интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
-1 .. 1
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 59.28
  • 69.64
спецпроект
Большие гонки

Уравнение с игреками

Генератор мотивирующих цитат на Facebook выдает скучающей на работе Олесе «Лучше рискнуть, чем ничего не делать и всю жизнь сожалеть». Ура! Она строчит в Viber подруге: «Летим в Милан!», потом идет увольняться, попутно присматривая варианты билетов у отечественного лоукостера.

Подруга — фрилансер, из офиса сбежала уже года два назад. «Клиентам безразлично, где я пишу для них тексты, главное, чтобы с настроением». Неделя моды в Милане — однозначно повод для хорошего настроения бьюти-блогера. Must visit, так сказать. Остановиться можно будет в хостеле, где управляющим работает парень из Ростова, пересекались на фестивале «Дикая мята» в 2014-м…

Текст: Светлана Хаматова

Если и есть люди, которые превратили свою жизнь в сплошной квест, то это не секретные агенты, не спортсмены-экстремалы, не геймдизайнеры и не квестмейкеры. Работа для адреналинозависимых остается работой, бизнес, даже построенный на приключениях и развлечениях, — бизнесом. А вот когда работа перестает быть отдельной, жестко регламентированной сферой, начинается интересное.

Интерес — главное, что управляет жизнью поколения родившихся в конце 1980-х — начале 1990-х. Их называют миллениалы, игреки и много еще как. Гаджеты если не с пеленок, то со школьной скамьи, соцсети и селфи в самых необычных местах, вся еда — сначала в Instagram, а лишь потом в желудке — это все про них. В среднем им сейчас лет по 25–27, за плечами, как правило, высшее образование (возможно, что полученное со второго захода, потому что первый выбор оказался скучным, навязанным родителями), несколько, скорее всего, очень непродолжительных попыток поработать «по-настоящему» и хотя бы один персональный проект, потому что миллениалы хотят состояться как можно раньше. Стоит ли их в этом обвинять?

Говорят, это потому, что этим поколением управляет дофамин — нейромедиатор, поощряющий мозг. Больше, больше поощрения! Говорят также, что дело в слишком благополучном детстве — родители из сил выбивались на работе, чтобы дать им максимум, и поневоле вырастили нарциссов, новых «мажоров».

А может, все немного проще: у миллениалов, благодаря интернету, в примерах для подражания — весь мир. Их одногодка с другого континента изобрел приложение, которым теперь пользуется каждый второй; знакомые из Европы «на коленке» собрали 3D-принтер; московские френды уехали в Таиланд и открыли дайвинг-центр. Когда нет границ и все так близко, как не поверить в то, что все возможно? (Еще Дима Билан про это пел, и, кажется, у него получилось, с «Евровидением»-то.)

 

 

Работодатели «вот это вот все» — и мобильность, и глобализм мышления и амбиций, и порывистость, и пресловутую «новую искренность» («если скучно, то нельзя терпеть!») — ненавидят. Сильное слово. Заменим на «опасаются». Но ведь не без причины!

Во-первых, потому что на миллениалов трудно положиться. В компании период сдачи проекта или отчетов, пришел с заказом VIP-клиент, а важный винтик рабочего механизма уезжает волонтером в Хорватию. Волонтером — не в отпуск, не замуж! Уйти в декрет и то было бы как-то понятнее. А если от складывающейся карьеры отказывается парень — еще более странно. Ладно бы, если захотел стать бизнесменом и открыл приличный стартап. Но делать экодомики для домашних питомцев или же бабочки для модников? Это несерьезно, даже если и принесет какие-то деньги. Однако и этот их пунктик легко объясним: миллениалы панически опасаются пропустить «свое» и потратить ценные годы жизни на скучное, неинтересное, не дающее ощущение самой жизни. Помните, мы говорили, что работа и вся остальная жизнь у представителей этого поколения перестали четко разделяться? Как следствие, к работе предъявляется все больше требований. Она должна быть комфортной во всех смыслах — от удобного рабочего места до гармоничных отношений в коллективе и с начальством. Жизнь в условиях избыточного выбора уменьшает ценность выбранного. Поэтому не удивляйтесь, что одно постоянно меняется на другое.

