интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Альтернатива есть

Афиша

среда, 21 ноября

Московский стихоголик

 

Современные поэты, как никто, знают, что такое личный бренд. Если ты сразу не создашь себе заметной поддержки среди читателей и «подписчиков», то с публикацией сборников может быть туго. Поэтому даже у тех, кто традиционно замкнут и нелюдим, появляются свои «друзья-организаторы». Те же, кто метит в звезды, обычно сами так или иначе причастны к сфере PR и массовых коммуникаций.

Текст: Кристина Андрейчикова

 

Но она не моргнет, тоже будучи витражом...

Юлия Мамочева

 

О творчестве и упаковке на ярком примере 20-летней признанной и заслуженной. Размышления после авторского поэтического вечера Юлии Мамочевой.

Юлия Мамочева — поэт, переводчик, рок-исполнитель, член Союза писателей России. В 2011 году, став призером телешоу Первого канала «Умницы и умники», поступила в МГИМО.

 

В свои двадцать лет Мамочева — лауреат Бунинской премии в области поэзии, автор пяти сборников стихов на русском и английском языках и переводов с английского, немецкого, испанского и португальского. Многие из ее произведений положены на музыку и исполняются как самой Мамочевой, так и современными рок-группами. Например, мелодии к самым известным ее композициям «Европа» и «Донецкая история» написал лидер группы «Ульме» Петр Малаховский, в свое время открывший отечественному слушателю Светлану Сурганову.

В центре Питера наконец появилось новое место, где любят поэтов. Да-да, именно так. Мест, где поэты «бывают», «выступают» и напиваются-влюбляются-вдохновляются, в нашем городе предостаточно. А вот мест, где поэтам по-настоящему рады, — единицы. Не простой, знаете ли, это народ — поэты. Хотя и численность их в последнее время резко начала расти. Что не могло не повлиять на общий уровень лояльности. Итак, пространство, во всей своей несколько карикатурно-книжной скромности претендующее стать современной «Бродячей собакой». Носит оно сдержанно-пафосное название «Господин литератор». Совсем недавно арт-директором этого заведения назначили седовласого любимца поэтической тусовки Аль Ру, что дает клубу все шансы оправдать название.

В зале только свои. Мероприятие обошлось без громкой рекламы. Зато атмосфера домашнего Питера и белые скатерти на столах.

Миниатюрная девушка в черном держится уверенно, даже несколько вальяжно-распущенно. Она точно знает себе цену и давно поняла, что фразы вроде «Я так волнуюсь» уже никому не кажутся милыми. Вчерашнюю ночь она «отжигала на Марсовом», отчего все еще чуть штормит от опьяняющего чувства толпы, и голос простужен. (А ведь я проходила вчера мимо всей этой поэтической вакханалии напротив Троицкого моста. Задержалась на пару минут и пулей вылетела обратно под душераздирающие стихи о Севастополе. Конкурс назывался «Служу тебе, Отечество мое!». С огромной сцены громко в микрофоны поэты выливали в толпу все самое личное, что они чувствуют по отношению к той земле, что считают своей. До неловкости. Неожиданно и пафосно. Иногда сентиментально. Так, что даже парни, читающие свои признания в любви Родине, были в слезах. Этакий публичный патриотизм. Кто-то исступленно аплодирует, другие, как я, бегут, так как совсем не готовы к такой откровенной интимности в стихах.)

В руках девушки книга. Конечно, собственная. Со стильной обложкой и многообещающим названием — «Виршалаим».

Первым выстрелом вылетает стихотворение со строчками:

Я похожа душой на Есенина,

А прической на Курта Кобейна...

 

 

Каждое произведение сопровождается комментарием. Чаще всего громким, похожим на яркую кричащую упаковку — иногда с претензией на стильность, иногда откровенно со штампом «продукт премиум-класса». Кого-то привлекает, других отпугивает. Но обстановка располагает к тому, чтобы расслабиться. В зале все свои. И они не ждут подвоха. Фильтруют. Улыбаются.

Стихи претенциозные и прекрасные. Вижу, что многие в зале закрывают глаза, так легче сосредоточиться. Фразы стройные, слова тщательно подобраны. Яркие образы часто кажутся списанными с открыток или киносцен. Одергиваю себя: «Девушка переводит поэзию с нескольких языков, откуда тебе знать, какие картинки были у нее перед глазами. Современники всегда завидовали талантам».

Стихи Юли нашли отклик не только у ровесников, но и у тех, кто сам стал известен благодаря силе слова. Так, к примеру, выход книги «Вершалаим» поддержала материально известная певица Светлана Сурганова. Предисловие к этой книге написал известный писатель и журналист Дмитрий Быков: «Юля Мамочева почти наверняка будет не просто хорошим, а значительным поэтом. Для такого статуса ей сегодня не хватает только нескольких лет интенсивно прожитой жизни, но это поправимо».

Чтобы «наладить интерактив с аудиторией», Юля предлагает всем желающим погадать по ее стихам. С вас — задать внутри вопрос и загадать страницу. А дальше рифмованные строчки расскажут вам все о прошлом, настоящем и будущем.

Люди глотали строчки как леденцы, смаковали каждое четверостишие, иногда останавливаясь по несколько раз на одном, зацепившем слове, прятали их в карман, как «золотинки» от конфет. Сосредоточенные, вдумчивые, восторженные слушатели — это ли не праздник для чтеца?!

