интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-1 .. 1
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

Сердечный код

 

Что вы скажете про аппарат, способный предупреждать инфаркты за полгода до того, как сердце подведет? Наверное, вы просто спросите, почему этого прибора еще нет в наших больницах? Нет, вовсе не потому, что он иностранный и жутко дорогой. Все как раз наоборот...

Текст: Светлана Хаматова

 

Его история

«Кардиокод» изобретали почти три десятилетия. Понадобился он для нужд космоса. Еще Сергей Королев, отец ракетно-космической техники, поставил задачу каким-то образом отслеживать состояние человека во время запуска, полета и, разумеется, приземления. Этим вопросом занимался инженер-исследователь Владимир Алексеев из отряда космонавтов (он, кстати, также испытывал скафандры). Впрочем, о «приборе» тогда говорить было рано.

Следующий этап — 1970–1980-е. Конструкторы спецтехники Густав Поединцев и Ольга Воронова должны были оптимизировать расположение труб на кораблях, чтобы тратилось меньше жидкости и энергии на ее движение, а вывели формулу сверхтекучести жидкости. Не вдаваясь в физико-математические тонкости: их открытие позволяет при помощи уравнений вычислять количество крови, которое поступает в каждый отдел сердца в каждой из фаз сердечного цикла.

Параллельно в Таганрогском радиотехническом институте особое конструкторское бюро занимается моделированием живых систем. Одно из направлений разрабатывает Михаил Руденко. Именно он задумается над тем, как воплотить в железе формулы и уравнения Поединцева. С конца 1980-х к теме подключится Российский новый университет в лице ректора Владимира Зернова, в начале 2000-х был получен работающий образец аппарата, которому дадут имя «Кардиокод».

 

 

Его уникальность

Наше сердце функционирует не автономно. «Кардиокод» в динамике отражает, как кровь прогоняется через всю сердечно-сосудистую систему (и этим отличается от ЭКГ — мгновенного снимка работы сердца в данную минуту), более того, он позволяет видеть процессы, происходящие в сердечной мышце и крупных сосудах, определять, какие в ней есть отклонения и прогнозировать, какие из них в будущем могут развиться в болезнь. И это очень важный момент: собирать информацию могут различные приборы, вопрос в том, у какого лучше система обработки и анализа.

Даже электрокардиограмму надо уметь расшифровать, ну а для «Кардиокода» в этом году уже имеется программа, которая в автоматическом режиме разъясняет его показания и даже дает рекомендации, а в сложных ситуациях пишет, что необходимо обратиться к врачу. Разработчики стремятся к созданию мегамобильной версии: браслету на запястье, который будет передавать данные на смартфон. Сравните такой light-вариант с тем, что делается сейчас для определения гемодинамики крови: пациента готовят в течение недели для того, чтобы ввести медицинский щуп в область сердца; стоимость процедуры высока, а количество летальных исходов при этом — более 1%.

Если же говорить о «Кардиокоде» как об оборудовании для медицинских центров, то для города с населением 50–500 тыс. человек достаточно будет одного прибора и квалифицированного врача, который бы с ним работал. Кроме того, результат выдается через 15 минут, вместо нескольких недель и различных дообследований для уточнения.

«По сути, — говорит Михаил Руденко, профессор, один из создателей прибора „Кардиокод“, — мы говорим о создании принципиально новой науки — кардиометрии. При помощи нашего прибора мы получаем сумму сигналов — большой пакет информации, а математика и аксиоматика дают возможность его интерпретировать и получать много данных о состоянии пациента и о возможности развития различных заболеваний.

Например, мы учитываем десять фаз сердечного цикла, из них пять до этого были неизвестны! Это дает огромное преимущество: можно поставить больше точных диагнозов, здесь и сейчас, причем неинвазивно, не нужно даже раздевать человека! Если коротко, то внедрение „Кардиокода“ по стране за год сэкономит не менее 2% ВВП и снизит смертность населения в два раза».

 

  

Собственно, почему инженеры и врачи так уверенно говорят о снижении смертности? Не только потому, что сердечный приступ можно встретить во всеоружии, собственно, даже не поэтому.

«Человеческий организм, — объясняет Нафиса Гадельшина, кандидат медицинских наук, практикующий врач и научный сотрудник Центра здоровьесберегающих технологий РосНОУ, — сначала пробует решить все проблемы сам, и только если у него не получается, то человек начинает отчетливо ощущать боль. Электрокардиограмма регистрирует изменения, которые уже произошли в сердце, то есть когда организм уже не может самостоятельно бороться. И если на кардиограмме отображается предынфарктное состояние, это значит, что инфаркт уже в ходу, а часть клеток уже умерла.

