интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-3 .. -5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 56.08
  • 60.85
спецпроект
Право имею

Учитель онлайн

Пять лет назад Александр Пашков стал директором школы. Он не выбирал подходящее здание, не проходил комиссию в РОО и даже не набирал детей с окрестных домов. Ведь все обучение в его заведении — виртуальное. На пару со своим другом Валерием Соловьевым он основал онлайн-сервис репетиторства TutorOnline. С тех пор образовательно-управленческий процесс поглотил друзей целиком. За годы работы в развитии проекта приняли участие 1,5 тыс. репетиторов, которые провели более 100 тыс. онлайн-уроков, сейчас в школе занимаются 8,5 тыс. учеников из 50 стран мира. При этом большая часть сотрудников проекта работают удаленно. О том, есть ли разница между онлайн- и офлайн-занятиями, правда ли, что со временем личное общение с учителем будет доступно лишь богатым и какие тенденции наблюдаются на рынке виртуальных образовательных услуг, основатель и руководитель онлайн-школы TutorOnline побеседовал с «Понедельником».

Текст: Анастасия Столбова

— Александр, расскажите о том, как создавался TutorOnline, долго ли искали свой формат и свое место на рынке?

— В 2010 году моя жена преподавала племяннице русский язык по телефону, а мой будущий бизнес-партнер Валерий Соловьев преподавал математику по скайпу. Однажды мы с ним встретились и решили попробовать запустить образовательный стартап в сфере онлайн-обучения. Как выяснилось, в Рунете подобных сервисов на тот момент практически не было. Посмотрели на западный опыт: в США тогда были популярны сервисы «скорой помощи»: мгновенное объяснение принципов решения тех или иных задач или даже само решение, то есть получение итогового результата. Мы решили оказывать те же услуги. Запустились в марте 2011 года, специализировались на трех предметах: русский язык, математика и английский язык. Первый платеж пришел с Сахалина на второй день работы. Через несколько недель появился и первый крупный клиент. Но, несмотря на то, что обороты постепенно росли, в системе что-то не ладилось. Нам было некомфортно работать в таком формате. После поездки в США по программе для предпринимателей мы решили изменить бизнес-модель. Оказалось, что наши клиенты хотят не сиюминутного решения учебных проблем, они хотят получить алгоритм, по которому в дальнейшем смогут справляться с задачами самостоятельно. Их не удовлетворяли короткие консультации, они хотели полноценно заниматься с талантливыми педагогами, мотивирующими на успех. Таким образом, мы стали привлекать в проект педагогов-предметников, специалистов в различных областях, экспертов ЕГЭ, носителей языка. Вложили много средств в разработку уникального сервиса для занятий, наш вайтборд — виртуальный аналог школьной доски для письма и рисования. Благодаря этому сервису учитель и ученик могут делать чертежи, писать диктанты, решать примеры, упражнения и задачи, делать работу над ошибками, делать пометки и зарисовки. Это действительно удобно. Практически все, что можно делать на живом уроке, можно делать в нашей виртуальной классной комнате. В результате мы создали полномасштабную онлайн-школу, и всего за год (с 2012 по 2013 год) количество учеников выросло втрое.

— А как вы отбираете преподавателей?

— У нас строжайший отбор. Согласно статистике, лишь пятеро из ста кандидатов становятся нашими преподавателями. На первом этапе мы просим предоставить все необходимые документы, затем кандидат проходит тестирование на знания предмета и, наконец, собеседование. Мы должны быть уверены, что кандидат не просто опытный педагог, но и хороший адекватный человек, который будет разделять наши корпоративные принципы. Главный из которых — интересы учеников превыше финансовой выгоды проекта или педагога.

— Вы называете проект онлайн-школой, что вкладываете в это понятие?

— Мы не база репетиторов, не каталог платных объявлений об услугах. Мы образовательный проект полного цикла. Все репетиторы — наши сотрудники, трудовые отношения с которыми закреплены документально. Мы сопровождаем ученика на всех этапах обучения на сайте. Дежурные преподаватели встречают на сайте и помогают в подборе репетитора, занятия записываются, запись ученики используют в качеств электронных конспектов, родители могут просмотреть, чем педагог и ученик занимались во время онлайн-урока, наши методисты смотрят записи, чтобы оценить профессионализм, коммуникабельность, доброжелательность, увлеченность педагога.

