интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Модная провокация

 

Мэган Виртанен — историк моды, преподаватель СПбГУ. Именно к ней мы обратились почти с философскими вопросами о том, что такое эпатаж в мире моды, ведь кажется, что для дизайнеров эпатировать публику — самое любимое занятие! Так ли это на самом деле?

Текст: Светлана Хаматова

 

Справка: Преподаватель истории костюма (от древнейших времен до наших дней), специалист по культуре первой половины XX века и коллекционер винтажных модных журналов Мэган Виртанен читает общедоступные лекции на многих площадках города, организует культурные мероприятия. Ее и саму можно увидеть одетой в стиле 1940-х — и платья, и шляпы Мэган Александровна носит с удивительным изяществом. В прошлом, 2015 году, Мэган Виртанен выпустила коммерческую коллекцию одежды совместно с петербургскими производителями Altra, также можно приобрести духи, созданные ею в коллаборации с парфюмером Николаем Ереминым и его компанией Nimere Parfums.

— Справедлив ли взгляд на моду (или шире — на искусство) как на следующий процесс: эпатажные явления становятся обыденными, на смену им опять приходит нечто эпатажное, к чему мы потом привыкаем, и так постоянно?

— Совершенно несправедлив, особенно учитывая, что мода — это в первую очередь все-таки бизнес. Но давайте для начала определимся с понятием «эпатаж». Словарное значение — умышленно провокационная выходка, противоречащая общепринятым в социуме нормам. Подавляющее большинство творцов моды не занимается подобным — наоборот, успех дизайнеру приносит тонкое чувствование запросов общества и назревшей потребности в изменениях. Новый дизайн может быть необычным или непривычным для какой-то части общества, но он не станет приемлемым, то есть модным, если не отвечает запросам большей части потребителей. Отдельно, разумеется, стоит учитывать тот факт, что часто некоторые деятели «эпатажем» называют любое яркое самопредъявление, противоречащее взглядам среднего обывателя с зашоренным восприятием. Любые оценки в данном случае стоит хотя бы попытаться очистить от субъективности — необязательно то, что одним человеком воспринимается как эпатаж, им является для других. Настоящий эпатаж в моде крайне редок, как уже было сказано выше. Пожалуй, лучшим примером станут мужские юбки, которые регулярно предлагает нам Жан-Поль Готье. Осознанно провокационный прием, идущий вразрез с господствующими взглядами на гендерные нормативы в одежде, — и, как показывает практика, пока что абсолютно неприемлемый для массовой моды.

 

 

— Есть ли какие-то признаки, позволяющие понять, что будет принято, а что отвергнуто?

— Признак только один — соответствие или несоответствие той или иной новинки назревшим в социуме настроениям и потребностям. Любое созидание — это ответ на ту или иную человеческую потребность. Какой бы странной или шокирующей ни была новинка, если она отвечает духу каких-то изменений, произошедших в обществе, она будет принята.

— Считается, что художникам, творцам свойствен эпатаж, ну или по крайней мере, способность видеть иначе, создавать то, что не придет в голову другому, можно ли найти в себе эдакую «сумасшедшинку» или же с ней рождаются, как вы полагаете?

— Встречный вопрос: считается среди кого? Творцам с ощутимыми результатами свойственна работоспособность, тонкая восприимчивость и достойный уровень образования. Талант как таковой в любом случае требует развития и тяжелой работы. Так что можно утверждать, что «найти» в себе творческую сторону может каждый, но ее «нахождение» всегда требует труда — как непосредственно над физическим воплощением, так и в области тренировки эмоциональной стороны личности, умения воспринимать и чувствовать «дух времени».

 

 

— Пусть не эпатаж, но любое яркое и неожиданное заявление в мире моды может обернуться оскорблением чувств верующих или миллионными прибылями. Так было всегда? Или пан или пропал?

— Эпатаж может обернуться чем угодно — и оскорблением чьих бы то ни было чувств, и миллионными прибылями, и одной строчкой в специальной литературе, гласящей что в таком-то году была и вот такая интересная попытка введения новшества, закончившаяся абсолютно ничем. Так что выражение «пан или пропал» в данном случае абсолютно неактуально. Может быть и просто забвение.

— Кто-то сравнивает наше время с периодом заката Римской империи: все гипертрофировано, так много крайностей... Разделяете ли вы эту точку зрения?

— Я бы не сказала, что наше время как-то особо гипертрофировано, да и крайностей не слишком много — наоборот, современный мир в целом исключительно однороден вследствие глобализации. Не вижу смысла сравнивать времена между собой, разве что сравнивающему хочется постоять в декоративной позе, драматично воздев руки и провозглашая: «О времена, о нравы!»

— Если сравнивать две столицы, петербуржцев и москвичей, какой город вам кажется более склонным к эпатажу, яркости, нестандартным проявлениям?

— Петербург намного более «визуально сдержанный» город, меньше красок, меньше деталей. Москва намного более демонстративна, если смотреть в целом. Разумеется, отдельные яркие личности есть и у нас, но в данном случае мы говорим про общее впечатление.

— А по вашей оценке, горожане готовы к ярким соседям, необычным прохожим?

— Понравиться всем невозможно, «прочих горожан» несколько миллионов, не стоит пытаться говорить о них как о монолитной массе. Оценки могут быть какими угодно, весь спектр — от резкого неприятия до восхищенного одобрения, со множеством разных стадий и тонких нюансов между этими крайностями. Думаю, что людям, у которых есть и внутренняя потребность в ярком самопредъявлении, и способность эту потребность реализовать, в целом нет особого дела до того, как их воспринимают посторонние. Разумеется, до тех пор, пока самопредъявление не подразумевает противоправных действий.

 

 

— Фраза «яркое самопредъявление» относится и к вам лично? Не каждый день историк реконструирует прошлое не на уроке, не на лекции, не в рамках специальных мероприятий, а в повседневности.

— Мое самопредъявление возможно кто-то расценит как «яркое», это все-таки уже к внешней оценке. Я же его считаю адекватным моему роду занятий — преподаванию истории костюма, в том числе и изучению его на практике.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Одна история одной Шанель

Одна история одной Шанель

Коллекции Коко Шанель буквально перевернули представления о красоте...

15 сентября 2014 2 1803
POLYΛRUS: благородная коммерция

POLYΛRUS: благородная коммерция

Александра Полярус — о своем проекте, роли единомышленников в бизнесе и экомоде

14 октября 2015 5 750
Заработать на творчестве? Можно!

Заработать на творчестве? Можно!

Пять успешных модных марок, которые сумели объединить в своей работе искусство и коммерческий успех

11 декабря 2015 0 1481

Свежие статьи

Привычка расти

Привычка расти

Что дает инвестор, кроме денег, и почему резидентство в «СКОЛКОВО» — это не лифт.

18 июня 2019 0 6
Морские Страдивари

Морские Страдивари

О том, что общего между скрипкой и яхтой.

17 июня 2019 0 13
Как я пыталась стать импро-актрисой

Как я пыталась стать импро-актрисой

Личный опыт: добавляем в жизнь спонтанности и непредсказуемости.

15 июня 2019 0 33