Во-вторых, миллениалы плохо переносят рутину и отсроченный результат. Эти пахать за 13-ю зарплату не станут (еще и по той причине, что ценят себя выше, но об этом позже). Никаких секретов нет: рутина находится на совершенно другом полюсе от дофамина. Однако если предыдущие поколения, которым тоже, между прочим, ничто человеческое не чуждо, искали поощрения, так сказать, на стороне (в хобби, семейных отношениях, дополнительном образовании, общественной деятельности) и тем самым компенсировали недостаток удовольствия от работы, то миллениалы на это не согласны. Даешь поощрение — во всех сферах жизни! В этом смысле игреки буквально повторяют древнеримских стоиков: ubi nil vales, ibi nil velis, то есть «там, где ты ничего не можешь, там ты не должен ничего хотеть». Самое интересное в том, что всемирная сеть опять-таки дает новому поколению образцы — истории тех людей, которые сумели добиться равномерного распределения дофамина по всей своей жизни. Не всегда эти истории реалистичны, интернет располагает к тому, чтобы покрывать глянцем все шероховатости и нестыковки, так что «игрек» из Петербурга даже не в курсе, что у фрилансера, который «счастливо трудится у моря на пляже» постоянные проблемы с интернетом, а это истощает нервную систему даже в наших северных краях. Более того, про трудный путь к идеальной работе пишут обычно вскользь: «Выучив китайский, я легко устроился в архитектурную фирму, которая работает в самом центре Пекина… Там ценят архитекторов из России, которых их понимают!» Фраза про китайский обычно выпадает из поля зрения игреков, они даже не задумываются, что на изучение этого иностранного языка потребуется не пять минут, тем не менее образ создан, и в сравнении с ним рутина раздражает нестерпимо. Увы, реальность непременно напомнит, что на все нужны время и усилия, однако не каждый игрек это услышит, а тем более — примет. Скорее он решит, что и это — «не его», и сменит направление движения.

Что до схемы «сегодня стулья, завтра деньги, а точнее послезавтра или в конце года», то концепция отсроченного результата милллениалам категорически не близка. Цепочка «стимул — реакция» короткая, а чтобы отказаться от удовольствия сегодня ради (возможно) большего удовольствия завтра, послезавтра, в конце года, нужно напрячься, нужно удерживать в воображении желаемый образ будущего и чем-то его постоянно подпитывать, то есть добавлять в цепочку промежуточные звенья. Все это миллениалам доступно, в принципе, с воображением у них полный порядок. А вот с подпиткой — тяжелее. У внешнего поощрения всегда больше веса, чем у самопоощрения. Таким образом, если работодатель не станет постоянно и грамотно мотивировать сотрудника-игрека чем-то положительным (негатив — «не мое, ухожу»), у того быстро закончатся силы и желание мотивировать и поощрять себя самостоятельно. Все эксперты согласны с тем, что темп жизни, благодаря новым технологиям, постоянно ускоряется, а это формирует такое качество, как нетерпеливость. (Действует это не только на новое поколение, пожалуй, каждый из ныне живущих замечал это на себе.)

И потом, думают игреки, а почему должно быть долго и сложно?

 

 

Помните, в советское время на каждом заводе находились рационализаторы? Люди, которые придумывали, как быстрее, лучше, безопаснее, эффективнее сделать что-то. А всеми любимая программа «Очумелые ручки»? Ведущие брали обычные вещи, часто предназначенные на выброс, и создавали из них «просто и легко» что-то полезное. Не будем даже приводить в пример программистов, которые в конце концов автоматизировали нам почти все, до чего добрались руки. Сейчас в большом почете так называемые лайфхакеры, которые знают, как «взломать реальность» и добиться своего коротким путем. Лайфхаки поражают, даже на бытовом уровне, когда узнаешь из ролика на YouTube, как без проблем почистить гранат. Всегда стены и одежда были в алых брызгах, а тут на тебе! А уж если речь идет про путешествия, финансы и другие серьезные вещи…

Обратная сторона лайфхакерства — впечатление, что везде и всегда можно найти «служебный вход». А значит, рутина и долгая упорная работа — это, мягко говоря, для несообразительных. «Мы-то знаем, что можно жить по-другому!»

