интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

И в науку, и в детский лагерь

 

Как минимум на двух выходных в месяц петербургские школьники могут почувствовать себя настоящими химиками, физиками, палеонтологами или даже хирургами в импровизированных лабораториях проекта «Умный Петербург». Кто отвечает в проекте за научную достоверность, а кто следит за порядком в лабораториях? Об этом «Понедельник» поговорил с руководителем проекта Ольгой Осиповой и одним из опытнейших сотрудников Даниилом Ежовым.

Текст: Екатерина Ерохина

 

— «Умный Петербург» — часть большого проекта, ядро которого находится в Москве. Кто и как разрабатывает новые программы?

Оля: У нас большая команда разработчиков в «Умной Москве», причем программы по медицине разрабатывают медики, в программах по химии за каждую из четырех лабораторий отвечает отдельный разработчик-химик, и так далее. Сначала разработчики тщательно продумывают сценарий, проводят эксперименты сами и оптимизируют процесс. Затем организуют репетиции с классами из дружественных школ, и только потом идет премьера в Москве. В Петербург программа приезжает через пару недель после премьеры. И хотя реквизит тот же самый, ответственность подготовки программы у нас не меньше, чем на московской премьере. Ведь опыт может не получиться даже из-за небольшой ошибки: например, пониженная концентрация реагента или недостаточное время прокаливания соли. Потому мы тестируем все эксперименты еще раз.

— А что происходит с программой здесь в Петербурге?

Оля: Наша задача — получить реквизит (на программу «Химия и жизнь», например, из Москвы приехало 50 контейнеров), собрать все лаборатории, подключить приборы, проверить эксперименты и отлично разбираться во всей программе. И самое главное — передать все знания ребятам в понятной и интересной форме.

Даня: Если 4 года назад, когда проект только открывался в Петербурге, в программу действительно входили только четыре лаборатории, теперь добавился еще и квест перед началом. На «Хирургии» во время квеста дети знакомились с приборами — чем отличается корнцанг от зажима, как выглядит трахеостомическая трубка и так далее; на «Химии и жизни» — с кислотностью различных продуктов, например, стирального порошка, лимона, соды. Эту часть программы мы тоже готовим заранее.

Оля: И еще есть подарок, это моя любимая часть! Не хочется, чтобы наш проект был похож на поход в кино — провели два часа, повеселились и забыли. Очень важно, чтобы научное вдохновение длилось дольше. Подарок — это эксперимент по теме программы, который дети могут провести дома при помощи родителей. На программе они разделены — дети в лабораториях, родители на лекции, а вот дома проводят опыт вместе. Например, после «Хирургии» дети могли сделать слепок челюсти: им выдали настоящую альгинатную массу с ароматом мяты или ментола, слепочную ложку, и их задача была сделать слепок чьих-нибудь зубов. Наши подарки детям нравятся: очень часто на следующей программе они показывают на фото, что у них получилось.

— Сколько уходит времени на подготовку каждой программы?

Оля: Подготовка ведущего лаборатории начинается как минимум за неделю до программы: нужно познакомиться со сценарием, почитать что-то дополнительно, особенно если программа не по твоей специальности.

 

 

Даня: Еще в течение недели перед программой нужно встретить и распаковать груз, докупить что-то, но на это не нужно много людей. Всей командой мы встречаемся в пятницу днем, до позднего вечера готовим все, и в субботу перед программой тоже приходим пораньше.

— А какие есть роли в программе?

Даня: Основная роль — ведущие в лабораториях. Они объясняют детям суть эксперимента, направляют их и контролируют. Вторая роль — ассистент. Это те ребята, которые в проекте недавно, примерно год они не ведут программы сами, а учатся. Еще есть администратор, который встречает детей с родителями. Но любой участник может помогать в создании программ, придумывать, что будет на квесте, в лабораториях, подыскивать эксперименты. Эта работа открыта, и если есть какие-то идеи, всегда можно связаться с разработчиками и сценаристами в Москве и предложить им.

— Кто входит в команду «Умного Петербурга»?

Даня: У нас очень много химиков из СПбГУ и других вузов, есть медики, несколько физиков, и биологи — точнее, биотехнологи. В подавляющем большинстве все-таки химики, потому что большое количество программ направлены на химию. Я сам заканчиваю магистратуру в Санкт-Петербургском государственном технологическом институте на факультете химической технологии, там же я стал бакалавром. Я — химик-органик, занимаюсь переработкой нефтесырья. В «Умный Петербург» я попал около 3 лет назад: знакомая, которая работала в «Умной Москве», рассказала, что в Петербурге проходит кастинг...

— А как выглядит кастинг?

Даня: Вас запускают в комнату, на вас прыгают 60 детей, и нужно добраться до выхода. Кто первый — тот прошел кастинг! Шучу. На самом деле сначала это тест на общие знания, на знание химии, биологии, физики. Порой даже спрашивают, кто написал «Преступление и наказание», в каком году началась Вторая мировая война и так далее. По тестам отсеивают половину кандидатов. Потом проходит интерактивное собеседование, где кто-то взрослый изображает ребенка, и нужно с ним провести химический или биологический эксперимент. Или нужно доходчиво рассказать, чем ты сам занимаешься в науке. Это помогает понять, как человек разговаривает с детьми, как доносит свою мысль.

