интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Афиша

пятница, 27 ноября

На десерт ‒ портрет и натюрморты!



Недавно «Понедельник» писал о появлении в Петербурге нового городского пространства, где современное искусство соединяется с эстетикой вкуса. Однако мы решили: одним анонсом «сыт» не будешь, — и распробовали «Вкус искусства» как следует. О том, как зарождалась и воплощалась идея проекта и какую роль сыграла в этой истории пандемия, рассказали основатели арт-кофейни — Юлия Метельская и Роман Гентцельт.

Как к вам пришла идея связать жизнь с искусством в таком необычном формате? Все-таки классический путь в арт-мире ‒ это работа критиком, искусствоведом в музее или, если мы говорим о бизнес-формате, работа с аукционами и галереями.

Юлия: Кажется, что неклассический путь начался с поступления на факультет Свободных искусств и наук СПбГУ, где мы с Романом и познакомились. Широта образования, междисциплинарность и отсутствие конкретной узкой специализации привели к тому, что мы интересовались абсолютно разными областями — от искусства до экономики, — и не видели границ. Мы никогда не думали идти именно классическим путем в сфере искусства, хотелось заниматься тем, что предполагает наибольшую свободу и возможность самореализации.
Роман: А идеи проектов к нам пришли после путешествий — мы вдохновлялись поездками в разные страны, посещением музеев современного искусства в Европе и США. Нам хотелось внести свой вклад в развитие города — создать уникальные места, которые станут точкой притяжения и также будут открывать некие новые горизонты, вдохновлять гостей.

Роман: Впервые идея связать гастрономию и искусство пришла мне в голову в музее Сальвадора Дали. Глядя на его арт-объекты, я подумал, что было бы здорово прийти в ресторан высокой кухни, где можно было бы заказать блюда по мотивам работ художников, например, запеченного омара на пирожном в виде телефона, любопытно попробовать, как бы это сочеталось по вкусу.

Как есть теория цвета Василия Кандинского, о том, что цвет производит на человека не только визуальное впечатление, но и вызывает отклик других органов чувств, так и мы подумали, что цвета и образы на самой картине могут вызывать вкусовые ассоциации и более полным образом раскрыться для зрителя. Мы увлеклись обсуждением, какой вкус могут иметь картины разных художников, сконцентрировались на личных ощущениях и ассоциациях, задумались, как было бы увлекательно к зрительным ощущениям добавить вкусовые и решили, что это можно сделать в формате десертов.



Для вас это первый опыт работы в отрасли общественного питания? Какие страхи были на этапе создания проекта?

Роман: Я в студенческие годы подрабатывал официантом в ирландском пабе, поэтому за год работы достаточно подробно изучил все рабочие процессы изнутри, и тогда решил для себя, что никогда не буду заниматься общепитом. Но, как говорится, никогда не говори никогда...

Юлия: Конкретно на этапе создания не было как таковых страхов, мы были увлечены созданием проекта, продумывали детали, испытывали удовольствие от самого процесса решения различных задач. Страхи добавились уже после пандемии и сейчас, наверное, они одинаковы для всех, кто занимается подобными проектами: мы беспокоимся за команду, видим, что «Вкус Искусства» нравится гостям, и очень надеемся, что нам удастся справиться со всеми неожиданностями и трудностями текущего года и дальше развивать проект.


Запуск выпал на период пандемии. Как вы корректировали свою работу? Какие риски вам удалось просчитать заранее?

Роман: Так как мы только открылись и продолжали достраивать проект, то понимали, что как-то существенно скорректировать свою работу сейчас не можем, это требует огромного количества сил и ресурсов. Основная коррекция была в смене концепции — мы отошли от концепции кофейни-кондитерской и добавили еще кухню, основное меню. Подумали, что после пандемии люди будут больше заинтересованы в том, как привести себя в форму, и могут ограничить потребление сладкого и десертов.

Мы не стали запускать доставку, потому что это направление само по себе требует проработки, в нашем случае мы еще и не успели стать узнаваемыми, обрести свою лояльную аудиторию, которая была бы готова поддерживать проект. По сути, такой большой риск, как пандемия, — это черный лебедь. Заранее мы его не просчитали и не готовились — в нашей жизни еще не случалось чего-то подобного.
Идея, которая сразу бросается в глаза — это, конечно, сами десерты. Но насколько сильно вы хотите развивать проект в сторону кондитерского направления?

Юлия: Десерты, безусловно, очень яркие и притягивают внимание своей идеей. Мы не стремимся стать именно кондитерской, хотя это направление одно из ключевых. В то же время хотелось бы баланса в развитии: чтобы создавались новые десерты по мотивам других картин, чтобы обновлялось меню кухни и напитков, появлялись новые детали интерьера с отсылкой к искусству, развивалось образовательное направление в виде новых лекций и арт-бранчей.