И вот третья причина, по которой работодателям сложно с миллениалами: новое поколение высоко себя ценит. Его представители не хотят вписываться в рабочей иерархии на самую нижнюю позицию — это некомфортно; не хотят играть в старую, как мир, игру «воспитай новичка», которая в своей критической стадии в армии принимает форму дедовщины, а в рабочем коллективе — моббинга. На личное дело практически каждого миллениала можно ставить штамп «в чинопочитании не замечен». Не такие уж они и революционеры, эти игреки, просто не боятся за свое место, потому что внутренне готовы перепробовать еще с десяток вариантов.

Везет игрекам-айтишникам, потому что в силу специфики своих знаний они могут диктовать начальству правила игры и требовать послаблений — неформальный стиль в одежде, гибкий график, удобное рабочее место плюс, конечно, всевозможные бонусы. Но игрек-гуманитарий хочет того же самого, не имея зачастую аналогичного рычага давления, ему просто нечего предложить взамен (за исключением языков: по статистике, миллениалы неплохо владеют иностранными языками, в этом плюс сети и вообще глобализма).

Что в итоге? Как воспринимать человека, который может бросить серьезное дело в ответственный момент «потому что», не готов к длительным усилиям и хочет особого отношения «просто так»? Как ребенка, конечно. Не зря психологи в один голос говорят об эпидемии инфантильности в мире. Также это объясняет эмоциональную реакцию настоящих взрослых: новых недорослей хочется вернуть с облаков на землю. Ни в коем случае не потакать их капризам! Ткнуть носом в реальность, показать, что она не может состоять из одних удовольствий, объяснить наглядно, что серьезно трудиться приходится всем и каждому. Что ж, во все времена было так: кто платит, тот и заказывает музыку. Игреки получают не фантики, а реальные деньги за свою работу. Значит, и относиться к ней должны не как к игре.

 

 

Проблема в том, что миллениалы за работу и деньги не цепляются. Музыканты разбежались. Журналист Джоэл Стейн, который много внимания уделяет теории поколений, написал сакраментальное: «Миллениалы не нуждаются в нас. Поэтому мы их и боимся».

Вернемся к тому, о чем мы говорили в самом начале: к категории интереса. Динамично развивающиеся компании (IT, телеком и другие) смогли найти позитивный момент в тяге миллениалов к «интересному». И тем самым продемонстрировали весьма рыночный подход к проблеме. Впрочем, в советское время такой подход был возведен в ранг государственного, поэтому непонятно, отчего «руководители из прошлого века» о нем позабыли. Итак, если человек готов работать ради интересного (для сравнения — для победы коммунизма), то зачем ему в этом отказывать?

Конечно, не все так просто. Игреки живут с открытыми глазами, и фото на доске почета не заменит им повышения зарплаты. Тут уже дело руководства, эйчаров и психологов таким образом скомбинировать материальные и нематериальные формы поощрения, чтобы компания не осталась в накладе. И если избавить себя от проблем с сотрудниками можно, поставив в комнате отдыха игровой автомат или теннисный стол, то это не такая уж высокая цена. (Политики играют с нами в эти игры как минимум с девяностых, и работает ведь!) С этой точки зрения, мода на тимбилдинги не кажется пустой. Забавная деталь: снова возвращается интерес к корпоративным наградам (особенно если их дают не всем!).

«Билайн» в свое время запустил проект «Руководитель нового поколения», суть которого состояла в том, чтобы обучить руководителей понимать ценности игреков и эффективно использовать эти знания. 390 менеджеров записали себе в план мероприятия для создания атмосферы, в которой миллениалам комфортно и они показывают высокую эффективность. В числе таких мероприятий — праздники и благотворительные акции (мы об этом не говорили, но игреки очень сердечны, им трудно переносить не только личный дискомфорт, но и чужой, отсюда всплеск добровольчества). Идеальный пример — Час Земли.

