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 64