интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
9 .. 11
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 57.09
  • 67.30
спецпроект
Меняющие мир

Три страха журналистики: «Будьте готовы, что придется бежать»

 

Журналистика не кормит, журналистов не любят, жена-журналист еще хуже, чем муж-художник, да еще и по голове всегда может прилететь, коли буквы твои не понравились сильным мира сего... Стереотипы? Конечно.
Но все мы знаем, что в каждой шутке есть доля шутки.
Итак, пара слов от Валерия Панюшкина о том, что побуждает становиться народным глашатаем и почему журналистам обязательно нужно записаться в секцию бокса.
Текст: Дарья Шевченко, Кристина Андрейчикова

 

Все, кто хоть раз бывал на встречах с Валерием Панюшкиным, не могли не отметить его непосредственность, чувство юмора и оригинальную манеру общаться с залом.

Итак, «Зона действия» до отказа забита журналистами и «сочувствующими». Валерий просит поднять руки тех, кому страшно заниматься журналистикой. Насчитав всего шесть человек, Панюшкин выносит вердикт: «Какие же вы все наивные дураки!»
По его словам, журналистика подобна спорту. А профессиональные спортсмены знают, какое это опасное занятие. Так что если вы не боитесь, то просто не делаете ничего серьезного.

 

 

И тут бы вроде можно и обидеться. Дескать, да я профессионал и ничегошеньки не боюсь. Да какое он имеет право говорить, что я не делаю ничего серьезного — у меня каждый день в жизни серьезный, каждое интервью меняет историю, каждое расследование людей спасает... Но аргументы слишком простые и логичные, чтобы не задумываться.

Итак, три страха, которые всегда будут преследовать вас, если вы решили посвятить жизнь журналистике.

 

Самый первый и самый большой страх — это страх написать неправду

Представляете, случилось что-то, я об этом написал, а потом оказывается — полная ерунда... А если эта ерунда повлияет на общественное мнение?! Например, сейчас постоянно говорят о пропаганде гомосексуализма. Люди представляют себе геев как людей в золотых трусах и в перьях. Послушайте, вы геев когда-нибудь видели? Они не ходят в перьях. Тем не менее, есть кто-то, кто вбил в общественное сознание такой образ и этот кто-то — мы, журналисты. Потому что всю информацию, которую получают люди, они получают от нас.
В социальных сетях видно, что человек ничего не видит своими глазами, почти все, что он видит, показали ему журналисты. Вот идут они по улице, а им навстречу говорящая собачка, но они не будут это обсуждать. Они обсуждают чемодан «Луи Виттон» на Красной площади, права или не права Наташа Водянова, что выставила этот чемодан притом, что они ни разу не видели ни этот чемодан, ни Наташу Водянову.

Поэтому рассказать неправду — главный ужас.

Возникает закономерный вопрос: а что мы можем с этим сделать? Разузнать как можно больше по той теме, с которой работаем. Хорошая идея! Однако совсем не факт, что мы разузнаем правду.

И все как-то сжалось внутри. Хорошо вдруг стало и обидно одновременно. Ведь действительно прекрасно, когда журналист осознает всю ответственность, которая на него возложена. Помните, сколько стереотипов вбито уже в головы журналистскими материалами?
Родители, школа, университет, независимые СМИ — все они, из самых лучших побуждений, торопятся вложить в нас многочисленные предрассудки, которые так сложно потом заменить реальной информацией. Вот вам и получается коктейль «два в одном» — «кто виноват и что делать».

 

 

 

 

Но... вот вам ещё одна, и самая-самая «страшная» тайна от Валерия Панюшкина.

Валерий Панюшкин  

Мы не рассказываем правду, мы не должны рассказывать правду. Мы должны рассказывать историю.
Например, датскому принцу Гамлету явилась тень отца, в результате разговора с которой все умерли. Никаких доказательств, что тень отца действительно была, нет. Но это и не важно! Мы не можем докопаться до правды, но это не значит, что мы не можем рассказывать историю.

Вы можете не знать всего, можете не знать, какие люди сказали вам правду, а какие нет. Люди, могут сами не знать правду. Существует фантастическая способность лгать и искренне не знать, что ты лжешь, поэтому все физиологические признаки, типа бегающих глаз, не работают.

Соответственно, запомните правило — не верьте никому и прежде всего себе. Вы наверняка ошибаетесь! Попадаете под обаяние других людей, неправильно понимаете и истолковываете какие-то вещи. Поэтому не пытайтесь рассказать правду, рассказывайте историю.

 

Второй страх — это страх отсутствия похвалы, или «меня отругают»

В древнем самурайском кодексе написано: каждый день представляй себя мертвым, представляй, как тебя разрубают мечом, как падаешь на скалу, как тебя съедают дикие звери. Если же ты не самурай, а журналист, то к тому, что тебя ругает начальник, надо относиться бодро. Это все равно когда-нибудь случится. Еще никому не удавалось этого избежать.
Все просто — все журналисты рано или поздно схалтурят. Потому что дедлайн, потому что не успел, потому что был идиотом — есть масса причин, по которым можно схалтурить. Ведь журналист не писатель, он не может сослаться на плохое настроение, самочувствие или творческий кризис. «Вот, не пишется мне сегодня... Какое «не пишется»?! Дедлайн!» — пародирует разговор типичного журналиста и редактора Валерий.