Есть организации, которые не готовы меняться. В общем и целом, тем более в кризисной России, у них есть на это и право, и время. Скажем, летпять-семь-девять, пока игреки не захватят рынок труда чисто статистически. Можно уповать на экономические условия, в которых главными снова будут те, кто дает деньги (мы к этому, судя по всему, активно движемся). Однако деньги не появятся из ниоткуда. Сейчас прирост показывают именно те компании, которые сделали ставку на будущее. Но это так банально, что даже не стоит упоминаний.

Если говорить образным языком, у компаний сейчас два выхода: или устроить для сотрудника-игрека жизнь как квест на работе с грамотной игровой политикой, поощрениями и прочим, что не отменяет требования результативности всех этих «танцев с бубном», либо самим стать элементом квеста, более крупного, неким этапом, где герой-игрек просто побывал мимоходом.

Неужели это все варианты? Плясать под дудку молодежи или остаться на обочине? И неужели нужно именно сейчас, в кризис, тратить деньги на их праздники и причуды?!

 

 

На самом деле, нет. Как полагают некоторые психологи, частично «приземлить» игреков все-таки удастся, но сделают это не работодатели и не жизнь… а они сами. Потому что прийти в компанию и быть самым юным, самым мобильным и креативным — это одно, а работать с десятком таких же, как ты, — совсем другое. При правильной организаторской работе между миллениалами можно будет разжечь здоровую конкуренцию и наладить эффективную кооперацию на основе общих ценностей. И выбрать в свою компанию тех, кто в самом деле на голову выше среднестатистического игрека. Ведь даже у представителей одного поколения разный бэкграунд.

И еще кое-что в утешение: Джоэл Стейн прав не во всем. Миллениалы боятся провала, ошибка на пути к успеху для них — большое расстройство. Да, это заставляет вспоминать уроки Дейла Карнеги и начинать любую критику мягко, с мелкой похвалы, однако также это приводит к тому, что игреки тянутся к менторам-коучам-учителям. К тем, кто расскажет, как избежать того самого провала. Старший коллега или босс просто знает, как сделать правильно, а для игрека это может быть настоящим лайфхаком (опыта-то у них маловато). Неслучайно, к слову, так популярны материалы а-ля «Каких ошибок избегать на собеседовании» или «Топ-10 советов новичкам в фирме Х». Если богатый опыт руководителя завернуть в удобоваримую нарративную форму (все эти завтраки с лидером и вечера историй от шефа — из этой оперы), он будет более чем востребован даже безалаберными миллениалами.

P. S. Добавим, что миллениалы — невероятно благодатная клиентская аудитория. Вы подумайте, на 870% выросла посещаемость страницы в Facebook компании Coca-Cola (не говоря уже о продажах) только за счет того, что на бутылках написали имена! А кто поймет игреков лучше, чем они сами?

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Как экономить на одежде и всегда быть модным?

Как экономить на одежде и всегда быть модным?

Так ли просто сказать брендам «нет»?

4 октября 2014 8 2057
Вокруг света за полдня

Вокруг света за полдня

В преддверии Нового года на площадке экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета прошла ежегодная встреча студентов из разных стран

20 декабря 2015 0 241
Рисуем портрет поколения Y: какие качества «игреков» вам нравятся, а какие нет?

Рисуем портрет поколения Y: какие качества «игреков» вам нравятся, а какие нет?

«Игрекам» сейчас около 25 лет. Это интернет-поколение, легкое на подъем, выбирающее фриланс вместо офиса, аренду вместо владения.

16 мая 2016 11 358

Свежие статьи

Карьерные кейсы наших прадедушек

Карьерные кейсы наших прадедушек

Как стать крупнейшим издателем Европы с тремя классами образования и другие невероятные истории

11 декабря 2017 0 23
Привет, деньги!

Привет, деньги!

Умеют ли петербуржцы копить, согласны ли на ежедневную оплату труда и рискуют ли тратить «здесь и сейчас»?

10 декабря 2017 0 17
Нет календарям и кружкам

Нет календарям и кружкам

Что креативного можно положить коллегам под елку в этом году?

9 декабря 2017 0 74