интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
11 .. 13
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 61.41
  • 72.01
спецпроект
Ставь смайл!

Zима уже близко!

Эксперт «Понедельника» — о теории поколений. Мы уже много писали о том, как представители различных поколений позиционируют себя, о том, как воспринимают их другие. А что нам говорит наука?

Текст: Леонид Третьяк

В 1990-х годах два независимых исследователя, экономист Нейл Хоув и историк Вильям Штраус, изучая конфликты поколений, сформулировали теорию поколений. Согласно этой теории, смена поколений подчиняется некоей циклической диалектической закономерности. Менталитет поколения определяется доминирующим культурно-историческим контекстом на момент, когда человеку исполняется 12–14 лет. Цикл смены поколений составляет примерно 80 лет, каждое поколение доминирует в среднем на протяжении 18–22 лет.

Сейчас еще живы представители «поколения победителей», чьи годы рождения приходятся на начало двадцатого века вплоть до 1922 года. Их девизом можно считать строки из «Марша энтузиастов»: «Нам ли стоять на месте? В своих дерзаниях всегда мы правы!» Новаторы-идеалисты и одновременно непреклонные борцы за светлое будущее всего человечества, вдохновленные триумфом промышленной революции и верящие в безграничные возможности человека, идеалисты и оптимисты.

Далее идут люди, родившиеся в период с 1922 по 1943 год («зима», «художники») — «молчаливое поколение». Их детство и юность были связаны с угрозой личному выживанию, с общей нестабильностью жизни. В связи с этим они чрезвычайно ценят моральные авторитеты, отличаются социальной покорностью и способностью к методичной работе. В их детстве находятся истоки маниакальной преданности дачам и огородам, где поколение выживших может успокоить тайные страхи голода, копая выращенную своими руками картошку или собирая урожай яблок.

Следующее поколение (1943–1963 годы, «весна») названо «бэби-бумерами» в честь послевоенного бума рождаемости. Их ключевая ценность — преодоление ограничений и общественная активность. Они коллективисты, ценят вовлеченность в общее дело. Они умножают то, что удалось сберечь и засеять выжившим «молчаливым». Их отдых уже оторван от задач выживания, они внесли большой вклад в развитие туризма в стране, прославляя «солнышко лесное».

Как бы в пику своим родителям-коллективистам дети поколения X (1963–1983 годы, «лето») — «кочевники». Им «дворцов заманчивые своды не заменят никогда свобод». Они выросли в «тесных квартирах, в новых районах и потеряли невинность в боях за любовь» в эпоху холодной войны, привыкли полагаться на самих себя, слабо верят авторитетам, сосредоточены на индивидуальном развитии и с недоверием относятся ко всякого рода общественным движениям. В основной массе — циники и прагматики. Личное время для них становится ценностью, они уже не готовы отдавать его просто так, во имя общего блага, им нужен прагматический смысл индивидуального существования.

В период «осени» 1982–2002 годов появилось новое поколение «героев» (или Y), которое сейчас вступило в фазу доминирования. Как и положено, они очень похожи на поколение «победителей». Они — свидетели крушения старого величественного мироустройства и бурного всплеска информационных технологий. Мобильный телефон заменил им плюшевого мишку, их окрестили «поколением большого пальца» от развитого умения набирать эсэмэски одной рукой. Будучи преимущественно детьми самостоятельных родителей, они довольно зависимы, достаточно идеалистичны, но «мировую революцию» и «мировой пожар» им заменила глобальная сеть. Они с легкостью понимают мир виртуальной коммуникации, пользуются блогами, готовы к трудовой миграции и работе на удаленном доступе. Им важна принадлежность к какой-либо крупной транснациональной корпорации или ее отечественным «дочкам», они ориентированы на бренд и общественное признание, которым готовы служить с наивной преданностью. Их интересы всегда связаны с модой и глобальными трендами, они с гордостью готовы поделиться с друзьями и подругами в социальных сетях тем, как их «водил Серега на выставку Ван Гога», соблюдая соответствующий дресс-код. Это благодатная почва для социальных экспериментов, формирования зависимостей и социальной инженерии вообще. «Герои» подвержены социальным эпидемиям и склонны верить в несовместимое, в их картине мира новости о победах эпигенетики соседствуют с новостями о «засилье серых в правительстве» и мировом заговоре. Однако энтузиазм этого поколения ограничен разумными пределами вознаграждения, «герои» — «революционеры на зарплате», успешно сочетающие идеализм с прагматизмом и гедонизмом, для них важны качественный отдых и стимуляция удовольствия.

