интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Альтернатива есть

На пути к заветному кадру

 

Кирилл Уютнов и Катерина Васягина практически не бывают дома: за последний год они провели в городах всего около трех недель и даже поженились где-то между экспедициями, на Колыме. Якутия, Кавкащ, Карелия, Сахалин — фотографы снимали природу более чем в 40 заповедниках и национальных парках и регулярно организуют «путешествия со вспышкой» для других. О жизни, полной приключений, и манящей красоте Русского Севера читайте в интервью, которое Кирилл дал «Понедельнику».

Текст: Анастасия Столбова

 

— Кирилл, где учат на путешественников и как главным предметов вашего снаряжения оказалась фотокамера?

— В школе я увлекся палеонтологией, но привлекало меня не изучение динозавров, а выезды на поиски ископаемой фауны. Изучение прошлого нашей планеты привело меня в геологию. В ней есть нечто особенное: это чувство первооткрывателя, когда не знаешь, ступала ли здесь нога человека, когда впереди поиски и разведка, когда живешь предчувствием большого открытия. Параллельно стал увлекаться природной фотографией, это заставило по-другому взглянуть на карьеры и шахты с идеальной геометрией. С годами профессия мечты стала вызывать когнитивный диссонанс. Я понял, что снимать и показывать дикую природу гораздо увлекательнее, чем описывать нескончаемые скважины... А путешествовать я начал еще в школе, посетил Эльбрус, Поволжье и Крым. В институте увидел болота Псковской области, пещеры Адыгеи и озера Карелии. Потом были геологоразведочные партии. В них я научился планировать и организовывать многомесячные экспедиции, работая в Якутии, на Чукотке и на Колыме. Со временем геологию заменила фотография, которая стала основной и зачастую единственной целью всех поездок. Ради одного кадра или вокруг одной точки на карте мы с моей супругой совершали большие фотоэкспедиции в труднодоступные регионы. Материал из поездок окупает всю усталость и затраченное время — мы привозим снимки дикой природы, которые потом используем на персональных выставках и крупнейших природных фестивалях, выпускаем календари и фотоальбомы, продаем цифровые снимки и интерьерные отпечатки. Мы показываем людям такую природу, которую они вряд ли увидят сами.

— Организация фотопутешествий — это прибыльный бизнес? Как вы решились на это?

— Когда несколько лет назад фототуризм только зарождался, у нас с Катериной уже был солидный опыт путешествий по России. Тогда мы и решили использовать свои знания для организации фотографических поездок. Первым и наиболее успешным фототуром был зимний Байкал. Потом появились зимний Ямал и весенняя Киргизия, летняя Якутия и осенняя Колыма. Я бы не сказал, что это прибыльный бизнес, да и не в деньгах дело — главное постоянно быть на пути к заветному кадру! К тому же, мы стараемся держать рыночные цены и имеем систему скидок для разных творческих объединений, регулярно запускаем промо-туры когда осваиваем новые для нас регионы.

 

 

— Вы путешествуете от пары недель до полугода, редко бываете дома, что для вас самое сложное в этих длительных командировках?

— Самое сложное это как раз сидеть дома. В любом путешествии я постоянно нахожусь на пике своей активности, когда непрестанно работает голова. Нужно мгновенно анализировать большое количество информации. Бывает, что мы сутками бегаем со штативом без еды и без сна. Конечно, тяжело бывает вставать до рассвета, вылезая из промороженной палатки с сосулькой в носу, но первые лучи солнца всегда заставляют забыть о промокших ногах, пустом желудке и закоченевших пальцах. В любой долгой поездке привыкаешь к региону и его особенностям, поэтому самое тяжелое в путешествиях это, наверное, прощаться с полюбившимися ландшафтами, с уникальной природой каждого края и возвращаться домой, в цивилизацию, чтобы на следующий после приезда день уже скучать по высоким скалам, морскому прибою и запаху свежего ветра.

— Смена впечатлений — это здорово, но когда она постоянно... не устаете от этого?

— Я устаю, когда смены впечатлений не происходит. Хочется двигаться вперед, изучать новое, удивляться увиденному. Мне кажется, в этом и состоит процесс познания жизни, и жизнь без этого пресна. Нам обоим нравится, когда завтрашний день не похож на вчерашний и мы уверенно шагаем в неизвестность. Мы стараемся не приезжать в одни и те же места дважды. Выполнять изо дня в день одну и туже работу — это скука смертная, ради ярких впечатлений мы готовы жертвовать стабильностью и комфортом.

— Какие снимки считаете самыми лучшими?

— Лучшие кадры мы снимали вместе, и между нами до сих пор идет спор, чей вариант круче.

Когда мы в августе 2015-го возвращались из морской автономной экспедиции в море Лаптевых, самое интересное уже было позади. Я снял и овцебыков, и дрейфующие льды, и самых северных оленеводов. Когда мы проходили вдоль восточного Таймыра и сделали остановку на ночлег, вокруг была довольно унылая плоская тундра. Спасал небольшой пригорочек неподалеку, на который я и решил прогуляться. И как только я подошел к склону, хмурое серое небо вдруг расползлось, подсветив закатным светом испещренную островками лагуну с нашим корабликом на горизонте. Дав мне сделать пару кадров, солнце так же стремительно спряталось обратно за тучу.

