интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Афиша

воскресенье, 18 августа

Гастроли со звездой

 

Концертное агентство «Авокадо» (@ka_avocado) появилось в 2019 году. Идейный вдохновитель и сооснователь проекта — директор музыкальных коллективов Андрей Воронцов, который за 20 лет спродюсировал несколько тысяч концертов в столице и регионах. Андрей Воронцов начинал с «О.С.П.-студия», больше 10 лет работает с командой «Несчастный случай», в последние 5 лет — с группой «Воскресение», Евгением Маргулисом и другими артистами. Андрей рассказал «Понедельнику» к чему нужно быть готовым, открывая собственное концертное агентство.

Текст: Анастасия Столбова

 

— Андрей, у вас солидный опыт в профессии, а агентство открыли только сейчас. У новичков в этом бизнесе, наверное, вообще нет шансов?

— Приходя в концертный бизнес, нужно понимать, что пробиваться придется долго. Не будет такого: хочу быть директором и завтра же меня позовут. Нужно быть готовым к долгому и во многом мучительному пути, который иногда, конечно, сопровождается счастливыми случайностями, но их не бывает без бэкграунда. Каждый день — риск, и вызов.

Это тот бизнес, в котором доверие, репутация и наработанные связи играют очень важную роль. Еще в нем, как и в любом другом, важны два навыка: психология отношений и технологии.

— Какие плюсы вам дает агентство?

— Агентство — это масштаб и новые горизонты. Я был счастлив работать с одним исполнителем, с двумя, но когда стал делать концерты для трех и больше коллективов — понял, что нужна команда. Потому что только с хорошей командой можно делать такую работу качественнее. Есть еще личная причина — никогда не хотел посвящать всю жизнь работе, а тут стало получаться именно так, совсем не осталось личного времени.

— Расскажите, как концертная сфера изменилась за 20 лет?

— Изменились каналы рекламы: лет 8 назад прекрасно работала реклама на билбордах, в метро, вплоть до листовок в почтовых ящиках. Раньше мы не тратили таких огромных денег на продвижение, а сейчас 80% бюджета идет на рекламу в интернете, которая раньше была копеечной.

Условия, конечно, тоже изменились: требования гораздо жестче, публика гораздо капризнее. Зрители хотят шоу, требуют, чтобы артист общался с ними, а не просто на сцене была «поющая голова», которая иногда даже «здравствуйте» не говорит. Сегодня люди не пойдут просто посмотреть на человека из телевизора.

А райдеров, если честно, раньше часто вообще не было: билеты и обед — вот и весь райдер. Сейчас порой райдеры могут быть на сотню страниц, хотя адекватный — это 3-4 страницы. Конечно, райдер служит показателем степени капризности того или иного артиста, но по факту дисциплинирует и артистов, и организаторов. Это тот случай, когда бюрократия идет на пользу всем.

 

 

— А что делаете, если райдер артиста не соблюдается?

— Однажды, нас с командой «Несчастный случай» привезли на какую-то базу отдыха далеко за городом, а там даже воды не было, только полупьяные официанты. Благо у нас с собой было, что выпить. В другой раз приехали с музыкантами на площадку, а нас не впускают и не выпускают на сцену на саунд-чек. Когда техники добрались, наконец до нее, увидели там буквально одну колонку. «Как же нам работать, где барабанные установки, где пульт, где все, что мы должны были получить по райдеру?». И тогда небритый и помятый техник, который там работал, сказал, показывая пальцем на колонку: «Ну, не знаю, Меладзе работал».

— Как различаются требования к площадкам в зависимости от города: что должно быть на каждой площадке в Москве, а что важно в Твери или Смоленске?

— Какие-то города располагают большими и удобными площадками, а в каких-то их нет. Под площадку мы выбираем репертуар: есть программы, рассчитанные на клуб, или же, например, есть квартирники, их нужно играть в определенной атмосфере.

Публика в разных городах, пожалуй, отличается. Чем глубже в Россию — тем с большим удивлением на нас смотрят. У артистов концертного агентства «Авокадо» не самая простая музыка, то есть не «попса», а в глубинке у людей музыкальные вкусы попроще.

Репертуар зависит от времени года, например, под Новый год мы включаем больше «елочных» песен и от территории: чем дальше в глубинку — тем репертуар более хитовый.

— В чем залог успеха для концертного агентства? Собственные звезды, связи, что-то еще? Как открыть и не прогореть?

— Есть принципы, которых мы придерживаемся в агентстве, и которые себя оправдали. Открытость в работе с артистом, доверие и порядочность. Дело в том, что концертный бизнес очень репутационный: запятнал себя — будешь отмывать это пятно очень долго. А порой это вовсе невозможно.

