интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
9 .. 11
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.09
  • 67.30
спецпроект
Меняющие мир

«Школа», да не та!

 

 

Профессиональные праздники для нас, журналистов, всегда повод поговорить о состоянии той или иной профессии. Особенно радует, когда разговор выходит по-настоящему праздничный, ибо есть чему порадоваться. В сфере образования действительно наметились любопытные позитивные тенденции. С удовольствием рассказываем о них!

Текст: Елизавета Фортунатова, Светлана Хаматова

 

«Понедельник» уже недавно писал, что в этом году вырос не только конкурс в педагогические вузы, но и уровень подготовки абитуриентов, выбирающих эту специальность: в общей сложности в педвузы зачислено 60 «стобалльников», а средний балл выпускников, поступающих на педагогические специальности, вырос с 60 до 63,5 балла.

Всероссийский конкурс «Учитель года» этой осенью тоже преподнес сюрприз: в финал вышли только мужчины, опровергая миф о том, что у этой профессии женское лицо. К слову, в прошлом году в десятку самых влиятельных педагогов мира, по версии учительского сообщества США Connect Learning Today, от России также вошел мужчина — учитель информатики из Подмосковья Андрей Сиденко.

Говорить об обеспеченности школ компьютерами — и об умении педагогов ими пользоваться — уже не приходится: этап насыщения материально-технической базы для многих учебных заведений уже завершен. Да и в плане человеческих взаимоотношений они стараются максимально дистанцироваться от той картинки, что в 2010 году показала в своем сериале «Школа» Валерия Гай Германика.

Удивительно, как меняется ситуация вокруг нас — неожиданно, вдруг и... радикально! Помните, когда в 2010-м вышла «Школа», мы все узнали ее. Было много эмоций, несогласия, споров о том, везде ли школьники и учителя, да что там, все мы, такие... Много ли лет прошло!? Совсем ничего! Но вот сегодня школа, пожалуй, выглядит по-другому. Много в чем по-другому!

Но главное, и это — еще одна тенденция, на сегодня самая важная, самая, если хотите, долгожданная. Сформулировать ее можно так: нет монстров ни по одну, ни по другую сторону барьера, да и самого барьера уже нет. Школьники — не маленькие дьяволята, которые ничем не интересуются и ничего не хотят. И тем более они не бесправные, никому не интересные «единицы», в чью голову можно вложить любое «содержание». Учителя — не человекоподобные роботы, предназначенные для того, чтобы зачитывать параграфы из учебника и орать на хулиганов в рупор, и уж, конечно, не те, кому можно хамить и «тыкать». Кажется, сейчас появилась наконец возможность первым не терять ни любознательности, ни индивидуальности, вторым — оставаться интересными и живыми людьми, с которыми хочется иметь дело: общаться, узнавать, учиться. Хотите убедиться?

«Понедельник» предлагает вам познакомиться с молодыми и очень-очень молодыми сотрудниками нашей знакомой школы. Частной школы «Взмах». С теми, кто пришел сюда несколько лет назад или совсем недавно, буквально в сентябре, кто уже имеет небольшой опыт или только нарабатывает его. Они преподают разные предметы ученикам разных возрастов. Общее у них — как и у всех «правильных» педагогов — только одно: для каждого это не «работа ради работы».

«Работа учителем для меня... ответ»

Михаил, в школе три года,
преподает английский язык:

— По образованию я переводчик. Но решил попробовать себя в другом, и сейчас это становится моим призванием. Работа учителем для меня... Ответ «жизнь» прозвучит пафосно, но процентов 80 моего времени она сейчас поглощает — в хорошем смысле слова. Меня радует осознание того, что делаю я что-то очень полезное. Удовольствие приносит коммуникация с детьми, их отдача. Мне нравятся и сами уроки, они заряжают меня и заставляют чувствовать себя лучше. А самое сложное для меня — находить подход к разным детям, чтобы моя работа и наше взаимодействие были максимально эффективны, независимо от типажей... Я, кстати, боялся, что дети в школе будут избалованными, ни во что меня не будут ставить, но оказался приятно удивлен отзывчивости, доброте, теплоте. Не всегда удается выстроить отношения идеально, границы иногда теряются. Где-то получается слишком по-дружески, где-то — слишком профессионально. Впрочем, профессионализм — это осознание, помноженное на опыт. Я пока могу считать себя только соискателем этого звания...

