интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Альтернатива есть

История, в которую можно играть

 

Детское увлечение моделированием и военными играми переросло у Тимура Тугушева в интерес к истории и исторической реконструкции. Особенно впечатлили его военные машины Древнего мира ̶ баллисты и катапульты. Он захотел собрать такую модель, но оказалось, что такие никто не делает. Что было дальше? Рассказывает директор по развитию ООО «Армарика».

Текст: Анастасия Столбова

 

— И даже за рубежом никто не производил ничего подобного?

— Я нашел всего трех зарубежных производителей, но их модели были дорогими и почти не продавались в России. Так я решился работать самостоятельно. На голом энтузиазме и с минимумом инструментов сделал три первые модели. Задумался: а можно ли наладить серийное производство? Для разработки конструкции я использовал 3D-софт: рисовал прототип модели, подгонял все детали, а уже потом приступал к изготовлению. Всем этим я занимался в свободное от основной работы время.

Изначально я предпочитал делать модели из массива дерева на деревообрабатывающих станках, максимально соблюдая «аутентичность» технологии. Но себестоимость производства была такой, что стала очевидна несостоятельность этой идеи. В итоге я пришел к технологии лазерной резки из фанеры.

 

 

— Как добиваетесь исторической достоверности?

— Можно смело сказать, что не существует идеальных исторических прототипов, а есть только разнообразные мнения, как могли выглядеть и действовать военные машины Античности и Средневековья. Поэтому любая модель, кто бы ее ни сделал, всегда будет авторской, основанной на личном видении разработчика.

Для всех моделей мы соблюдаем масштаб 1/32. В качестве эталона используем трехмерную модель человека высотой 54 мм. В конструкции ориентируемся на все исторические пропорции, информацию о которых удается найти. Однако большинство моделей проектируем практически «на глазок». И если в реальной жизни ошибка в расчетах могла бы привести к поломке машины и гибели инженеров, то в таком малом масштабе ошибки не слишком заметны. Это допустимо, потому что ценность нашей марки — баланс между исторической достоверностью и «играбельностью». На одном полюсе — детализированные пластиковые модели, совершенно непригодные для игры. На другом — неприхотливые игрушки, весьма отдаленно напоминающие оригиналы. Мы находимся где-то на экваторе: наши модели не только внешне похожи на исторические прототипы, но и точно воспроизводят принципы их действия, и при этом после сборки в них можно играть, на практике осваивая законы баллистики и хитрости осадной науки.

Собрав все модели, можно устроить масштабную битву на полу или на улице. Например, построить внушительную крепость, разместить в ней гарнизон солдатиков, а потом организовать осаду по всем правилам.

— Сколько времени уходит на разработку и создание одной модели, прежде чем ее запускают в массовое производство?

— Процесс разработки модели занимает от одной недели до полутора месяцев и включает в себя сбор информации, 3D-проектирование модели, адаптацию макета, проверку собираемости, резку деталей, комплектование готовой модели, верстку инструкции по сборке модели.

 

 

3D-проектирование — самый сложный этап. Приходится многократно стыковать детали, выявлять несоответствия и проблемные места, переделывать, а потом снова переделывать. Самое трудное — не впасть в перфекционизм и вовремя остановиться. Однако часто бывает так, что уже после того, как модель спроектирована и выглядит законченной и продуманной, в голову приходит внезапная идея ее улучшения, и приходится все переделывать.

— А насколько прибыльно создание подобных игрушек? От чего зависит успех?

— Я не строю иллюзий насчет уникальности нашего продукта. Сейчас «Армарика» — один из десятков производителей фанерных моделей. С не самым большим ассортиментом и не самыми доступными ценами. Мы закладываем рентабельность производства порядка 80%.

Наверное, единственное, что отличает нас от других — это четкая историческая направленность. Проигрывая конкурентам в ресурсах, мы надеемся выиграть за счет своей экспертизы. Постоянно изучаем покупателей, фокусируемся на преимуществах, а это — историческая экспертиза, достоверность и сторителлинг. Мало сделать хороший продукт — такой же продукт делают и другие. Важнее рассказать про него историю, которая вдохновит людей на знакомство именно с ним.

