интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
1 .. 3
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.51
  • 67.89
спецпроект
Меняющие мир

Афиша

понедельник, 23 октября

Таблетка для ума

 

Вышедший этой осенью в прокат блокбастер Люка Бессона «Люси», кажется, собрал воедино все мифы о человеческом разуме. От дремучего антинаучного телекинеза до еще гуляющего по легкомысленным пабликам в соцсетях «использования мозга всего на 10%». А тем временем нейробиологи и фармакологи работают над созданием реальных препаратов, усиливающих когнитивные способности человека.

Текст: Наталья Нифонтова

 

Пытаться измерить процент «включенности» мозга — значит представлять собственную голову чем-то вроде ведра с нейронами. Хотя, если уж «вешать в граммах», 40% мозга — вообще не нейроны, а вспомогательные клетки. Да и в оставшейся доле отдельный нейрон, даже самый активный, ничего не помнит и ничему не учится. Обучение, память, оценка, прогнозирование будущего — результат построения и работы нейронных сетей. Наш интеллект — не ведро, пустое или полное, а скорее внутричерепной интернет. Выключить его отдельные части можно, только физически их повредив. Меньше 100% — это Альцгеймер, Паркинсон или тяжелая черепно-мозговая травма.

 

Больше — не значит лучше

Именно для борьбы с возрастной дегенерацией мозга разрабатывались первые ноотропы (от греческих слов «разум» + «изменяю»). Болезни Альцгеймера и Паркинсона по-прежнему неизлечимы, то есть нельзя сказать, что цель была достигнута. Но выйти на фармакологический рынок ноотропам это не помешало. Американские студенты перед экзаменами «балуются» риталином, по эффекту сходным с амфетаминами, но без столь разрушительных последствий. Военные летчики восстанавливают боеготовность после 40 часов без сна декстроамфетамином. Спортсмены до недавнего времени применяли в качестве допинга геранамин, похожий по действию на усиленный кофеин. По результатам опроса, проведенного в 2008 году знаменитым научным журналом Nature, даже ученые грешат употреблением ноотропов в периоды повышенного умственного напряжения. Правда, или молодые — до 25 лет или, наоборот, приближающиеся к пенсионным 55, когда на интеллектуальных способностях сказывается возраст. Вероятно, потому что ученые знают, что психостимуляторы к увеличению возможностей мозга не имеют непосредственного отношения. Они позволяют не спать и обойти обычные побочные эффекты напряженной работы — рассеянность, забывчивость, заторможенность. Но сделать человека сообразительнее не могут. Зато их передозировка ведет к тем же последствиям, что и у наркотиков-стимуляторов. Нейроны работают на износ, накапливая продукты метаболизма, и, в конце концов, погибают.

Другая история с пирацетамом, «приятелем» российских студентов-авральщиков. Семейство «рацетамов» сегодня насчитывает с десяток ноотропных препаратов, но эффективность ни одного из них не доказана клиническими испытаниями. Больным с Альцгеймером они не помогают, это проверено. А тесты на здоровых людях проводились, еще во времена Советского Союза, и по современным меркам не считаются доказательными. Нам рацетамы интересны по другой причине. Голая теория приписывала им воздействие на AMPA-рецепторы мозга. Это уже вплотную подводит нас к настоящей «прокачке» серого вещества.

 

 

Двери восприятия

Нейрон можно представить как комнату со множеством дверей, а нейронную сеть — как маршрут, который электрический импульс прокладывает в огромном доме-мозге, неся свое сообщение из одной его части в другую. Когда мы получаем новое знание или усваиваем навык, прокладывается новый маршрут. Вспоминание и повторение — передача импульса по уже размеченному пути. Как быстро это происходит, зависит от того, хорошо ли открываются двери — синапсы.

В мозге человека почти все синапсы химические. Передача импульса в них происходит, когда один нейрон выпускает в синаптическое пространство молекулу-посредник (нейромедиатор), а рецепторы на мембране другого нейрона «узнают» ее и запускают цепочку химических реакций внутри клетки. Какую, зависит от того, что за посредник это был и какое сообщение он принес.