Что пожелаю в праздник? Коллегам — терпения и сил. Российской школе — развития, постоянного самосовершенствования, пусть не боится нововведений! И себе тоже — совершенствоваться!

Коктейль «Лонг-Айленд»

Светлана, в школе шесть лет,
учитель английского языка:

— Моя работа в школе — призвание по случайности. Изначально я в школу не собиралась ни под каким предлогом. Когда половина твоей семьи — педагоги, понимаешь, что это не та сфера, в которой слишком приятно оказаться. Я всю жизнь хотела быть переводчиком или туристическим гидом... Но волею случая оказалась в педагогическом университете, а потом и влилась в педагогическую работу, которая напоминает мне коктейль «Лонг-Айленд»: с одной стороны, может сильно дать по голове, с другой — временами ее приятно «пить».

Становиться учителем — очень скучный процесс. Теоретические дисциплины — самые неинтересные и поэтому не нашли применения в моей личной практике. Практику можно описать как поход слепого по минному полю — учишься исключительно на своих ошибках.

С наибольшим трудом мне даются ранние пробуждения. Но самое сложное — перебороть собственную боязнь, опасение, что что-то не получится. Каждый урок — это не то, что идет по накатанной, это каждый раз нечто новое. И хоть дети приходят одни и те же, они приходят с разным настроением, с разными событиями, случившимися в их жизни. И ничего удивительного, что в один день придешь на урок — и все пройдет блистательно, а в другой раз просто не понимаешь, почему все валится из рук.

Хотя есть в этой работе и кое-что посложнее: ответственность. Учитель после семи лет работы становится весьма доминантной фигурой в жизни ребенка. И учитель должен помочь ему развиваться как личность. Я часто сталкиваюсь с внутренним вопросом: «Как не навредить?» Еще важно: я помню тот момент, когда меня спрашивали, кто ты по профессии, и я отвечала: «Учитель», и чувствовала, будто оправдываюсь. Связано это с отношением к учителям в нашей стране: учителя как бедные родственники, живущие на копейки. У нас в школе это по-другому, и я стала с гордостью говорить людям, что я учитель.

В праздник в первую очередь хочу поздравить маму, потому что она до сих пор учитель, и коллег, ставших мне близкими. Российской школе пожелала бы больше адекватности. А себе — выспаться.

«Я прихожу не только работать, но и общаться»

Елизавета, в школе три года,
учитель начальных классов:

— Эта работа для меня — большее удовольствие, чем хобби. Я получаю огромное удовольствие от общения с детьми, энергию и бодрость. Я с детства знала, что пойду учиться в педагогический университет: всегда нянчилась со всеми своими племянниками, часто возилась и с соседскими детьми. К тому же у меня крестная и троюродная сестра — воспитатели, что тоже на меня повлияло. Еще у меня была прекрасная преподавательница по биологии, которую я запомнила на всю жизнь. Это человек, который приходил и говорил: «Я прихожу сюда не работать, а общаться с вами и получать от этого удовольствие». Ее уроки состояли из историй (конечно, связанных с предметом), которые было интересно слушать, — она просто мой идеал.