При этом нельзя сказать, что мы настоящая или ненастоящая школа. Онлайн-обучение — это принципиально иной формат организации учебного процесса. Это новая форма получения знаний, поэтому классифицировать нас в контексте традиционной системы old school вряд ли возможно. Мы онлайн-школа, которая ведет индивидуальную работу с каждым учеником, каждым педагогом и родителем. Мы одновременно и посредники, и контролирующий орган, и площадка для занятий, и администрация, и психологическая помощь, и образовательный проект, генерирующий уникальный контент.

— Почему изначально вы выбрали удаленный формат работы и не только для учителей, которые и так могут преподавать по скайпу, но и для работников офиса, завучей?

— Все-таки у нас не полностью, а частично «удаленный» офис. Все преподаватели, кончено же, живут и работают в разных городах и странах, а сотрудники, выполняющие иные, не педагогические, функции рассредоточены по двум офисам — в Москве и Минске. В Минске у нас, например, находится бэк-офис, где сидят наши талантливые разработчики, маркетологи, креативный отдел. Но при этом есть и сотрудники, работающие удаленно. Руководитель креативного отдела, например, ведет работу из Риги, директор по маркетингу курсирует между Прагой и Минском, контент-менеджер также полностью дистанционен по отношению к офису. В целом все сотрудники имеют свободу выбора. Я не привязываю к рабочему месту, потому что знаю, что количество часов, которые тело сотрудника проводит в офисном кресле, никоим образом не связано с реальными заслугами и результатами труда.

Мы все люди творческие, мы все любим наш проект, помогаем и поддерживаем друг друга. А география — это для нас совершенно несущественный фактор. Хотя иначе и быть не может… Иначе какая же мы онлайн-школа?

— А что скажете о плюсах и минусах «удаленки» для вашей сферы и вашей компании?

— Минусов назвать не могу, честное слово. Опять же повторю свою мысль: виртуальный проект (то есть бизнес, который реализовывается полностью в онлайн-пространстве) не может страдать от «удаленки». Мы по максимуму используем возможности информационных технологий, возможности интернета, чтобы создавать свой бизнес и оптимизировать образовательный процесс на локальном, а возможно, в будущем и на глобальном уровне.

Специфика нашего бизнеса такова, что редко случаются настолько «горячие» вопросы, которые требуют незамедлительного реагирования со стороны целого штата сотрудников. Мы же не новостное агентство. Каждый из нас знает свои обязанности, каждый имеет четкий план, где прописаны все задачи на неделю-месяц-полгода-год. Руководители отделов контролируют соблюдение установленного плана. Но у нас не компания строгого режима. Скорее команда единомышленников, людей, которые хорошо выполняют свои обязанности, и начальнику не нужно «стоять над душой» у подчиненных, чтобы они изображали бурную деятельность.

— Как вам удается дистанционно управлять действиями всех сотрудников? Есть ли у вас какой-то свой особый секрет?

— Думаю, что главный секрет успешного руководства — это умение собрать правильную команду. У нас собеседование может длиться более двух часов. Причем обсуждение профессиональных достижений, навыков и компетенций занимает в лучшем случае треть этого времени. Меня гораздо интереснее, какой передо мной человек: о чем он мечтает, к чему стремится, что ценит, как относится к людям. Я не приемлю снобизма, высокомерия, болезненного эгоцентризма, заискивания, неумения признавать свои ошибки… Мне важно, чтобы в коллективе люди чувствовали себя комфортно, чтобы не жили от субботы до субботы, деля свое время на «работу» и «наконец 18 часов, и я иду домой». Мы, конечно, не фанатики и трудоголики, но нам приятно вместе работать и отдыхать. Поэтому мой секрет успешного бизнеса — это правильная команда.

 

— Александр, какие проблемы стоят перед онлайн-образованием сегодня?

— В обществе сохраняется определенный страх по отношению к онлайн-форматам обучения. Особенно среди старшего поколения, многие считают, что это неэффективно и даже небезопасно. Мы стараемся бороться с этими мифами.

Наши дети живут совсем в другой реальности, нежели мы 20–30 лет назад. Сегодня уметь использовать технологии себе во благо, быть мобильным, справляться с бесконечными информационными потоками и критически воспринимать информацию, приходящую извне, — базовые условия успешной профессиональной деятельности. Родители должны понимать, что классических институтов (школа, вуз) недостаточно для того, чтобы ребенок социализировался и адаптировался к динамичному миру.