Пусть конкуренты разрабатывают и продают новые танки, паровозы, подъемные краны и другую технику, а мы будем расширять свою линейку старинных машин.

Мы изначально планировали попасть в ритейл и встать на полку рядом с Ugears, Lemmo Toys и «Умной бумагой». Активно предлагаем сотрудничество и интернет-магазинам игрушек. Сейчас с нами работают несколько магазинов из Москвы, Питера и Архангельска, мы также размещаемся на маркетплейсах, ведем группы в соцсетях. Довольно хорошо влияет на продажи участие в выставках и фестивалях.

— Как вы оцениваете рынок детских товаров, игрушек? Не считаете ли, что он перенасыщен и предложений слишком много, еще и с Китаем конкуренция...

— Очевидно, что мы запрыгнули в поезд, уже полный пассажиров. Лазерной резкой сейчас не занимается только ленивый — интернет ломится от предложений сотен подобных производств. Можно с уверенностью сказать, что рынок фанерных моделей уже насыщен, потребитель избалован выбором, и, чтобы выделиться, необходимо делать что-то действительно крутое и необычное.

 

 

Принято бояться конкуренции китайских производителей. Но мы не боимся, потому что знаем правила: стоит сделать мало-мальски заметный продукт, как через две недели китайцы сделают такой же, только дешевле, и их не остановят никакие патенты и авторские права. Мы не будем тратить свои силы на борьбу с природным явлением в виде китайской конкуренции, ибо верим, что механическая копия всегда хуже оригинала, в который вложено особое видение и философия.

— Но как выжить в таких условиях?

— Сейчас «Армарике» тяжело. Кризис продолжается, денег у людей все меньше. Наш проект родился в неблагоприятных условиях, но я верю, что это только закалит его.

Я уважаю концепцию бережливого стартапа и пошел по пути поступательного развития. Лазерная резка и полиграфия на аутсорсе, а мы занимаемся комплектованием, упаковкой и продажами. Себестоимость производства довольно высока, учитывая расходы на цифровую печать. Но при этом мы не держим больших складских запасов, быстро реагируем на запросы покупателей — текущая бизнес-модель позволяет произвести партию товара по запросу за один день и отгрузить ее уже на следующий. Так что мы укладываемся в привычные для Москвы 2-3 дня на доставку. Нам не нужно платить зарплату и аренду, у нас не простаивают дорогостоящие станки, в отсутствие продаж мы можем сосредоточиться на разработке новых продуктов и освоении новых направлений деятельности. Я полон оптимизма и готовлюсь к плановому росту бизнеса уже в этом декабре. В настоящий момент мы развиваемся в нескольких направлениях. Во-первых, расширяем ассортимент — это крайне важно для того, чтобы встать на полку. Во-вторых, ищем новые ниши и каналы распространения. В-третьих, всерьез планируем превратить наш коммерческий продукт в продукт образовательный.

— Вообще, что вам легче всего дается в рамках бизнеса, а что сложнее всего и почему?

— Хотя я и маркетолог по профессии, в «Армарике» мне наиболее интересна разработка. В процессе сбора информации узнаешь очень много нового, лучше разбираешься в древней истории. Проектируя модель, я практически изобретаю ее заново вместе с известными инженерами древности. Но маркетинговый бэкграунд проявляется и тут: я не перестаю думать о том, как модель будет выглядеть в коробке, насколько легко и интересно в нее играть, как она будет сочетаться с другими моделями. А вот вопросы коммерции мне менее интересны, и очень хорошо, что партнер взял эти функции на себя. Я очень хочу сохранить для себя элемент творчества... ибо с него все и началось!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Разделяй и продавай

Разделяй и продавай

Предприниматель Андрей Сазонов о том, как найти свою нишу на рынке недвижимости.

12 декабря 2018 0 8
Алхимик поможет

Алхимик поможет

Как «декретница» из поселка открыла юридическую фирму в Москве.

11 декабря 2018 0 42
Меня не пугают ни волны, ни ветер

Меня не пугают ни волны, ни ветер

Как деревенский парень стал рыбацким кутюрье.

10 декабря 2018 0 160