Оля: Добавлю, что у нас классическая воронка: вначале ребята заполняют анкету о своем образовании, интересах, опыте работы с детьми и опыте работы в научно-популярных проектах. И таких заявок может быть до 100, но на очный этап кастинга приглашают человек 30. Я прошла все эти этапы около двух лет назад, мой первый рабочий день был 8 марта 2017 года. Первые полгода я была ассистентом, потом перешла в ведущие, а в мае прошлого года мне предложили стать руководителем проекта в Петербурге. Вне проекта я аспирант химического факультета СПбГУ. Училась на бакалавра в Технологическом институте, первые два курса не могла определиться, хочу я быть инженером-технологом или химиком. В итоге решила остаться в химии и поступила в магистратуру СПбГУ. Сейчас я занимаюсь биомедицинской химией. Это область, где соединяются и химия, и биология, и медицина, и мне это очень нравится.

— Ведущий научно-популярных программ для детей — творческое занятие?

Даня: Да, очень творческое. Хотя, казалось бы, у ведущего есть «рельсы», по которым все должно идти в его лаборатории: нужно начать с теории, потом провести знакомство со всем реквизитом, в оставшееся время пошагово провести эксперимент. Но на самом деле, всегда есть вариативность, можно поделится интересной историей из личного опыта и так далее.

— Насколько важно умение работать с детьми?

Даня: Знания важнее! Дети постоянно задают вопросы, причем иногда вообще не связанные с темой, но им кажется, что спросить надо прямо сейчас. Потому на кастинги мы зовем не аниматоров, а тех, кто знает предмет. Работе с детьми можно научиться, можно поработать месяц и понять, что это не твое.

Оля: Да, а научиться химии за год не выйдет. Потому мы набираем сотрудников с хорошей базой естественно-научных знаний, и сначала они становятся ассистентами, чтобы была возможность попробовать и поучиться работе с детьми.

 

 

— Какие у вас любимые программы?

Оля: Каждая новая программа — любимая. А из прошедших, наверное, «Хирургия». Детей к медицине почему-то не допускают до первого курса университета, если они поступают в медицинский, или вообще никогда, если в семье считают, что это «не наше». И даже такие вопросы, как сделать укол, отодвигаются на второй план. У нас ребята в лабораториях сами... да что они только не делают! Они, например, удаляют воспаленный аппендикс: пальпируют макет, берут в руки скальпель, режут. Кому-то бывает страшно, но поскольку рядом еще 15 таких же детей, которые уже начали энергично кромсать макет, все успокаиваются. Они ставят анестезию, капельницу, делают трахеотомию — разрезают гортань «пациенту», который по легенде подавился косточкой, словом, знакомятся со строением тела через интерактив. Эти одновременно и профориентация, и антипрофориентация. Ведь лучше узнать, что медицина — не твое, в 10 лет, чем в 18 на первом курсе университета.

Даня: Да, «Хирургия» — хорошая программа. Но на самом деле с каждой темой связаны свои воспоминания и эмоции. И всегда есть дети, которые после программы по химии говорят — «Я вырасту и стану химиком!», после палеонтологии — «Я буду выкапывать динозавров!», после хирургии — «Буду хирургом!». Мне лично очень нравится наш летний лагерь. Он проходит в две смены летом, на каждой смене есть разные программы — например, химики и биологи. Пять будних дней дети проводят в лагере время с утра до вечера. И каждый день у них новый эксперимент — что-то такое, что нельзя было бы сделать за 20 минут на обычной программе. За это время хорошо узнаешь детей, и в сентябре-октябре, когда они снова приходят на программы, бывают очень теплые моменты. Ребенок счастлив вас видеть, бежит через весь коридор, обнимает.

— Как участие в проекте сказалось на вашей жизни? Чему вы научились в «Умном Петербурге»?

Даня: На самом деле эта работа помогла мне развить организаторские навыки — в институте я состою в профкоме, там тоже организую мероприятия и работаю на них ведущим, так что опыт пригодился. А кроме того, это просто интересно. На многое у детей другой взгляд. Например, однажды в лаборатории нужно было насыпать ложку вещества на дно стакана, и одна девочка перевернула стакан и насыпала, как и нужно было, ложку на дно — только с внешней стороны. Это другой взгляд на привычную действительность. А еще дети искренне удивляются результатам. Ты им десять раз объяснил заранее, что должно произойти, но они все равно удивляются, когда у них все получается, и очень рады. Дети, одним словом! Наблюдать за ними со стороны очень приятно.

Оля: Мое участие в «Умном Петербурге» было одним из лучших решений в моей жизни. Первое, что поменялось, — у меня появилась рабочая команда из веселых, образованных, интересных ребят. До этого у меня был только коллектив в университете, тоже отличный, но без такой безграничной энергии и энтузиазма. С точки зрения личных впечатлений и эмоций, когда я была ассистентом и ведущим, для меня это была просто работа в удовольствие. Плюс сильно улучшились навыки организатора: ведь нужно удержать внимание 20 детей и дать им четкие и понятные инструкции, чтобы все смогли повторить эксперимент. Сейчас, когда я как аспирант руковожу дипломной работой студента-бакалавра, мне это сильно помогает. А когда я стала руководителем проекта, на меня, конечно, свалился целый поток знаний об организации, управлении, о работе с командой. В целом, я не нашла пока ни одного минуса в работе. Да, это сложно, иногда отнимает много времени и сил, но положительные эмоции и те результаты, которых мы добиваемся, все перекрывают.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Тропой Высоцкого

Тропой Высоцкого

Сколько стоит забраться на Эльбрус и как на этом заработать?

16 июля 2019 0 14
Да, я на коне!

Да, я на коне!

На что может вдохновить цветочное попурри на столе у твоей мамы.

15 июля 2019 0 30
Где устроить party?

Где устроить party?

Как заработать на частных днях рождения, корпоративных собраниях и тренингах.

13 июля 2019 0 32