При этом чтобы ребенок не был перегружен, важно находить комфортные варианты обучения. Онлайн-занятия как раз и есть максимально комфортный способ получить или закрепить знания и при этом не переутомиться, не потратить уйму времени, средств и сил на решение организационных вопросов.

— В последние годы на рынке онлайн-образования происходит своеобразный бум. Насколько остро ощущается конкуренция?

— Действительно, сейчас появляется много ресурсов, предлагающих те или иные образовательные услуги в режиме онлайн. Сегодня стало модным вносить в учебный процесс элементы компьютерной игры (геймификация), развлекать ученика всеми возможными способами, удивлять, удерживать их внимание за счет именно технических уловок. Я настороженно отношусь к таким путям развития. Мне кажется, что бизнес «любой ценой» начинает брать верх над образовательной составляющей, чего допускать нельзя ни в коем случае.

Образовательные проекты несут большую ответственность. Мы, конечно, зарабатываем деньги, но мы зарабатываем на оказании качественных образовательных услуг. Поэтому очень неприятно видеть, когда появляется ресурс, который не генерирует никакого уникального контента, не имеет удобного сервиса, не предлагает индивидуальных решений, но при этом старается заработать на красочной обертке.

Есть и качественные проекты, достойные уважения. С ними мы стараемся знакомиться, всегда открыты к сотрудничеству. Наше главное преимущество по отношению к конкурентам — наш вайтборд (аналогов у конкурентов нет), наш подход к подбору репетиторов, перманентный контроль качества оказываемых репетиторами образовательных услуг.

— Многие отмечают, что поток онлайн-студентов растет, поскольку растут цены на классическое офлайн-обучение (и стоит оно в разы дороже), ощущаете ли вы эту тенденцию?

— Онлайн-репетитор действительно «стоит» меньше, чем педагог, дающий «живые» частные уроки. При этом они ничуть не менее квалифицированы и опытны, нежели офлайн-коллеги. Просто онлайн позволяет существенным образом снизить расходы, а потому и конечная цена будет ниже.

В офлайн-образовании очень много издержек. Представьте: добраться до ученика, а потом обратно, либо открыть свой дом, где-то ущемить в личном пространстве домашних… Это психологически непросто, материально невыгодно и физически утомительно. Онлайн-репетиторы избавлены от таких проблем, а потому и за свои услуги просят меньшую плату.

— Скажите, насколько реально обучить новым знаниям онлайн? Ведь такой формат ограничивает выбор образовательных направлений, например, нельзя научить ничему прикладному. Согласны ли вы, что, несмотря на развитие технологий, офлайн-обучение никогда не умрет?

— Мы недавно проводили опрос среди наших педагогов. В числе основных вопросов был: какой формат обучения, на ваш взгляд, эффективнее — офлайн или онлайн? Так вот, все наши репетиторы ответили в одном ключе: результат зависит не от формат занятия, а от стараний ученика и профессионализма педагога. Противники онлайн-обучения часто приводят в качестве аргумента отсутствие живого контакта. Но, на мой взгляд, не совсем правомерно так рассуждать. Интернет-взаимодействие позволяет видеть друг друга, улавливать настроение и эмоции друг друга, смеяться, шутить, внимательно слушать. Единственное, что невозможно, — тактильный контакт. Но нужно ли родителям, чтобы учитель и ученик взаимодействовали тактильно?

— Все ли курсы можно преподавать онлайн?

— Не все, но большинство.

— Вот вы говорите о прикладных знаниях… Является ли программирование прикладной дисциплиной?

— Конечно. И наши ученики прекрасно обучаются с репетиторами этому делу. Я даже знаю людей, которые игре на гитаре онлайн обучаются и делают успехи.

— Александр, сегодня многие педагоги, психологи и футурологи считают, что в будущем лишь самые богатые люди смогут позволить себе личную коммуникацию с преподавателем, остальным будет доступно лишь онлайн-обучение. Согласны ли вы с таким утверждением?