 

 

Наконец, с 2002 года началось формирование нового поколения, названного «поколение Z» («зима»). Они снова находятся в ситуации угрозы международной безопасности, вызванной глобальным переустройством миропорядка. Но насилие становится анонимным, открытые войны замещаются терактами, вновь фоном маячит тема личного выживания, как и у поколения «молчаливых выживших». Наряду с этим детство этих людей связано с электронными устройствами, которые, несмотря на усилия родителей, с раннего возраста входят в жизнь. Поэтому Z с детства приучаются к переработке большого объема информации. За день они перерабатывают столько, сколько в средние века поглощал человек за целую жизнь. Поэтому их мышление характеризуется приоритетом скорости: все, что превышает по времени восемь секунд, необходимых для восприятия новизны в блоке информации, оказывается «за бортом», так как устаревает. Мышление само собой становится «клиповым», сочетающим абстракцию с аналоговым и ассоциативным мышлением детства. В отличие от предыдущего поколения, Z критичны к моде, со скепсисом относятся к социальным трендам, хотят независимости от общественного сознания. У них приобретают популярность прагматизм и профессионализм. Они гораздо более разборчивы в переработке информации, хотят независимости от социальных сетей, рекламы, общественного мнения в целом. Глобальная информатизация, доступность информации делает их поколением стартаперов, независимых от территориальных границ.

Основой ценностей станет индивидуальное творчество и сочетание свободы с профессиональной реализацией и креативностью. Z будут готовы реинтегрировать ценности предшествующих поколений на новом этапе и, вдохновленные с детства примерами Джобса, Цукерберга и Брина, будут стремиться к объединению с небольшими коллективами единомышленников, позволяющими реализовывать мечты. Их активность станет основой технологической революции глобального мира, носящей не фундаментальный, а прикладной характер, так как инновации начнут возникать в результате отдаленной кооперации маленьких компаний в разных частях света. Это, к счастью, сильно ослабит влияние глобальных корпораций с их хищническим стремлением к агрессивному захвату рынков, построению гигантских транснациональных монополий и косвенным побочным продуктом в виде локальных войн. Но также приведет к распаду государств в традиционном виде. Государства, препятствующие этому, будут скатываться к архаическому регрессу по типу северокорейского, что сделает их нестабильными. Однако одновременно насилие продолжится во все более изощренных формах глобального терроризма, что поставит человечество перед выбором новой системы глобальной безопасности.

О поколении Z и о нашем будущем

Поскольку для Z автономия приобретет новые смыслы, возможен процесс «обратной деиндустриализации» — с переездом из городов мегаполисов в экологические компактные поселки по типу «Сколково», только в гораздо большем масштабе, с автономными системами жизнеобеспечения и полузамкнутыми технологическими циклами. Уйдут в прошлое привычные больницы и школы, образование и медицина станут более виртуальными. Преобразуются все системы с встроенной иерархией, «почтение к мандатам» канет в Лету, авторитет придется зарабатывать личными достижениями.

С признаками этого процесса мы можем встретиться уже сейчас, когда вовсю развивается интернет-торговля, для врачей и консультантов уже стали привычными общение с клиентами по скайпу.

Правила игры на рынке уже меняются: появляется большое количество мелких компаний, которые быстро становятся глобальными корпорациями и вытесняют признанных гигантов. Наиболее это заметно в сфере IT-коммуникаций (Google, Facebook, Whatsapp, «В контакте»), но с широким распространением 3D-принтеров мы увидим рост подобных примеров и в производственной сфере. Удаленный доступ освободит сферу услуг от затрат на аренду складов и офисов.