В процессах обучения и запоминания задействован глутамат. Эта аминокислота передает импульсы в гиппокампе, глубокой структуре мозга, переводящей информацию в долговременные хранилища памяти и ориентирующей нас в пространстве, и неокортексе — самом свежем слое коры, где гнездится логика. Глутамат в синапсах узнают два вида привратников: AMPA- и NMDA-рецепторы. Когда мы получаем новую информацию, включаются AMPA-рецепторы. Если их активность поддерживается достаточно долго, присоединяются NMDA-рецепторы. Возникает долговременная потенциация — разметка постоянных маршрутов в мозге. Иначе говоря, повторенье — мать ученья. Но главное, все больший объем «трафика» заставляет нейроны выпускать новые отростки — дендриты, чтобы открыть на них новые двери-синапсы. На нагрузку мозг, как и мышцы, отвечает ростом.

 

 

Самый умный

Наследственность — линия старта, с которой мы начинаем развивать свои способности. В лаборатории Принстонского университета (США) были выведены мыши, демонстрирующие, как передвинуть ее вперед. Животные, получившие общее имя Дуги, появились на свет с дополнительной копией гена NR2B, регулирующего действие NMDA-рецепторов. Они тратят меньше времени на знакомство с новым, лучше ориентируются в лабиринтах и хранят знания на протяжении дней, что для мышей вообще не свойственно. Впрочем, генная модификация человека — дело неоднозначное. Много ли найдется желающих копаться в геноме своего будущего ребенка, только чтобы он был «умненьким»? К «готовому» человеку такой подход вообще неприменим. Когда клетки тела дифференцируются, образуя органы и ткани, каждая из них сама хранит свою ДНК, и нет такой «кнопки», которая бы изменила набор генов во всем организме. Другое дело — химическое воздействие на синапсы, уже опробованное психиатрами и любителями кофе.

Больше десяти лет назад компания Cortex Pharmaceuticals (Калифорния, США) начала разработку ряда препаратов, получивших название ампакины. Эти вещества, попадая в мозг, связываются с AMPA-рецепторами и делают их более чувствительными к глутамату. Нейронные сети активируются легче, быстрее подключаются NMDA-рецепторы, у нейронов становится больше поводов «пуститься в рост». Подобными разработками занимается не только Cortex Pharmaceuticals, но пока это единственная компания, чьи препараты добрались до стадии клинических испытаний на людях. Проверяется их эффективность при болезни Альцгеймера, нарколепсии (сонной болезни) и нарушении дыхания под наркозом.

Ее конкуренты, Helicon Therapeutics (Сан-Диего, США), пошли другим путем. Эта компания работает над препаратами, способными активировать внутриклеточный белок нейронов, известный как CREB. Обычно активация этого белка — следствие работы AMPA-рецепторов. Он также участвует в создании долговременной потенциации, укрепляет память и провоцирует образование новых синапсов. Helicon Therapeutics пытается найти способ прямого воздействия на CREB. Но пока оценить успехи компании могли только лабораторные мыши, сократившие время запоминания новых предметов с 15 до 3,5 минуты.

 

 

Если предположить, что испытания ампакинов, как самых перспективных препаратов, закончатся тотальным успехом, то лет через десять страдающим от болезни Альцгеймера или нарколепсии жить станет чуточку легче. Но это не значит, что следом в аптеках появится общедоступный эффективный «смарт-драг». Для этого нужен потенциальный покупатель. Любопытствующие поклонники фантастики не в счет. Потому что фармакология — не волшебная палочка, превращающая посредственность в гения, и тут Бессон слукавил. Ноотропы работают, когда мы бросаем вызов собственному мозгу, заставляя его решать по-настоящему сложные задачи. Никто ведь не рассчитывает выиграть Tour de France, просто приняв допинг и не садясь на велосипед.

 

 

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Инструкция по мозгу

Инструкция по мозгу

Михаил Портнов весьма известен в русской среде Калифорнии.

5 мая 2013 0 1093
Приложения сил

Приложения сил

Андраш Густи рассказал «ПОнедельнику» о своем опыте создания девелоперской компании

3 июня 2013 0 433
Фитнес для ума

Фитнес для ума

Досуг для интеллектуалов

16 ноября 2014 4 910

Свежие статьи

Очень деловые (часть I)

Очень деловые (часть I)

Женщины, без которых наша жизнь сложилась бы по-другому

23 октября 2017 0 11
Ужасы от «Понедельника»

Ужасы от «Понедельника»

Жители Петербурга о любимых «ужастиках» и своих собственных страхах

22 октября 2017 0 23
Факты вместо мелодрам?

Факты вместо мелодрам?

Когда душещипательные романы о вампирах и головоломные детективы приелись, наступает пора литературы нон-фикшн

21 октября 2017 0 182