интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
22 .. 24
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 62.29
  • 72.47
спецпроект
Ставь смайл!

Война красной строкой

 

Факты, которые положены в основу военных произведений, обладают мощностью танкового выстрела: настолько сильно они воздействуют на сознание читателя. Однако главная цель этих книг — не впечатлить, не испугать, не прославить победу, а воспитать в человеке человечность.

Текст: Елена Васильева

 

 

 

Василий Гроссман, Илья Эренбург. Черная книга. — М.: Corpus, 2014. — 768 с.

«Черная книга» — это собрание документальных свидетельств людей, пострадавших от Холокоста, книга, словно бы повторившая тяжелую судьбу своих героев: она не была издана ни в Советском Союзе, ни в России вплоть до прошлого года. Советские писатели Василий Гроссман и Илья Эренбург еще до окончания войны начали вести записи, посвященные антиеврейским действиям фашистов. Совместно с Маргаритой Алигер, Виктором Шкловским, Вениамином Кавериным и другими писателями они обрабатывали «живые» рассказы чудом спасшихся людей, предсмертные письма жертв и даже дневники палачей, чтобы с помощью слова показать всю ценность человеческой жизни, и верили, что силой этого слова возможно предотвратить повторение трагедии.

«После праздника Пурим прошел слух, что в Польше начались массовые убийства. <...> Незадолго до Пасхи приехали машины с гестаповцами. Они тут же на улице стали расстреливать евреев, не разбирая ни старых, ни молодых. Мы спрятались на чердаке и через щели в крыше видели это избиение».

 

 

 

Светлана Алексиевич. У войны не женское лицо. — М.: Время, 2015. — 352 с.

Создав в 1985 году великую книгу о судьбах женщин на войне, Светлана Алексиевич продолжает дописывать ее и по сей день, демонстрируя на собственном опыте, что эта тема не может и не должна быть исчерпана. Сотни женских голосов, которые умоляют не спрашивать — но отвечают, не хотят говорить — но рассказывают, и просят написать так, чтобы поменьше было похоже на правду, которая до боли неприглядна.

Обида, горечь и страшная ненависть до сих пор живут в сердцах женщин: жизнь преподала им урок, без которого они явно могли бы обойтись. Война отобрала у них счастье не на четыре года — война отобрала у них покой на всю жизнь.

— А какой вы были до войны?

— Я петь любила. Смеяться любила. Хотела стать летчицей. Какие там мысли о любви! Она не была для меня чем-то главным в жизни. Главное — Родина. Теперь я думаю, что мы были наивные...

 

 

 

Даниил Гранин. Мой лейтенант. — СПб.: Вита Нова, 2015. — 360 с.

В основу романаветерана Великой Отечественной войны Даниила Гранина положен проверенный литературный прием: столкновение взглядов молодого бойца и умудренного опытом старца. «Мой лейтенант» — это классическая история о «маленьком человеке», насей раз оказавшемся на войне, в обстоятельствах, когда человеческая жизнь полностью обесценивается. Наряду с фронтовым бытом автор показывает и будни осажденного города: заколоченные окна, пустые трамвайные пути, повседневную жизнь людей.

Последнее издание этой книги иллюстрировано Александром Трауготом, который пережил ленинградскую блокаду, будучи подростком.

«Нас было еще много. Сил хватало на все — на страхи, на голод, на то, чтобы таскать снаряды, пушки, раненых и снова рыть, мерзнуть в танке, спать на снегу, ликовать, когда возьмем какой-то пункт, от которого осталось пепелище. Мы не только выиграли эту войну, мы вытерпели ее.»

 

 

 

Всеволод Бенигсен. Чакра Фролова. — М.: Эксмо, 2013. — 344 с.

Действие романа о творческом человеке, кинорежиссере Александре Фролове, начинается накануне 22 июня 1941, когда герой отправляется снимать фильм о передовом колхозе. В этой книге война становится лишь фоном внутренних испытаний героя, но это тот случай, когда личная жизнь человека как никогда включена в механизм истории. Можно подчиниться действующей власти и избежать гибели, но настоящие герои всегда готовы пожертвовать собой во имя спасения других, даже ценой собственной жизни.

«Чакра Фролова» — это еще и одна из самых нетипичных книг на серьезную тему: все переживают трудный опыт по-разному —кому-то может понадобиться сатира. Веселее от этого, впрочем, не становится.

«Со стороны деревни донеслась стрельба: несколько выстрелов и автоматная очередь. Затем раздался взрыв. После снова стрельба и снова взрыв. Послышалось недружное „ура“ или просто „а“ — разобрать было трудно.

— Че это? — удивилась Серафима и испуганно посмотрела на Никитина».

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

НЛО под названием Frisbеe

НЛО под названием Frisbеe

О том, как научить пироги летать.

16 июля 2018 0 15
20 лет спустя

20 лет спустя

ЧМ-2018 на «Понедельнике»: футбольная аналитика, факты, обсуждения.

16 июля 2018 0 24
И все довольны

И все довольны

ЧМ-2018 на «Понедельнике»: футбольная аналитика, факты, обсуждения.

15 июля 2018 0 33