интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Эпос на экспорт

 

«Кто умеет продавать настроение, может сколотить состояние», — уверен генеральный продюсер центра «Триумф» Алексей Пеганов. Вот уже 10 лет он возит собственные мюзиклы по свету и наблюдает, как в обществе формируется запрос на позитивные впечатления. Как продавать светлые чувства и яркие эмоции от Ближнего Востока до Латинской Америки? Эксперт рассказал «Понедельнику».

Текст: Алиса Николаева

 

О компании: продюсерский центр «Триумф» создан в 2007 году и входит в мировой топ-10 семейных и детских мюзиклов. Самые известные постановки «Фунтик», «Малыш и Карлсон», «Белка и стрелка», «Лукоморье», «Остров сокровищ», «Алиса в стране чудес», «Черномор» и «Бременские музыканты» увидели зрители не только в России, но и в Европе, США, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.

 

— Почему мюзиклы — это понятно, они на волне популярности, а почему именно детские?

— С одной стороны, в России наблюдается дефицит добрых и светлых шоу, которые бы приобщали детей к истории и прививали любовь к отечественной литературе. С другой, а как преподнести национальный мюзикл зрителю с другим национальным мировоззрением? Надо показать ему правду. Ее воспринимают одинаково радушно. То есть необходимо быть честным в выпуске продукта, делать его красиво, красочно и доступно. Ведь дети и в России, и в Африке, и в Америке с Японией абсолютно одинаковые. Душа ребенка всегда ориентирована на добро и сохранение мира и любви. Обмануть ребенка очень сложно, будь то ребенок из Белоруссии или США. Вместе с тем стоит добавить, что рынок российского шоу-бизнеса находится на пороге новой эры, которая напрямую связана с инвестициями в хорошее настроение, светлые чувства и яркие эмоции. Люди понимают, что даже настроение можно купить и готовы платить за оптимизм и красивую, но обязательно качественную, сказку, а «управление эмоциями» изучают все: от маркетологов до технических разработчиков.

— На каком языке делаете постановки?

— В России — естественно, всегда на русском языке. Когда мы возим мюзиклы на гастроли, часто показываем их также на русском. С недавних пор стали переводить постановки на языки принимающих стран. Так на Кипр мы возили «Алису в стране чудес» на английском, а в Чехию на чешском. Адаптация под регионы и страны происходит скорее в плане оснащения и наполнения мюзиклов. Мы вынуждены интегрировать декорации под различные площадки, корректировать работу 3D-технологий и проекций, сокращать количество актеров и танцоров в труппе. Так, например, в Москве в нашем последнем мюзикле «Черномор» задействованы 72 актера. Мы физически не можем возить такой большой состав с костюмами и реквизитом. Вынуждены сокращать труппу почти в 2 раза. Все упирается в финансовые возможности прокатчиков и желание сократить издержки.

 

 

— Как удалось выйти на международный рынок, найти партнеров там?

— Здесь мне просто повезло! Это иголка в стогу сена. Даже сложнее. Очень хорошо на Западе работают не связи, а «прямой ход»: тематические конференции, профессиональные выставки, инвест-мероприятия. К нам присматривались, проверяли компанию, совместно с привлеченными экспертами изучали наши шоу. Иностранный инвестор всегда очень осторожен, ведь имидж России никуда не делся, и победить предрассудки может только профессионализм. Если продюсер и компания уверены в своем продукте, то не нужно бояться «ткнуть пальцем в небо». Конечно, делались бизнес-расчеты, утверждались стратегии. И даже сработало порядка 10% из продуманного плана. Все остальное — чистое везение и желание достичь цели.

— На каких условиях вы работаете с иностранными партнерами?

