интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
18 .. 20
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 66.88
  • 76.18
спецпроект
Альтернатива есть

Весь «Квартет И» смеялся над нашим романом, а мы поженились и создали MIR

 

 

Анастасия Литвина, мама троих детей, модельер и бывший концертный директор проекта «Квартет И», создала собственную коллекцию первой в России одежды-конструктора для женщин, вышла замуж за коллегу после шестилетнего романа и объяснила, почему зачастую одежда в масс-маркете и бутиках не стоит своих денег.

Текст: Ангелина Пятницкая

 

Из портных — в концертные директора

— Настя, мы знакомы четыре месяца, а я так и не знаю, как зовут твоих детей. Дети — это главное, давай начнем с них?

— Знакомься: Прохор — самый старший, ему 21. С него я ввела моду на необычные имена — дальше появились Степан и Марфа.

— Ввела моду на необычные имена?

— Да, и не только в своей семье (смеется). На недавней съемке одежды «Литания MIR» среди моделей была Агния, тебя, вот, например, зовут Ангелина... Это же так красиво!

— (смущаюсь) Спасибо! А с кем ты училась, где работала, с кем общалась?

— Официально мои профессии — технолог-конструктор и портной женской одежды. С начала 1990-х я работала в ЦОТШЛ — Центральной опытно-технической лаборатории, мы создавали всю моду для страны. Зайцев был на вершине волны, ведь с 1982 года у него был свой дом моды. Про Юдашкина еще никто не слышал. Представляешь, я помню, что профессии «модель» еще не было, были только «манекенщицы»...

 

 

— Погоди, на твоей странице в «Фейсбуке» я видела «Место работы — "Квартет И"»?

— Да, это восемь с половиной прекрасных лет моей жизни!

— Расскажи подробнее.

— Я не думала уходить из швейной лаборатории, просто ушла в декрет — и начала шить на дому. Понимаешь, одно дело ходить на работу, отвлекаться, общаться и знакомиться с людьми каждый день, другое — жить с маленьким ребенком в однокомнатной квартире и шить у себя на коленке или на кухне. Это так надоело, что я воскликнула: «Никогда больше в жизни не притронусь к иголкам!» Один мой знакомый сказал, что ему нужен организатор событий в «Квартет И» — и я в них влюбилась, в них самих и в их рабоче-праздничную атмосферу.

 

 

— А сама ты как одевалась в то время?

— Берегла каждую копейку и шила все — от купальника до пальто, перешивала для себя и ребенка, чтобы сэкономить на всем. После знакомства с Николаем (второй муж Насти, которого она между нами называет Николя. — Прим.) я стала носить женственные юбки, стала мягкой и просто захотелось быть слабой.

До сих пор помню эти восхищенные глаза, когда я приходила на работу и говорила: «Вот, погляди, я себе сшила...»

Эвелина Хромченко, журналист, телеведущая и писательница  

Иногда для того, чтобы выйти замуж,
женщине не хватает юбки

— И ему что-то шила?

— (смеется) Никогда, ни разу. По личным причинам до сих пор не могу решиться на выпуск мужской коллекции.

— Хорошо, а как ты предложила Николаю создать марку «Литания», а потом еще и «Литанию MIR»?

— Я не знаю, плакать тут или смеяться! Я вообще не была уверена ни в чем, потому что Николай был женат, несмотря на то, что наши отношения продолжались у всех на виду больше шести лет. Со Славой Хаитом (Ростислав Хаит — актер, сценарист, один из основателей комического театра «Квартет И». — Прим.) был даже спор на тысячу долларов, что из наших отношений с Николя ничего не получится!

— Интересно...

— Да, тогда Николай принял решение расстаться, он вернулся к семье, а я пошла по пути личностного и духовного развития. Погрузилась в этот процесс полностью. Постоянно что-то читала, дома — куча литературы, посещала тренинги, энергетические практики. Получила инициацию в рейки, и как раз в это время Николай сломал ногу. Он не приходил на работу шесть месяцев, представляешь, шесть месяцев! Я понимала, что это неспроста — жизнь проверяла наши отношения на прочность.

— А как возник спор со Славой?

— Он сказал, что к апрелю Николай восстановится и наши отношения — тоже.

 

 

— Восстановились?

— Да, но только к октябрю, поэтому тысячу баксов я не отдала (смеется).

— Хорошо, вы поняли, что будете счастливы вместе, но как родилась идея создания линии женской одежды?