Одной из частей моей диссертации и многолетней врачебной практики стало применение кардиометрии, основанной на теории фазового анализа сердечного цикла. Эта теория позволила разработать новые методы прогностической диагностики заболеваний сердечно-сосудистой системы. „Кардиокод“ дает возможность отследить функциональное напряжение в организме, когда он только начинает самостоятельно бороться, еще до появления критических симптомов болезни. Обследование проводится по принципу медицинской полиграфии, когда несколько методов исследования применяются друг за другом, а полученную информацию интерпретируют одномоментно. В „Кардиокоде“ синхронно регистрируются ЭКГ (с отличным от стандартных отведением) и реограмма восходящей части аорты».

К слову, о немедицинском применении прибора: был любопытный прецедент. С учеными сотрудничала команда пловцов, у каждого были зафиксированы, благодаря данным о сердечной деятельности в динамике, пики активности и прочие полезные закономерности — спортсмены начали побеждать, даже привезли золото с мирового чемпионата. Такая тонкая технология определения наиболее удачных моментов куда лучше грубого и тем паче запрещенного допинга. За ней, несомненно, будущее спорта.

 

 

Его проблемы

«Предприятие, которое сейчас продвигает и дорабатывает „Кардиокод“, — рассказывает Евгений Палкин, проректор по научной работе РосНОУ, — было создано под проект, университет вошел как один из учредителей, мы же осуществляли финансирование. Стартовый капитал был минимальный, потому что обычно капитал инновационной разработки содержится в ее идее. Сейчас проект развивается за счет средств от продаж, но они в основном покрывают текущие расходы. Прибор перспективный, его можно и нужно сделать в разных модификациях — для массового использования, для индивидуального, для медицинских центров, для медицинских школ, но идеи опережают воплощение на год-два — опять-таки из-за финансирования.

Увы, рынок медицинской техники — это не просто „сложный рынок“, это отдельная экономика, в которой высока конкуренция. Малому предприятию войти в этот рынок ничуть не проще, чем пробиться в нефтегазовую отрасль. Те „Кардиокоды“, которые внедрены в поликлиниках, появились там благодаря врачам-энтузиастам — им было просто интересно. Благо люди у нас любознательные. Но это скорее наука, а не бизнес».

 

 

Владимир Зернов, ректор РосНОУ и один из создателей «Кардиокода», также в восторге от потенциала прибора, но видит реальные системные трудности в его внедрении: «Мы просто не ожидали, что сможем решить с помощью „Кардиокода“ так много задач! Развитие науки очень сложно остановить. Мы научились проводить мониторинг течения крови по сосудам — и казалось — все, но дальше мы занялись определением функций аорты, и венозного потока, и митрального клапана... В настоящее время мы можем определять многие параметры как миокарда, так и всего организма, в том числе, сахар определяем в крови по анализу деятельности межжелудочковой перегородки.

Если говорить о практическом применении, то „Кардиокод“ чрезвычайно полезен при авариях — можно быстро определить состояние человека, при стационарном лечении — врачу не нужно ждать неделю, как раньше, чтобы понять, помогает ли введенное лекарство, это станет ясно уже через два часа после того, как усвоится препарат. В университете были случаи, когда благодаря этому прибору мы успевали вызвать скорую сотрудникам до того, как им становилось плохо. Видели бы вы, как врачи смотрели на „Кардиокод“: „Откуда взяли, где достать? Нам бы такой!“ Однако если по концепциям и изобретениям в области живых систем (а человек к ним относится) Россия обгоняет остальной мир на год-два, то с внедрением у нас проблемы: все тянем и тянем.

В России тенденция — списки на внедрение спускать сверху. В Евросоюзе проще получить разрешение — там видят результаты и дают нам добро сразу. В Штатах то же самое. Обидно, что внедряем „Кардиокод“ везде, кроме своей страны. Нет, частные клиники у нас давно его берут. Но я считаю, что этим должно заняться государство, централизованно».

После таких историй, с одной стороны, чувствуешь гордость, с другой — огромное сожаление, что все у нас делается как всегда. Вообще, странно, не правда ли, столько говорить об инновациях — и потом не знать, куда их девать. Если бы мы были в художественном фильме, сразу подвернулась бы полезная случайность: «Кардиокод» бы спас жизнь какого-нибудь министра, вовремя предупредив о сердечном приступе, и тот, разумеется, тут же решил бы все проблемы одним росчерком пера. Но мы в реальности, где приходится искать другие механизмы и способы. Надеемся, пациенты сумеют этого дождаться.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 23
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 17
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 74