 

 

А еще бывает, что не журналист виноват, а его начальник. Ведь шеф, который сидит в офисе, видит мир иначе, чем журналист, который работает «на земле». Поэтому оценивают задачу они, опираясь на разные факты:

Валерий Панюшкин  

Журналист исходит из того, что он видит: у него есть история, и, чтобы рассказать ее, ему нужен некий объем. Вот есть замечательная журналистка Светлана Рейтер, которая пишет репортажи на 74 страницы. Она во всем разобралась и все объяснила, только для этого ей потребовалось 74 страницы. Но ни одно издание не может «съесть» этот объем, и никто не будет читать такой текст.

Поэтому редактор, который сидит в кабинете, исходит не из факта, а из потребностей верстки. Ему нужен текст на пять тысяч знаков, и другого пространства на полосе у него для вас нет. И даже если вы увидели Джона Леннона и Кеннеди, и даже если Леннон убил Кеннеди, все равно пять тысяч знаков.

Нет журналистов, с которыми этого не случается.

Поэтому надо быть готовым дернуть кольцо на поясе шахида и сказать главному редактору все, что вы о нем думаете. Если вы этого не сделаете, то это вас уничтожит.

 

Зал заметно оживился! Как же приятно, когда вот так просто, практически с трибун, авторитетный журналист, к которому ты вроде пришел учиться мудрости, говорит, что схалтурить может каждый и что надо не бояться вступать в дискуссию с редактором. Хотя он, конечно, не совсем об этом. Но, думаю, в этот день ни одно кольцо на поясе шахида было выдернуто!

  

 

И, наконец, третий страх, беспокоящий всех журналистов и обозначенный Валерием Панюшкиным как «чисто животный», — страх за собственную жизнь.

Политковскую убили в подъезде, Кашина избили металлическими прутьями, Климова получает угрозы...

Валерий Панюшкин  

В большинстве случаев угрозы, которые получает журналист, это понты. Но когда в вас стреляют в подъезде, это, конечно, уже не понты, и ничего не поделаешь. Даже специально подготовленный человек, какой-нибудь омоновец, когда заходит домой с сумками из супермаркета и получает пулю в ногу, среагировать не успевает. А мы с вами неподготовленные люди. Е

динственное что утешает, — для такой ситуации сначала надо стать Политковской. А вот мелкие истории вроде избиений случаются чаще. И это значит, что нам всем к ним, к таким ситуациям, надо хорошенько подготовиться. Запишитесь в секцию бокса. Да-да, всем журналистам — в секцию бокса! А девушкам это особенно нужно.

Представляете — возвращаетесь домой, а к вам подваливают два амбала, которые пытаются двинуть вам в глаз за вашу статью. Что вы будете делать? Тут никакая смелость и профессионализм не помогут. Так что приготовьтесь, что придется бежать. И никогда не носите туфли на каблуках. Такая обувь — не для журналистов. Любите каблуки — выберите другую профессию.

Да уж, есть такое выражение — «журналиста кормят ноги». Так вот не только кормят. В моей голове пронеслось столько этих самых случаев, когда любовь к кедам, если не спасала жизнь, то уж точно уберегала от синяков. Моя лучшая подруга, когда впервые получила угрозы из-за своих статей, тут же записалась в секцию по боксу. Кстати, журналистику она бросила раньше, чем бокс.

«Рано или поздно вы обязательно влезете в такую историю, потому что вам всегда хочется нового. Это нормальный журналистский азарт, без которого работа становится скучной», — подводит итог Валерий Панюшкин.

 

И зачем люди вообще идут в эту профессию? Денег платят мало, ответственности — масса, еще и рискуешь получить по голове (не важно от начальника, разгневанного читателя или «особого отряда»).

 

Однако, как бы наивно это не прозвучало, но журналистика может помогать. Помогать реальным людям. Иногда даже выжить. И это то, что не позволяет тебе оставить профессию, иначе люди, о которых вы еще не написали, возможно, потеряют последнюю надежду.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Как превратить слова в деньги?

Как превратить слова в деньги?

«За словом в карман не полезет» — это про тебя?

11 декабря 2013 0 697
Тот самый «эльф-торговец»

Тот самый «эльф-торговец»

Ярослав Андреев родился в 1983 году в Ленинграде. Сегодня он — известный бизнесмен, продюсер, ресторатор, ментор, манимейкер...

25 марта 2014 0 10619
Самое главное — это знать, куда ты идешь

Самое главное — это знать, куда ты идешь

Пять правил успеха Арнольда Шварценеггера

17 октября 2014 0 756

Свежие статьи

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

«“Оно” не такое страшное, как шеф или ипотека»

Реальные страхи: чего мы боимся на самом деле и как с этим справляться?

17 октября 2017 0 7
Врач из Святой земли

Врач из Святой земли

Правдотерапия: почему израильская медицина признана лучшей в мире?

17 октября 2017 0 7
Правильный фрилансер

Правильный фрилансер

Как не ошибиться с подбором исполнителя под ваш проект

16 октября 2017 0 36