Самое трудное для меня — это моя молодость. Ведь общаться приходится и с родителями, и со старшими коллегами... Да и с детьми, приходится напоминать себе, что я старше! Нельзя быть уж совсем на равных с моими второклашками, хоть они и такие молодцы, такие умники, хоть я и сама только-только после колледжа, кажется, чуть их старше, но... я уже взрослая. С этим мне нелегко. Кроме того, я долго привыкала к обращению ко мне по имени и отчеству. Быть учителем — очень ответственно. И морально все-таки тяжело. Я не боюсь ошибиться, но опасаюсь недоучить. Столько всего хочется рассказать, так много чему научить, огорчаюсь, что не успеваю дать все, что хочется. Наверное, ни у кого не получится успеть уж все, но я хочу достичь настоящего профессионализма. Хочу, войдя в любой час, в любой класс (даже незнакомый), на любой урок, просто, взять всех в охапку, сразу увлечь, повести за собой! Причем так, что дети после урока еще и спасибо скажут. Я считаю, это — высший пилотаж!

Дети сейчас очень разные. Знаете, была такая реклама, где говорилось: «Были бы дети спокойные, все раскладывали по местам — так вот, это не дети». Я считаю так же: они должны шуметь, бегать, прыгать, радоваться, иногда плакать и даже драться. Я надеюсь, что я для них — старший друг, к которому они никогда не боятся подойти за советом, думаю, у меня это получается.

Что пожелаю в праздник? Российской школе — не так часто менять свою политику. Коллегам — терпения и драйва! Всегда — идти в ногу со временем. А себе — расцветать в своей работе и не потерять энергетику и бодрость!

«Как губка впитываешь школьное»

Роман, в школе второй год,
учитель истории и обществознания:

— Выбрать эту профессию побудили школьные впечатления: очень вдохновил учитель истории, у которого я научился многому: и по предмету, и по жизни. Еще могу отметить своих учительницу по географии и действительно классную руководительницу. Многое в жизни у меня получилось благодаря этим людям!

Преподавать конкретно в этой школе я еще не начал — только готовлюсь, но уже вижу, что здесь все другое. Когда приезжаешь в какой-нибудь российский город — отличаются лишь нюансы (где-то есть кондукторы, где-то — нет, например), но это всего 10%, на 90% каждый российский город похож на другой. А вот эта школа на 90% отличается!

Тем не менее любая школа — это жизнь. А учитель вбирает эту жизнь в самого себя. И для него это все. То, что за окном, и то, что в школе — нивелируется. Жизнь проходит в школе, и это своеобразная жертва. У многих нет развития жизни за рамками педагогики. Как губка впитываешь школьное, забывая о другой жизни. Одно дело, когда это интересно, и учитель полностью погружен: и дома, и в школе, и во время ожидания зеленого сигнала светофора, он думает о работе. Другое дело, когда человек понимает, что мимо него что-то проходит. Это может создавать психологический дискомфорт и негативно влиять на качество работы. Вообще, молодых часто побуждает идти в школу увлеченность предметом, какие-то светлые, незрелые мотивы. Многие поработают год-два — и все, не могут оставаться в профессии. Взрослеют?

Как бы то ни было, а в праздник я желаю себе удачи, коллегам терпения, а российской педагогике — чтобы государство о ней не забывало!

«Мое сердце принадлежит литературе»

Маргарита, очень молодой
учитель русского языка и литературы:

— Моя лояльность принадлежит скорее литературе, чем преподаванию. Я не позиционирую себя как преподаватель, но преданность литературе может выражаться в разных формах: писать и обсуждать с научным сообществом — один способ, что-то рассказывать студентам и школьникам — другой, но они дополняют и не противоречат друг другу.

Мой учитель, которого я очень люблю, — совершенно гениальный человек. Ее гениальность выражалась в том, что и как она говорила, как она любила предмет, чем она была для нас. А для нас она была — всем, другого слова не могу подобрать. Все-таки качество учителя определяется не тем, хорошо ли он относится к ученикам, а лишь тем и только тем, любит ли он и знает ли свой предмет. Поступление в педвуз для меня было простым: я выиграла всероссийскую олимпиаду, и поступление вне конкурса было лишь формальностью. Меня, к счастью, никогда не учили быть педагогом. Поэтому я своим образованием довольна.

