интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
14 .. 16
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.65
  • 69.07
спецпроект
Образование 5D

Театр на войне, Япония в кино и некрологи

 

Сейчас в цене бизнес-реализация научных идей. Хороший диплом или диссертацию неплохо бы продать, а если нет, то побыстрее от него освободиться, чтобы заняться, наконец, выгодным делом.

Но из-за таких вот стереотипов молодежь рискует недополучить интеллектуального удовольствия — как следует исследовать то, что по-настоящему интересно!

Текст: Анна Чуруксаева

 

Объектом научного исследования может стать практически все. Взяться с подходящими инструментами за любимый предмет — это верный способ открыть в нем новые грани. Скажем, талант пана Анджея Сапковского, создателя саги о ведьмаке Геральте, стал для меня еще более очевидным, когда я препарировала синтаксис его текстов и нашла отточенные стилистические приемы. Отдельным удовольствием было рассылать в рецензируемые журналы серьезные статьи с примерами из саги, где действовали эльфы и колдуны. (Хотя коллег, которые изучали обсценную лексику, мне превзойти не удалось.) Однако обязательно ли знать заранее то, к чему планируешь подступиться с научными инструментами? Интерес может зародиться в процессе, ты можешь найти новые, прежде неведомые тебе смыслы... Или, по крайней мере, отлично провести время.

 

 

Знакомые жалуются, что подготовка их диплома была каторгой, а время на диссертацию убито зря? Им просто не повезло, или же они не умеют получать удовольствие от «научных раскопок». А вот героям наших историй точно повезло!

 

История 1. Любишь кино? Напиши диссертацию!

 

Анна Неустроева — магистрант СПбГУ, изучает международные отношения. Ее исследование посвящено формированию образа Японии в западном кинематографе. Девушка признается, что очень любит кино, это и навело ее на мысль, а почему бы не включить его в сферу своих научных интересов? Окружающие реагировали на выбранную тему позитивно, но спрашивали только, почему именно Япония и какие именно фильмы использовались для исследования.

Анна Неустроева,
магистрант СПбГУ:

— Конкретно кинематограф в контексте международных отношений практически никто не изучает, его упоминают в числе факторов мягкой силы, но он очень редко предстает самостоятельной единицей в исследовании. Россия в зарубежном кинематографе представляется достаточно однобоко, несмотря на то, что за последние года два можно было заметить некоторые изменения. А образ Японии гораздо сложнее: ее культуру превозносят, а милитаристское прошлое карикатурно осуждают. Мне хотелось разобраться в причине такого отображения.

 

 

В своем исследовании я работала с понятиями «имидж» и «образ». Имидж — это намеренно создаваемое впечатление, в то время как образ — это спонтанно-формируемое изображение чего-либо или кого-либо, и для реального понимания того, как страну воспринимают за рубежом, необходимо обратиться к анализу именно образа. Зарубежное кино оказывается полезным ресурсом для такого анализа.

Для меня это исследование было интересно не только тем, что приходилось смотреть очень много картин американского, французского, итальянского производства, но и тем, что можно было задействовать различные подходы к объекту, то есть не просто переписывать уже существующие работы, а проявлять свое воображение и знания. Так, например, на определенном этапе работы я задействовала лингвистический анализ, который позволил сделать вывод о том, что в речи главных героев неяпонцев превалирует пренебрежительное отношение к героям-японцам, даже если они по сюжету находятся в дружеских отношениях.

 

История 2. Просто потому что интересно!

 

Дарья Лисюк — историк, название ее магистерской диссертации в РГПУ им. Герцена звучит так: «Повседневная жизнь офицеров британской армии во время войны на Пиренейском полуострове (1808–1814)». Она утверждает, что выбрала такую тему для своего удовольствия и не стремилась ни развенчивать мифы, ни выводить какие-то уроки истории для потомков.

Дарья Лисюк,
магистрант РГПУ им. Герцена:

— Моя выпускная квалификационная работа была посвящена герцогу Веллингтону и его роли в наполеоновских войнах. Веллингтон — один из моих любимых исторических деятелей. Мне импонируют хладнокровие и рациональность герцога, а также стремление досконально разобраться в своей работе и выполнить ее как можно лучше. Поступив в магистратуру, я решила не отходить далеко от интересующей меня темы, только теперь акцент сместился с личности герцога на повседневную жизнь офицеров его армии. Оказалось, что она представляет не меньший интерес! К примеру, досуг офицеров во время Пиренейской кампании был очень разнообразным и насыщенным: от бесед, чтения и карточных игр — до светских приемов, балов и охоты. Существовал даже созданный офицерами любительский театр! К счастью, сохранилось внушительное количество дневников, мемуаров и писем участников наполеоновских войн. Исследований также достаточно — историки, особенно британские, не обделили вниманием войну на Пиренейском полуострове. Британской армии посвящено множество работ, освещающих различные аспекты ее деятельности — стратегию, тактику, вооружение, медицинское обеспечение, роль флота, разведки.

 

 

С друзьями-историками мы исторические темы практически не обсуждаем. Люди же, профессионально историей не занимающиеся, с интересом слушают мои рассказы об исследовании, и часто бывает так, что в процессе общения с ними у меня появляются новые идеи относительно того, в каком еще направлении можно развить свои изыскания.

 

История 3. А мы не такие уж и «заштампованные»!

 

Когда филолог Кира Онипко поступала в аспирантуру СПбГУ по специальности «Фольклористика» (это направление сочетает филологию и культурную антропологию), то ее спросили, какая из статей выбранного ею научного руководителя понравилась больше всего. Светлана Борисовна Адоньева — известный фольклорист, у нее много работ. Самой яркой Кире показалась статья про культ мертвых в постсоветской России — от публичных похорон до некрологов...

Кира Онипко,
аспирант СПбГУ:

— Как фольклорист и антрополог я должна быть непосредственным свидетелем событий. Например, во время экспедиции на Русский Север я стала очевидцем похоронного обряда. Но поняла, что не смогу заниматься именно процедурой похорон, исследовать процесс умирания... Поэтому сосредоточилась на некрологах. Научный руководитель отметила, что это тема находится на пике популярности на Западе, а у нас практически не разработана.

 

 

Говорят, этой темой невозможно заниматься, если ты не столкнулся с этим лично. Я рефлексировала над своим выбором и поняла, что, скорее всего, так примиряю себя с тем, что мои бабушка с дедушкой однажды уйдут... У моей семьи тема исследования вызывает вопросы, но когда я разговариваю с другими людьми, они все говорят, что это очень важно, и тем самым меня вдохновляют.

Что меня удивило в ходе работы: некрологи не такие формализованные, как кажется на первый взгляд. Они могут включать в себя очень тонкие личные воспоминания, быть разными по формату. Просто у многих людей остался в памяти образец советского некролога, где, и правда есть вот это все: «Родился... жил... умер... вечная память». Но на самом деле тексты, которыми мы сегодня прощаемся с умершими, уже не такие формализованные.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Дача на колесах

Дача на колесах

Можно ли в России воплотить мечту о жизни в путешествиях?

23 сентября 2017 0 9
Бой логики с дилетантством. Уже известны результаты!

Бой логики с дилетантством. Уже известны результаты!

Как вышло, что всех нас так зацепила битва между Флойдом Мейвезером и Конором Макгрегором?

22 сентября 2017 0 31
VIP-лекции, или Месяц за чисткой картошки

VIP-лекции, или Месяц за чисткой картошки

Где выучиться на повара: московский опыт

22 сентября 2017 0 17