Чтобы преуспеть, работать, конечно, лучше с теми, кто на эксклюзиве. В этом случае можно прогнозировать деятельность коллектива/артиста, выстраивать стратегию. Ведь когда коллектив «частит» с большими концертами, он не добирает публики.

Открывать концертное агентство — рисковая штука. Как и в любом бизнесе, нужно терпеть, набираться опыта, не бояться первых неудач. Это знаете — как в кинобизнесе, считается вполне нормальным, когда у тебя один успешный фильм, который приносит тебе огромное количество денег, но при этом ты терпишь 2-4 неудачи, когда ты срабатываешь в минус. Ведь один большой фильм перекрывает все эти минусы.

— Как вы находите звезд? Или это они вас находят?

— Действительно — находят меня. Начиная с того, что первый коллектив артистов, с которыми я начал работать — «О.С.П. студия», сами меня позвали. И дальше всегда было так.

Бывало и такое, что приходилось отказываться от работы. Я понимал, что мне не интересно сотрудничество в финансовом плане — времени придется потратить много, а выхлоп будет небольшой. Иногда не понимаешь, что тебе нужно делать с этим артистом, как продвигать, то есть просто не моя сфера. Ну, и третья причина, это когда творчество этого артиста непонятно или даже нелюбимо. Нельзя продавать то, что не нравится самому.

 

 

— Вообще, каково это — работать с артистами? С чем можно сравнить? Вы все их капризы исполняете, или наоборот, стараетесь держать «в ежовых рукавицах», или как?

— Я все-таки позиционирую себя как партнер по бизнесу: точно не мальчик на побегушках, хотя, конечно, некоторые требования мне положено исполнять, те, за которые отвечает директор. И нравится это мне или не нравится, я это обязан выполнить. Тоже самое касается артистов: не будешь же ты за него составлять программу выступления, давать интервью, автографы, участвовать в фотосессиях?

Случается, особенно на первых порах, когда артист не привык работать по канонам: запросы на выступления приходят не к директору, а непосредственно к артисту и он начинает называть условия. На мой взгляд, это неправильно. Директор выстраивает монетарную политику, и много усилий тратит на то, чтобы заниматься продвижением артиста.

Иногда бывают запросы, которые дают мало денег, но вместе с тем перспективу хороших отношений в будущем. В этом случае мы совещаемся, ищем компромиссы, вырабатываем позицию. Или, например, бывает, что предлагают немалые деньги просто за то, чтобы артист посидел на свадьбе в качестве гостя. Наши артисты на это не соглашаются, но знаю, что многие таким образом пополняют свой бюджет.

— Что больше всего нравится и «заряжает» в работе, а что самое сложное?

— Сдерживать эмоции иногда сложно. Когда хочется покричать матом, часто даже на самого себя. Вот это бывает непросто.

А самое большое удовольствие — это когда ты сделал большой, серьезный проект, все позади и все получилось. Например, в этом году, большой успех — спектакль «В городе Лжедмитрове», в постановке которого команда «Авокадо» принимала участие. Для нас действительно большое счастье, что он состоялся — и с аншлагом!

— Наверняка у вас случаются форсмажоры, как справляетесь?

— Они, как правило, связаны со здоровьем, причем я не имею в виду пьянство. Например, больше чем за 10 лет работы с «Несчастным случаем» концерт пришлось отменить один раз, когда Алексею Кортневу делали операцию на связках. Артисты регулярно сажают связки, а в тот раз это случилось во время Олимпиады в Лондоне: Леша болел за наших волейболистов, и так кричал, когда они выиграли золото, что повредил связки.

Бывало пару раз, что вырубало электричество, но это уже стихия, тут мы ничего поделать не можем. А когда я только-только пришел директором в «Несчастный случай», мне не полностью передали предыдущие договоренности и получилась накладка: в один день стоял спектакль в Питере и концерт в клубе «Б2» в Москве. Мы успели и туда, и туда. Правда концерт сыграли с задержкой: вышли в «Б2» позже обычного, когда там начиналась дискотека для совсем молодых ребят. Молодежь увидела перед собой достаточно взрослых дядек, которые поют совсем непонятный репертуар. Юные ребята послушали, постояли, посмотрели, а потом такие: «А вы ничего!». Так мы заполучили себе еще поклонников!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Кто такие походники?

Кто такие походники?

Как развивается спортивный туризм в России.

17 августа 2019 0 3
И пол, и стол, и зеркала

И пол, и стол, и зеркала

Как заработать миллионы на интерактивном оборудовании.

16 августа 2019 0 15
Надень очки и спаси мир!

Надень очки и спаси мир!

Как крупные корпорации используют виртуальную реальность?

15 августа 2019 0 27