 

— Такую позицию я называю псевдоинтеллектуальным снобизмом. Это знаете, как два совершенно одинаковых блюда, только одно приготовлено дома женой, а второе предлагают в пафосном ресторане. Первое обойдется в 200 рублей, а второе будет стоить 2000. А какая разница? Ну только лишь в том, что любимая жена приготовит вкуснее. Понимаете, делить образование на массовое и элитарное сегодня уже нельзя. Такое деление было возможно, когда доступ к образованию имели единицы, в силу определенного уровня развития человеческого общества и социальных институтов. Сегодня это просто снобизм. Знать пять языков может не только выпускник Гарварда, но и самый обычный человек (не выходец из аристократической семьи), который имеет мотивацию и тратит на самообразование много времени.

Мы стремимся сделать качественное образование доступным, чтобы и человек из северной глубинки, и столичный житель имели равные возможности для самореализации. А дальше уже пусть все зависит не от престижности диплома, не от социального статуса родителей, а только от усердия, таланта и целеустремленности ученика.

— На ваш взгляд, есть ли какие-либо минусы у онлайн-образования?

— К сожалению, на данный момент у онлайн-образования нет контролирующих органов, серьезного экспертного жюри, которое могло бы формировать критерии, условия, раздавать знаки качества. Наверное, тот факт, что пока не выработано строгих критериев качества, и есть основной недостаток. Сегодня на онлайн-образовании может делать бизнес практически любой, что не гарантирует потенциальному клиенту качественного контента и качественных услуг. Пользователь не может до конца быть уверенным, что получит реальное знание, а не иллюзию знания.

— Какие образовательные программы вы предлагаете и как выбираете, что именно предложить на рынке?

— Наши педагоги специализируются на преподавании всех предметов из школьной программы, некоторых предметов, которые преподаются преимущественно в вузах, иностранных языков, узкоспециализированных курсов. Мы стараемся постоянно расширять перечень дисциплин, поскольку хотим, чтобы каждый человек независимо от возраста мог прийти к нам и найти своего педагога.

— Расскажите о вашей корпоративной культуре, в чем она заключается и чем особенно гордитесь?

— Наша корпоративная культура основывается на определенных принципах: взаимопомощь, уважение, профессионализм, готовность непрерывно учиться, развиваться, разумный перфекционизм и позитивное отношение к жизни в целом. Я горжусь нашими педагогами. Хочу сказать им огромное спасибо за честный труд. Горжусь каждым специалистом, который, а я это вижу, вкладывает в TutorOnline душу. Горжусь учениками и родителями, которые нам доверяют, которые каждый день становятся лучше и достигают высоких результатов.

— Какие тенденции существуют сегодня на рынке онлайн-образования? Какие программы особенно популярны?

— Прежде всего — геймификация, о ней я уже говорил. Кроме того, на рынке начинает цениться оригинальный контент, индивидуальный подход, творческое начало. Современный ученик требует эффективных решений, и информационные технологии позволяют существенным образом оптимизировать учебный процесс. Например, освободить педагога от ненужной, лишней работы по написанию бумаг «в стол».

Наиболее востребованы сегодня иностранные языки. И дети, и взрослые стремятся изучать языки. Знать два или три языка — уже не привилегия избранных интеллектуалов. С помощью опытного репетитора за год можно вывести свои знания на вполне приличный уровень. Многие компании делают ставку именно на преподавание языков.

Также сегодня растет популярность экспресс-курсов и мультиформатных программ обучения. Когда в довольно сжатые сроки ученик получает много хорошо структурированной информации, посещает какие-тоонлайн-лекции, семинары, получает часть информации в электронном виде, что-то смотрит в записи, что-то осваивает в режиме реального времени. Такие форматы хороши, поскольку позволяют распределять по блокам большие массивы информации, где-то сделать ставку на интерактив, где-то предоставить ученику возможность самостоятельно изучить вопрос, где-то развлечь. В будущем мы тоже планируем разнообразить форматы обучения.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Да нет, наверное

Да нет, наверное

Психолог Ирина Флотская о науке отказывать без чувства вины и испорченных отношений

24 апреля 2017 0 89
Право имею!

Право имею!

Почему люди относятся к законам небрежно и где современная молодежь проводит для себя границу между «можно» и «нельзя»

23 апреля 2017 0 25
Лайкни Малевича, репостни Айвазовского

Лайкни Малевича, репостни Айвазовского

Что такое хороший музейный Instagram и как культурные пространства превращают виртуальных подписчиков в реальных гостей?

22 апреля 2017 0 172