 

 

Так как представители поколения Z, как правило, хорошо понимают друг друга, с большой легкостью договариваются, но при этом крайне прагматичны в партнерстве, что делает их трудно эксплуатируемыми («где сядешь, там и слезешь»), то мечта Карла Маркса может быть воплощена при помощи технологической, а не социальной революции. Социальные лифты станут более свободными от давления авторитетов, а само давление — менее примитивным, потому что это замедляет процесс и ограничивает креативность, а значит, приводит к проигрышам в конкуренции.

О самом главном

Неэффективность социального принуждения приводит к изменениям внутренней мотивации. Система самомотивации станет все чаще формироваться на основе игры, а преодоление трудностей (фетиш поколения «бэби-бумеров» и «кочевников») заменят игровые аналоги (мы уже сейчас видим это на примере увлекательных квестов и популярных лайфхаков). Все, что требует рутинизации процесса, принуждения или усилия, либо делегируют механизмам, либо преобразуют в форму игры, имеющей целью развитие инновационного навыка. Мы сможем увидеть второе рождение привычных процессов в игровой форме. Чистка картошки, условно говоря, превратится в подготовку к «натуральному контактному питанию», уборка дома — в «фен-шуй клининг». Вы заметили, что неинновационное и построенное на принуждении уже сейчас воспринимается как архаичное и регрессивное? Однако в поколении Z проявится и тенденция к неоконсерватизму. Допустим полный ренессанс бумажной книги, и классического гимназического образования с возвратом к эллинистическим традициям. Эта тенденция станет реакцией на информационную неразборчивость поколения «героев» (Y), бомбардируемую передачами наподобие «Битвы экстрасенсов» и новостями о трудовых подвигах аннунаков с планеты Нибиру в Белом доме с канала РЕН ТВ.

Конец эпохи

Что это означает для предыдущих поколений? Что любую работу над собой поколению Z надо будет «уметь продать» в форме инновационного навыка. Уже сейчас широко распространена психопатология, вызванная этим конфликтом, — синдром компульсивного откладывания, или прокрастинация. Она отражает появляющееся снижение ценности рутинных операций перед скоростью инноваций. Выходом из этого станет новая тенденция к поиску фундаментального: фундаментальное образование, построенное на проверенной, доказательной основе; вещи, способные служить на протяжении нескольких поколений; дома, построенные надолго (так как отпадает необходимость в физической миграции).

Сейчас мы все еще находимся в тренде поколения Y, и маленькие и юные Z еще не полностью отделились от «модных». Но «гламур, ваниль и хипстеры» уже не вызывают восхищенного блеска в глазах поклонников, а гордые «курители табака и вдыхатели дыма травы» 1990-х вызывает снисходительную жалость юных. Ведь Z предстоит закладывать основы для нового технологического рывка, у них нет времени размениваться на неважное. Поэтому неизбежно отдав дань моде, они вернутся к своим любимым играм и сделают их частью вполне серьезной и зрелой жизни, где усилию будет отводиться никак не меньше времени, чем удовольствию, но это усилие вряд ли будет таким же мучительным, как в прошлые века. Эпоха поколения Y продлится еще минимум пять-шесть лет со свойственными для периода доминирования «героев» экспансией различных брендов и рыночной ориентацией общества.

 

 

Размывая остатки крепостнической морали и колхозного рабовладения, они закладывают в России основу для будущего прогресса. Он возможен только при мобилизации человеческого ресурса и при поощрении индивидуального творчества и инициативы.

Не надо бояться поколения Z. Да, это еще один шаг в эволюции цивилизации, но основные революционные изменения произойдут не публично, а внутри ментальности поколения. Которое, возможно, с некоторым удивлением будет изучать предшествующую историю, поражаясь объему насилия, экспансии и агрессии поколения X и Y. Эти биологические драйвы никуда не денутся, но приобретут куда более приемлемые формы, как убийство гладиаторов в Колизее заменилось футбольными матчами и гротескными боями без правил.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Моносерьги и витаминки

Моносерьги и витаминки

Как ювелирные бренды пытаются заполучить молодежь

24 мая 2018 0 54
Где в спорте деньги?

Где в спорте деньги?

Какой бизнес в спортивной сфере подойдет для новичка

23 мая 2018 0 55
Выдохни, уже тепло...

Выдохни, уже тепло...

Долой шарф, включаем регги — и эмоции

22 мая 2018 0 36