Включаюсь в приключение. Называю любимое число. Получаю ответ:

Ты нужна — как все,

что, пряча глаза,

клянем,

или — хлеб,

ибо всяк априори — его холоп.

Слышу: сердце во мне угласто ходит... конем,

И порой оголтело срывается на галоп.

 

Фотограф: Алик Рух

 

Пьянящее чувство сцены развязывает и без того подвешенный язык. Все больше смелых шуток, откровенных комментариев, дерзостей в адрес организаторов. Общее настроение — будто после бутылки шампанского.

— Заявки! Заявки, господа! Что же вы хотите, чтобы я вам еще прочитала? Ну же, заявки, друзья мои! Как только ажиотаж по поводу «гаданий» кончился, Юля переключилась на «новый материал». И тут, как и полагается в новом мире, хранителем бесценной информации уже была не книга, а iPhone. «Все новое только в сети», — резюмировала Юля.

И снова строчки, полные осознанности и стройной красоты вперемежку с самолюбованием (что, впрочем, ничем не хуже дрожи в коленях): «Если учесть, что я пишу с четырех лет...», «Я не хочу вам внушать мысли о своей гениальности... Или о своем пророчестве»...

И вот принцесса уже на коне — в центр зала вынесли высоченный барный стул. Будто в исповедальню вошла. Вдруг голос совсем другой, и стихи грустные, про маму...

В таком же миноре — с нотками нежности и надежды на понимание — о Питере и Москве, о доме, о «своих городах».

Неожиданно и ожидаемо речь зашла о войне. Еще одна тема, которая не может не появиться в современной поэзии. История о друге, который ушел добровольцем на войну. Трогательная, честная, похожая то ли на откровение, то ли на НЛП-маркетинг. Отгоняю от себя мысли о «самопродвижении», просто слушаю:

Вот и звезды до дрожи коленной видны,

До калиновой немоты:

Дозвонились с войны! Позвонили с войны

В мой тяжелый, прокуренный тыл!

Голос был соловьино и босо юн —

И родим был, и невредим.

Мне сказали: «Не бойся! Не бойся, Ю!

Крепость — наша, теперь — победим!»

 

В происходящее то и дело умело вмешивается арт-директор клуба, Аль. Задает вопросы, ответы на которые вынуждают рассказывать об успехах, подтверждать свою значимость и заслуженность... Говорить о себе в контексте поэтической среды.

— Какие мои любимые авторы? Рембо, Лорка, Шекспир. Из соотечественников — Рождественский, Цветаева, Высоцкий, Цой. Современники — Быков. Он мой учитель — в буквальном смысле, он преподавал в моем университете, издал мою третью книгу, к пятой написал вступление.

И, конечно, Максимилиан Потемкин. Он мой духовный учитель. И Аля Кудряшева, одна из ярчайших звезд поэзии сегодня. 

 

 

 

Наверное, лучшего финала для мероприятия такого формата придумать было нельзя. Все же Питер, вечер, компания, где «все свои, да пара журналистов», поэзия и болтовня о политике, и расходиться не хочется...

 

Мамочева еще и певица! Конечно! Почти рок-звезда. Кто мог сомневаться — она смелая, молодая, пишет стихи на важные темы, носит черные узкие джинсы и короткую стрижку. Свои вперемежку с Цоем чуть охрипшим от откровений со сцены и сигаретного дыма голосом. Так, чтобы хотелось подпевать. Но еле слышно, не вместе с исполнителем, а фоном, бэк-вокалом. Этакая возможность сопричастности, от которой сразу чувствуешь себя ближе, оцениваешь мягче.

По дороге мой приятель, студент Театральной академии, со всей серьезностью относящийся к литературной жизни и новым именам, подвел итог: «Она очень талантлива. Но в ее словах сегодня прозвучала главная фраза, которая ставит все точки над i: «С детства у меня была мечта — выпускать свои книги».

Свой вечер Юлия Мамочева закончила просьбой. Вроде как дружеской и пустяковой. Но очень важной для современного поэта: «Друзья, у меня есть возможность быть изданной в издательстве АСТ. Это настоящий большой тираж. Но для того чтобы все получилось, нужны положительные комментарии моих читателей, то есть вас. Если вам нравится то, что я делаю, напишите, пожалуйста, об этом».

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Русский Котлер

Русский Котлер

Игорь Манн о своей дороге к успеху.

23 апреля 2013 0 1356
Техника – молодежи

Техника – молодежи

Александр Горбунов, выпускник факультета фотокорреспондентов Союза журналистов, о современной визуальной культуре

20 сентября 2014 3 698
На своей «волне»

На своей «волне»

Танцовщица Анастасия Хромышева о том, как все успеть и остаться верным своему делу

8 января 2015 0 719

Свежие статьи

Квартира с запахом ванили

Квартира с запахом ванили

Как в России зарождается рынок управления недвижимостью.

21 ноября 2018 0 5
Лев Матвеев: «Большая иллюзия, что хороший продукт продаст сам себя»

Лев Матвеев: «Большая иллюзия, что хороший продукт продаст сам себя»

Как продвигать и продвигаться в сфере IT, чтобы отметить 20-летний юбилей компании?

20 ноября 2018 0 32
Балетная компания

Балетная компания

Какой бизнес можно создать, если очень любишь танцевать?

17 ноября 2018 0 68