интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Афиша

воскресенье, 18 августа

Доказательный разговор о будущем

 

Что будет завтра? Кажется, мы уже знаем: интернет переполнен прогнозами футурологов. Но что это за люди, специалисты или мечтатели? Всем ли можно верить? С этими и другими вопросами «Понедельник» обратился к эксперту. Знакомьтесь, Александр Чулок — директор Центра научно-технологического прогнозирования, доцент Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Текст: Анна Чуруксаева

 

— Можно ли опираться на прогнозы футурологов, это ведь они отвечают за наше знание о будущем?

— Начнем с того, что прогнозировать можно с помощью разных методов. Одни используют математическое моделирование, другие — экспертное знание как итог консолидации и обобщения мнений большого количества экспертов, и так далее. Футурологи смотрят в будущее более открыто, часть из них можно назвать технооптимистами: они предлагают различные футурологические сценарии, как позитивные, так и довольно мрачные, но сходятся на том, что очень скоро нас ждет стремительное и масштабное развитие технологий. Не все эксперты согласны с технооптимистами, в особенности консервативно настроенные сторонники использования исключительно научных, математических методов. Если вы хотите знать, к кому стоит прислушиваться, я отвечу: к тем, кто занимается форсайтами. Классический форсайт, как философия готовности к будущему и инструмент его формирования, объединил различные группы методов. В форсайте используются методы математического прогнозирования — при этом мы понимаем ограничение, связанное с сухой статистикой и невозможностью включить другие типы данных. Непременно учитывается и экспертное знание — к участию в национальных форсайтах привлекаются тысячи профессионалов в своих областях! В форсайте есть место и большим данным, и футурологическому видению... Все вместе это ложится в основу реальных дорожных карт, бизнес-планов. А чистую футурологию, несмотря на ее привлекательность и часто будоражащие выводы, сложно интегрировать в систему принятия решений: фантастика может вдохновить, но строить свою компанию только на ее основании я бы не рекомендовал. Если говорить об источниках, на нашем сайте достаточно много материалов, непременно посмотрите международный рецензируемый журнал «Форсайт» — там публикуются все топовые исследования. Из зарубежных я бы рекомендовал платформу I Know Futures, где очень много форсайтов, интересных тем. В Европейской комиссии работает целая лаборатория по форсайтам. В Китае сформирована технологическая дорожная карта до 2050 года (а дорожные карты — один из инструментов форсайта). В Японии есть свой национальный прогноз, формируемый по методу Дельфи. Сейчас коллеги работают уже над 11 таким форсайтом. Информации в открытых источниках много!

— В начале 2014 года Правительство утвердило прогноз научно-технологического развития России на период до 2030 года (https://prognoz2030.hse.ru/). Как над ним работали? Что-то уже сбылось?

— Если вы посмотрите хотя бы на буклет с основными выводами, то увидите, что многое из описанного уже существует. 5-6 лет назад, когда об этом еще не думали, мы писали про носимые устройства, сейчас половина населения, в Москве уже точно, носит фитнес-браслеты и другие устройства. Если такого нет у вас, то точно есть у ваших знакомых. Тогда мы говорили про 3D-принтеры, в которые мало кто верил, сейчас это — хайповое направление. Стала реальностью роботизированная медтехника: уже 25 роботов-хирургов системы Da Vinci оперируют в России — не только в Москве! Не случайно наш форсайт вошел в пятерку наиболее значимых мировых прогнозов по оценке авторитетной международной организации ОЭСР в 2018 году. Теперь о том, как мы действовали. Задача создать национальный форсайт возникла в 2011 году. Шесть направлений были обозначены в указе президента: информационно-коммуникационные технологии, медицина и биотехнологии, новые материалы и нанотехнологии, рациональное природопользование, транспортные и космические системы, энергоэффективность и энергосбережение. Дальше мы стали разбираться, какие результаты мы должны сформировать. Определились, что нужны следующие группы результатов: глобальные тренды и вызовы (в итоге их выделили более 150), инновационные рынки (описали свыше 80), а также перспективные продуктовые группы (более 250) и технологии (более 1000). Для получения этих результатов мы использовали более 10 различных методов; собрали 2 с лишним тысячи экспертов из 15 стран; изучали патенты и самые цитируемые научные статьи; более года проводил экспертные панели с профессиональными модераторами. Параллельно шли расчеты... И вот мы вышли на группы результатов, к которым применили разные методы анализа, чтобы, например, тысячу технологий структурировать по группам — тематическим областям и так далее...

 

 

— Очень интересная работа! Как можно к ней подключиться? Или сначала нужно стать кандидатом экономических наук, как вы, накопить стаж?