Роман: Мне бы хотелось развивать его и в кондитерском направлении, и, возможно, и саму кухню также стилизовать под искусство, чтобы этот концепт прослеживался во всей гастрономии, не только в десертах. Но я понимаю, что подобные блюда достаточно сложно поставить на большой поток, это, скорее, из разряда ресторанов и высокой кухни.

У вас в арт-кафе постоянно проходят лекции. Как вы планируете сохранять эту тонкую грань кафе/арт-пространство и не уходить в «книжный формат» заведения?

Юлия: На данный момент хочется найти золотую середину, чтобы гости приходили в первую очередь за десертами, кофе и блюдами кухни, а интересные лекции и арт-бранчи оставались важной образовательной составляющей «Вкуса искусства», поэтому мы несколько ограничиваем количество лекций. В случае, если нам не удастся сохранить эту тонкую грань, то будет здорово, если из этого вырастет свой отдельный образовательный проект — мне очень близка идея о создании нетрадиционных форматов в образовании.

Вы открылись в этом июле. Какие первые ошибки как рестораторы вы допустили и чего хотелось бы избежать в будущем?

Роман: Много времени уходит на подбор подходящих сотрудников, а также маркетинг, который требует большой проработки и времени. Эти два направления очень важны, и лучше начинать заниматься ими заблаговременно.

Юлия: Недостаточное количество отдыха. При запуске проектов всегда очень много работы, потому что с нуля выстраиваешь все процессы. Очень важно делегировать задачи, иначе развитие происходит более медленными темпами, а накопленная усталость может отрицательно сказываться на качестве принимаемых решений.

Как основатели проекта можете рассказать о ваших внутренних дискуссиях? Как часто вы спорите о концепции или операционных процессах? Как удается соблюсти баланс в рабочем коллективе?

Роман: У нас редко возникают какие-то разногласия и вообще разногласия в ярком проявлении. Мы вместе обсуждаем любые вопросы, разбираем, анализируем, и, как результат, всегда приходим к общему мнению. Чаще всего потому, что один из нас не брал в расчет что-то, о чем подумал другой. Поэтому после совместного обсуждения возникает новое понимание вопроса. У нас один взгляд на развитие и концепцию, мы чаще всего дополняем друг друга. Так как мы оба увлечены именно развитием проектов, то все делается на благо проектов, никто не отстаивает свои личные интересы.

Юлия: Что касается операционных процессов — они делятся каким-то органическим способом, каждый делает то, что ему лучше удается. Баланс строится на разных способностях и склонностях и обоюдном доверии. Я вижу картинку в общем, Роман лучше разбирается в деталях.



Что объединяет ваши проекты? Есть ли общий концептуальный лейтмотив?

Роман: Концептуально оба проекта про современное искусство, но в непривычном формате. Что-то есть общее возможно с точки зрения подачи и преподнесения современного искусства людям — подача, которую может воспринять и новичок в мире искусства и искушенный гость.
Объединяет любовь к чему-то необычному, общие ценности в основе проектов, желание вовлечь человека и помочь что-то узнать — некая ненавязчивая образовательная составляющая. За обоими проектами стоит стремление создать что-то яркое и неповторимое, красивое и эстетичное, привлекающее внимание людей, но имеющее под собой более духовно возвышенную базу, нежели просто коммерческий проект. Делаем проекты с душой и придумываем что-то свое, мы отталкиваемся не от цифр, а от идеи.

Что можно ожидать от вашего творческого тандема в будущем?

Роман: Не будем загадывать, сейчас мы многому учимся и развиваемся дальше. В будущем хочется делать проекты международного масштаба. Возможно, они также будут связаны с искусством, но в такой же нетрадиционной интерпретации. Для нас все также будет важно, что они будут развивать людей, нести пользу и учить новому, открывать новые горизонты, быть яркими, необычными и самобытными. В какой это будет форме — мы пока не знаем.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

В Preply.com рассказали, как «прокачать» английский

В Preply.com рассказали, как «прокачать» английский

В изучении языка главное — это система, постоянство и упорство. Выстроить систему, которая каждый день будет помогать продвигаться в своих знаниях, помогут эти лайфхаки.

26 ноября 2020 0 8
Они жаждут крови: самые жестокие бойцы ММА

Они жаждут крови: самые жестокие бойцы ММА

Кому из бойцов ММА лучше не попадаться на глаза. Кто считается самым кровожадным бойцом в дисциплине ММА. Кто победит в схватке самых кровожадных бойцов лиги

25 ноября 2020 0 13
66° NORTH

66° NORTH

Как не замерзнуть в Исландии и одеть первую леди.

22 ноября 2020 0 242