— Сначала я ушла из «Квартета И» в новый декрет и после рождения Степана, а потом и Марфы поняла, какой интересной и насыщенной может быть семейная жизнь, твоя личная, а не агентская. Я очень благодарна судьбе за то, что «Квартет И» был в моей жизни, тем более что там мы познакомились с Николя. Но для себя решила, что возвращаться в эту сферу деятельности у меня нет никакого желания. А хочется заниматься чем-то своим — самореализацией. Все чаще я садилась и думала — как реализовать свое предназначение? Как понять, что это не тренд, не мода, не эго?

— Да, кстати, как? Знаешь ответ?

— (загадочно улыбается) Знаю. Ты будешь получать знаки, напоминания, видеть сны. Постоянно и беспричинно возвращаться к этим мыслям, встречаться с людьми, которые будут напоминать об этой идее. И еще ты совершенно точно тяготела к этому в детстве.

— Ты права! Я сначала начала «писать» — пытаться выводить буквы, имитировать письмо, а не рисовать домики и солнце, как остальные дети.

— А у меня было так: в четыре года я взяла толстую иголку с большим ушком и на глазах гостей пришила пуговицу на кофту пупсу. Все аплодировали!

 

У каждой есть юбка, не у каждой — своя

— Я и сейчас аплодирую тебе, смотрю на «Литанию» — круто! Все началось с юбок — почему с них?

— Юбка — обязательная составляющая женского гардероба, мне кажется, нет ни одной женщины, у которой нет юбки. При этом мало тех, у кого есть идеально подходящая, удобная, качественная и красивая юбка. Такая, которая несет сакральный смысл, делает тебя сильнее как женщину, сохраняет и приумножает твою энергию.

 

 

— Есть же Катерина Дорохова с ее потрясающими платьями... Ты конкурент ей?

— Платья Дороховой не держала в руках и не могу сказать о качестве ее изделий. Зато могу вспомнить времена работы в «Квартете», когда стала порядочно зарабатывать и дружила с теми, кому надо срочно поехать на шопинг, потому что распродажа, sale, S-A-L-E, понимаешь (смеется)? Зачастую меня удивляли брендовые юбки, платья и пальто за 50 тыс. рублей— я их выворачивала и видела торчащие нитки, неровные швы, плохо пришитые пуговицы.

— Приходишь домой неудовлетворенная шопингом и говоришь: «Николя, я не могу на это смотреть, зато могу придумать другую одежду»?

— Не совсем так (смеется). Меня долго преследовала мысль создания своей коллекции юбок, и я поделилась ей с Николаем. Ему эта мысль понравилась, и он сразу поддержал меня. Правда, не согласен был с тем, что нужно ограничиваться юбками, и сказал: «А может, и платья шить, и для эксклюзива, и одежду попроще — на каждый день?»

— И вы поехали за тканью?

— Да, приехали на склад, нашли потрясающую итальянскую ткань по доступным ценам. И начали так смело — сразу двадцатиметровый рулон купили, а следом еще один. Только я стала думать над моделями, а Николай уже говорит: «Ну все, назад дороги нет, надо сайт делать».

— Сколько прошло лет с момента запуска?

— Два с половиной года.

— Кто был первой покупательницей?

— Моя подруга. Приехала в гости, начала мерить юбки. Столько вопросов я в жизни не слышала (смеется): «Почему у этих юбок талия не ползет наверх? Почему пояс не перекручивается? Почему мне в ней наклоняться удобно?»

— Да, почему?

— Потому что я выдерживаю технологию, как в индивидуальном пошиве, у меня свой подход к крою изделий, строгие требования к качеству. Еще я придумала собственную градацию размеров, исходя из своего опыта. Просто долго наблюдаю за женскими фигурами и пришла к своим выводам. Конечно, они отличаются от общепринятых.

— А что для тебя важнее — ткань или модель?

— Ткань рулит! Беру какую-то в руки и понимаю, какая она — фактурная, базовая, дневная или вечерняя, струящаяся или ломаная. Сразу приходит модель в голову.

— Видно, что ты любишь качественные ткани. И бренд «Литания» — не премиальный, конечно, но выше среднего. А что с «Литанией MIR»?

— Это новый сегмент, адаптированный под настоящее время, экономическую ситуацию, запросы людей. И вообще на него меня уговорил Николай — теперь я его могу назвать трендсеттером. Однозначно «упрощение, универсальность вкупе с высоким качеством» — это тренд на 2016–2018 годы. Новая ткань с себестоимостью около десяти евро — это удобно всем и есть возможность снизить цены.