Конечно, преподавание — не просто работа, но и миссия — плохое слово. В каком-то смысле каждый разговор — это миссия. Каждое письмо — миссия. Каждое действие — это миссия. Жизнь и взаимодействие с людьми — миссия. И в этом смысле, поскольку преподавание включает в себя эти компоненты, оно приобретает довольно высокий статус — это правда. Но противопоставление «миссия-работа» мне не нравится. Мне нравится скорее противопоставление из XIX века — «работать-служить». Дворяне не работали — они служили. Эта служба понималась по-разному: и как служение царю, и обществу, и каким-то ценностям. Любая профессиональная деятельность в этом смысле должна быть службой. В День учителя я всегда поздравляю именно своего учителя, ему принадлежит полная монополия на этот день.

«Школа встретила меня хорошо»

Ольга, очень молодой
учитель истории и обществознания:

— Мои школьные годы были нормальными — нормальными среднестатистическими школьными годами. Профессию учителя я выбрала неожиданно для себя, но вполне осознанно. На курсах подготовки к ЕГЭ по истории мне встретился замечательный преподаватель, «человек профессии» — Ирина Сергеевна Ткаченко, которая и заразила энтузиазмом, любовью к истории и желанием преподавать. Про путь в профессию мне рановато говорить, я его только сейчас прохожу. Он нелегок, но интересен.

На мой взгляд, престиж не самое главное в педагогической профессии. Молодые педагоги идут в школу по разным причинам. Позитивные — желание развития детей и самого себя, внесение вклада в жизнь общества, получение незаменимого жизненного опыта; негативные — ожидание легкой жизни, льгот от государства, отсутствие другого «пути» (здесь всех ждет разочарование).

Школа встретила меня хорошо. Если говорить о «Взмахе», то удивляет вся «система» ее устройства и организация процесса внутри школы. Радует педагогический коллектив — он шикарен, я бы сказала. Пугают только поздние педагогические советы. Что для меня сложнее всего? Не стать со временем скептиком и занудой!

А поздравить с Днем учителя хотелось бы самую стойкую, важную и необходимую часть населения нашей планеты — хороших, настоящих учителей. Российской школе желаю стабильность и правильного необходимого развития. Коллегам по работе — терпения и оптимизма. Себе — гармонии.

«Мне показалось, у меня получается»

Алексей, в школе — первые дни, очень молодой
учитель истории:

— Профессия учителя непрестижна. Выбирать ее зачастую приходится вопреки. Ну и из любви к детям. Но некоторые идут в школу, потому что больше некуда идти, — и это пугает. Мои собственные школьные годы были скорее ужасными, чем прекрасными, а мой выбор связан, пожалуй, с тем, что мне показалось, что у меня может получиться быть учителем. Я бы не хотел быть тоталитарным, авторитарным типом учителя, не хотел бы сухо преподавать, быть скучным.

В этой школе меня радует серьезное отношение к детям, которое выливается, в том числе, и в проектную, внеклассную деятельность — здесь ее гораздо больше, чем в других школах. Сам процесс урока здесь тоже выглядит по-другому: более интерактивный, направленный на коммуникацию с учениками. Но и много организационной работы (общая проблема для всех школ).

У меня было предубеждение, что нынешние дети сильно отличаются от нас, когда мы были детьми. Но сейчас я понял, что нет — они более подвижные, умные, быстрее соображают, но в фундаментальных вещах не сильно отличаются.

Хочу поздравить всех педагогов, которые любят детей и свою работу. Хорошо бы таких людей было больше в школах, особенно в общеобразовательных, — ну хотя бы 20%! Учителям пожелаю совершенствовать методы обучения и диалога с детьми. А себе — выдержки и терпения.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

Реальные страхи: чего мы боимся на самом деле и как с этим справляться?

17 октября 2017 0 7
Врач из Святой земли

Врач из Святой земли

Правдотерапия: почему израильская медицина признана лучшей в мире?

17 октября 2017 0 7
Правильный фрилансер

Правильный фрилансер

Как не ошибиться с подбором исполнителя под ваш проект

16 октября 2017 0 35