— Все зависит от индивидуальности проекта и пожеланий, есть заказчики, которые, например, захотят увидеть в роли Людмилы из «Черномора» Мадонну. Но интерес есть, российские проекты готовы покупать, это связано с тем, что в Европе, да и во всем мире, идет интенсивный поиск новых героев и сюжетов. Арабы очень любят нашу национальную культуру. Восток — дело тонкое, поэтому там важны наряды, национальный антураж. Впрочем, Китай, Восток, Азия, и даже США с удовольствием поглощают русский эпос. Наши артисты специально учат языки стран, в которых планируются гастроли, поэтому мы выезжаем в любую страну. В ближайшем будущем у нас Чехия и Германия.

— Как выбираете артистов, какой у них график?

— На каждый из шести наших мюзиклов, мы набираем минимум 2 состава актеров, которые работают на контракте. Есть основной небольшой костяк штатных творческих сотрудников, в основном постановщики. Остальной состав мы подбираем под каждый проект. Кастинг-требования меняются вместе с проектами: каждый новый мюзикл нуждается в своих типажах и лицах. На каждый кастинг проходят до тысячи профессиональных актеров, которых мы приглашаем не только из разных уголков России, но и из-за границы. Что касается графика, актеры — это единственные люди, которые готовы на все. Четыре спектакля в день? Нет проблем! Пять? Готовы и пять. Они горят своим делом. Чем больше работы, тем больше радости на их лицах. Максимально у нас в день проходило по четыре спектакля. Это были социальные новогодние представления.

 

 

— Сколько времени и средств уходит на создание одной постановки и каков срок ее жизни?

— На создание мюзикла мы закладываем чуть больше года — от момента появления идеи и синопсиса до премьеры. Разрабатываем образы героев, пишем сценарий, прописываем либретто, ставим танцевальные номера. Совместно с дизайнерами разрабатываем костюмы для каждого героя, а с техническими специалистами — спецэффекты и декорации. За полгода до премьеры запускаем рекламную кампанию и активный промоушн.

Хорошая постановка стоит от одного миллиона долларов и живет до пяти лет. Дальше ее можно переосмысливать, как мы сделали с «Бременскими музыкантами», после чего мюзикл обретет новый виток популярности.

— Поговорим о конкуренции, в России она большая?

— Безусловно. Появляются новые творческие профессии в отечественных университетах, которые растят поколение молодых и амбициозных режиссёров, продюсеров и постановщиков. Государство также поддерживает культурные качественные проекты: выдает гранты, внедряет различные программы. Сейчас для развития культурной сферы и продвижения появились громадные возможности. Эта тенденция касается пока только городов-миллионников. У нас был один основной конкурент — Stage Entertainment, но компания ушла с российского рынка. Мы не можем конкурировать с государственными театрами, так как используем разные принципы работы и продакшна, также мы не имеем государственного бюджетирования, вкладываем свои финансы.

— Без форс-мажоров в вашей сфере, наверное, никак? Отмены спектаклей и все прочее?

— Как правило, спектакли отменяются в России. К сожалению, у нас в бизнес-менталитете еще осталась система 90-х, когда люди живут одним днем и пытаются ухватить то, что дают. По такой схеме не работают ни иностранцы, ни молодое поколение. Но где-то в глубинке встречаются так называемые «кидки». Были случаи, когда мы приезжали на гастроли, нашу компанию кидали, спектакли отменялись, и виноватыми делали, конечно же, нас. Сейчас крайне тщательно подбираем партнеров в России. Но любые форс-мажоры надо обращать себе на пользу! Расскажу такую историю. Однажды прокатчик в городе N не выполнил наши договоренности, халатно подошел к процессу промоушна и хотел отменять наш мюзикл, хотя уже реализовал часть билетов. Мы решили взять организацию спектакля в свои руки: провели аудит рекламных площадей в городе, усилили наше присутствие в местных СМИ, увеличили продажи — и отыграли мюзикл!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Косметологи уходят в онлайн

Косметологи уходят в онлайн

Можно ли дистанционно научиться удалять лазером тату и перманент?

19 сентября 2019 0 12
К рекордам через сеть

К рекордам через сеть

Как заработать на платформе для спортсменов.

17 сентября 2019 0 24
Пожертвуй время

Пожертвуй время

Как стать благотворителем нового формата.

14 сентября 2019 0 28