«Литания MIR» — первая коллекция женской одежды-конструктора, сделанная в России

Цвета коллекции «весна-лето 2016»: темно-синий, серый меланж, фуксия, мятный, белый.

В ценах коллекции «Литания MIR» нет маркетинговых процентов.

Литвины сознательно отказались от аренды магазина, дорогой упаковки, штучных дизайнерских лейблов и бирок на шелковой бумаге.

Большая идея бренда заключается в том, что вы можете выбрать верх одного цвета и размера, а низ — другого цвета и другого размера. Это нравится многим женщинам, ведь так мы чувствуем себя причастными к процессу и даже — немного модельерами. И в конце концов, это удобно и практично

 

Об отличии индивидуального пошива и вещей в масс-маркете

— У вас есть цветные базовые вещи, а вот белое пальто — чем отличается от других вещей?

— У него грубая ткань, стеганая, дублированная. Все модели на съемках были в восторге от него, говорили, что снимки не отражают его прелести! Признаться, мы тоже его превозносим — это доступная роскошь, не иначе.

— С кем хочешь сотрудничать? Хочешь, чтобы к тебе пришли производители ткани, дали образцы в руки и сказали: «Что вы можете из них сшить?» А потом устроить совместную коллаборацию — показы, съемки в журналах, знаменитости в твоей одежде?...

— Пока нет грандиозных мечтаний. Хочу магазины в Москве, салоны. Это для того, чтобы как можно больше женщин узнали о нашей марке. Хочу много отзывов от покупателей — о том, насколько им удобно и комфортно в этой одежде. Хочу новых коллекций, основанных на запросах и пожеланиях.

— В балахонах тоже удобно и в модной одежде over size или one size — просторно, легко!

— One size... Да, с точки зрения производства так круто выпускать один размер: нет обрезков, не надо заморачиваться с лекалами или особенностями фигур. Мои изделия — не такие.

— А какие?

— С отличным кроем, это удобная и красивая посадка на плечо, я сама за это отвечаю.

— Что это значит — посадка на плечо?

— Обрати внимание на свой свитшот (мы разговариваем по скайпу, и Настя видит, что я одета в свитшот российского бренда Sela. — Прим.).

— Ну да, он старый, у него плечи оттянулись назад, тянут мне немного... (оправдываюсь).

— Плечевой пояс — это главное, что может быть в рубашке, свитшоте или пиджаке. И удобно тебе должно быть не потому что свободно, а потому что правильно скроено.

 

 

— Я видела фотографии в «Фейсбуке», ты все примеряешь на себя! Думаешь, все женщины в России выглядят как ты?

— Ты права, первый раз я примеряю на себя. А потом приглашаю совершенно разных моделей, одеваю их и прошу пожить в моей одежде. Походить. Сесть, потанцевать, поднять руки, нагнуться... Поэтому весенне-летнюю коллекцию «Литания MIR» мы отшивали три раза, пока не пришли к совершенству.

— Что придумали с доставкой?

— Тут еще есть над чем работать! Сейчас доставляем в фирменных пакетах.

— Да, логотип интересный, модный. Кто делал?

— Питерский fashion-блогер Анастасия Черненко.

— Настя, ради чего ты создаешь эту одежду, вкладываешь в это свои силы, деньги, время? Находишь блогеров, моделей, проводишь съемки?

— Ради упрощения в пользу внутреннего комфорта, гармонии и развития. Посмотри, опять одежда стоит очень дорого. Жизнь показывает нам, как необъективна порой цена на одежду! Одеваться в качественную, дорогую, дизайнерскую одежду могут позволить себе далеко не все. Хочу менять стереотипы, хочу поделиться своим доступным профессионализмом и тем комфортом, который я сама испытываю, когда ношу свои вещи.

http://litaniyamir.ru/

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

«Ню-ню-ню!»

«Ню-ню-ню!»

Приглашаем полюбоваться на карнавальную мистерию.

19 августа 2018 0 33
Скорая джазовая помощь

Скорая джазовая помощь

Певица Арина Фауль о том, как организовать благотворительный концерт.

18 августа 2018 0 44
ЗОЖ-ревизия

ЗОЖ-ревизия

Анализируем опыт лидеров: в чем секрет успеха сервисов и приложений?

17 августа 2018 0 69