— У нас постоянный спрос на молодых специалистов, мы регулярно вывешиваем вакансии. Нам нужны разные люди, но главное, нужно уметь системно мыслить, критически относиться к себе, быть готовым очень глубоко разбираться в вопросах, приветствуется междисциплинарный набор компетенций, потому что часто технарям трудно разобраться с рынками, и экономисты, и технари не слишком хороши в юриспруденции, а жизнь — комплексное, сложное явление. Поручения новичку могут быть самые разнообразные: разобрать аналитический вопрос, изучить литературу, составить таблицу и так далее. Мы много занимаемся большими данными, поэтому у нас масса вакансий для разработчиков систем анализа этих больших данных.

— А что это за проект «Национальный молодежный форсайт»?

— Мы запустили его несколько лет назад, чтобы привлечь молодежь к формированию будущего на научно обоснованной базе. Проводили в Сочи, в Москве, параллельно с этим делали несколько социологических исследований. Оказалось, это поколение более форсайт-ориентированное, чем предыдущее: для него важнее свобода, этика, забота об экологии, возможность оставить свой вклад. При этом в нашей стране есть большая проблема — профессиональный разрыв, связанный с перестроечным периодом, когда во многих областях связь поколений была утеряна. Кто-то умер, кто-то уехал из страны, кто-то ушел из профессии. Только в некоторых областях сохранилась традиция наставничества. Не так все драматично, конечно, кто-то возвращается из-за границы, формируются научные школы... Но это то, что нас отличает и сказывается на результатах: без наставника все сложнее и дольше, так как все шишки набиваешь сам.

— А что еще сказывается? Насколько велико сопротивление среды? Потому что стоит отъехать от мегаполиса и про будущее, технологии, инновации как-то не думаешь...

— Склонность к инновациям в России достаточно низка, но у молодежи она, естественно, выше. У большой страны с многоукладностью своя специфика. Сейчас многие регионы, о которых раньше мы и не слышали в списке инновационных, развиваются, например, Сибирь, не говоря уже об отдельных городах, таких, как Тюмень, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Воронеж. Да, технологии неравномерно развиваются, но уже нельзя сказать, что существуют только Москва и Петербург. А кроме того, распространение технологий может быть вирусной историей. Взять сотовые телефоны: миг — и они есть решительно у всех! Сейчас регионы приобретают целые пакеты технологий и экспериментируют, конкурируют друг с другом. Кстати, если вы заметили, технологическая гонка идет уже не между странами, а между регионами, как российскими, так и западными.

— В ЮАР, например, сразу пришли беспроводные технологии, а мы тоже можем перескочить через отжившие технологические этапы?

— Есть такое понятие — «преимущество догоняющего», то есть возможность выбрать жизнеспособные технологии и сделать технологический прыжок через несколько ступенек. Но это не так просто по нескольким причинам. Одна из них — то, что традиционные компании уже инвестировали большие ресурсы в предыдущие технологии и не захотят потерять свои деньги. Вторая — то, что нужно учитывать компетенции персонала, потому что можно закупить самое современное оборудование, но на нем некому будет работать. Словом, в теории-то все хорошо и правильно, но в реальности такие прыжки получаются не у многих. Тем не менее, Россия сейчас пытается такой прыжок совершить.

 

 

— Поделитесь каким-нибудь неочевидным прогнозом, к чему стоит готовиться молодежи сегодня?

— Вы знаете, если то, что описано в нашем форсайте, произойдет в указанное время — это будет уже ого-го! А насчет неочевидного... Ставится задача довести продолжительность жизни людей до 120 лет. Задумывались ли вы, как это изменит рынок труда? Сейчас, с вашей точки зрения, в 70-80 лет человек уже пенсионер, но представьте, что эти дедушки и бабушки бегают марафоны, мозги у них соображают не хуже, чем у молодых, а опыта в пять раз больше, при этом они готовы работать практически за интерес, потому что или уже достигли всего сами, или государство обеспечивает им безусловный базовый доход, как это сейчас планируют делать Канада, Финляндия и ряд других стран — по крайней мере, такие обсуждения ведутся. Оценили уровень конкуренции?

— Бабушками и дедушками — марафонцами станут нынешние двадцатилетние?

— Это зависит от многих факторов. Я бы не назвал это будущее очень отдаленным. В ближайшие 5-7 лет мы поймем, будет совершен технологический перелом или нет. Если да, то будущее, о котором я говорил, наступит в ближайшие лет десять. Так что у нынешних двадцатилетних есть время подготовиться!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Кто такие походники?

Кто такие походники?

Как развивается спортивный туризм в России.

17 августа 2019 0 3
И пол, и стол, и зеркала

И пол, и стол, и зеркала

Как заработать миллионы на интерактивном оборудовании.

16 августа 2019 0 14
Надень очки и спаси мир!

Надень очки и спаси мир!

Как крупные корпорации используют виртуальную реальность?

15 августа 2019 0 27