2016-й новый год мы решили встретить на Крайнем Севере, на Ямале. Тогда мы жили на Северном Урале, и до Полярного круга было почти рукой подать. Добравшись до Салехарда по ночным зимникам, мы пересели на вездеход с огромными колесами и отправились по снежной целине в гости к оленеводам. Их чум стоял посреди заснеженной лесотундры, окруженный нартами, снегоходами и оленями. На стойбище мы прожили несколько потрясающих дней, прочувствовав на себе сорокаградусный мороз и окунувшись в быт кочующих ненцев. Как-то, сидя в чуме у теплой печки, мы решили снять этот чум под звездами, но когда вышли на улицу нас ждало нечто большее — настоящее северное сияние!

 

 

В сентябре 2017-го, мы отправились на Курильские острова. Сначала тренировались ходить под рюкзаком и отгонять многочисленных медведей на Сахалине, где провели половину того лета. Потом был Кунашир с его вулканами и субтропическими лесами. Но одной из наших целей был мыс с романтичным названием Край Света, который располагался на самом маленьком населенном курильском острове — Шикотан. От морского порта в Малокурильском нам пришлось топать по сопкам и перевалам целый день, пока не достигли противоположного берега острова, а оттуда, за покрытыми бамбучником полями, уже виднелся этот мыс. Из последних сил мы добрались до Края Света, но даже чудесный закат не спас довольно скучный голый мыс. Зато со старого японского маяка на соседней скале нам повезло снять наш Край Света на фоне кунаширского вулкана Тятя! На этот кадр мы никак не рассчитывали, но именно он стал самым лучшим в том походе.

— Вы пережили зимовку на Сахалине, расскажите, как это было?

— В радиусе нескольких десятков километров наш домик был единственным на побережье Охотского моря все семь долгих месяцев. Мы завезли на зимовку все необходимое и справились с трудностями на ура. Чугунную печку топили углем, который приходилось откапывать после каждой пурги. А воду брали из снега, которого наметало за ночь выше крыши. Благодаря морской нефтяной платформе, у нас даже был интернет. Мы вели регулярные репортажи в соцсетях, но чтобы выйти в интернет, приходилось залезать на вершину ближайшей сопки и в пургу и мороз подолгу морозить там пальцы. Самым печальным оказалась поломка бензогенератора, после чего мы на два месяца остались без какой-либо связи. Но мы не унывали, а продолжали снимать настоящую суровую зиму и бесподобные морские рассветы. Пожалуй, самым трудным было ходить в уличный туалет на сопке во время пурги, эти воспоминания останутся с нами надолго (смеется). Но все закончилось замечательно, огромные ледяные скульптуры вдоль побережья растаяли, и мы выбрались в цивилизацию, ставшую нам к тому времени абсолютно чужой.

— Есть ли у вас какие-то ритуалы, поверья, помогающие во время путешествий?

— Обычно мы не страдаем всякой суеверной ерундой. И единственный ритуал, который у нас появился спустя годы, — это отмечать годовщину свадьбы у большой воды! Поженившись на берегу Охотского моря, первую годовщину мы отметили на этом же море, только южнее, на Сахалине. В прошедшем году годовщина пришлась на скалистое побережье Байкала, а в будущем году мы уже запланировали отметить наш праздник сразу на двух побережьях — утром на берегу Берингова моря, а вечером уже на пляжах Тихого океана! В конце августа у нас как раз будет маленький отпуск между Чукотским и Камчатским фототурами.

— По какому принципу выбирается следующая локация для съемок?

— Когда-то у меня был написанный еще в детстве список мест, куда я давно мечтал попасть. Сформировался он благодаря физической карте России, много лет висевшей в моей комнате. И как любому начинающему исследователю, мне всегда хотелось попасть на самую окраину. Так моими первыми, уже сбывшимися, «хотелками» оказались Чукотка, Таймыр и Кольский полуостров. Позже к ним прибавились Полюс Холода и Южные Курилы. Ну, а сейчас выбор упростился тем, что белых пятен на карте России почти не осталось, и мы планомерно их закрываем.

 

 

— А почему только Россия и Средняя Азия? Вас совсем не тянет в Европу?

— Не тянет совершенно. Несколько лет назад я побывал в Центральной Европе, Западной Африке, на Ближнем Востоке. Эти места безусловно интересны, но они не вызывают тех эмоций, что я испытываю в родной тайге или тундре. Наверное, в этом плане меня «испортила» геология. Я немного посмотрел нашу страну еще до того, как начал путешествовать самостоятельно, и понял, что такого природного разнообразия и климатических зон как в России, пожалуй, нет ни в одной другой стране. Да и желание исследовать собственную страну, в которой родился и вырос, всегда превалировало над поездками за границу. У нас есть множество мест, где возможно полное погружение в дикую природу — это своего рода медитация, для которой требуется время и отсутствие цивилизации поблизости. И даже когда я стал путешествовать вместе с Катей, мы все равно находимся в уединении, так как мы давно стали составлять единое целое. Но со Средней Азией меня познакомила жена, влюбив в эти небесные горы, традиционный колорит древних культур и бесподобные тандырные лепешки! История стран западного Тянь-Шаня, Арала и Балхаша очень тесно связана с Россией, там, как и прежде, говорят по-русски, а многие жители живут на две страны. Поэтому они близки мне по духу также, как и многие территории соседнего с ними Байкало-Саянского региона.

Возможно, наши приоритеты и сместятся когда-нибудь в сторону широколиственных лесов и плодородных степей, но пока нас больше всего манит Север. Каким бы он ни был — от Карелии до Чукотки и от Байкала до Ямала — там всегда найдется добрая сотня километров для созерцания нетронутой природы.

— Кстати, а почему вы поженились именно на Колыме? Наверное, об этом вас часто спрашивают?

— Пожениться мы собирались уже давно, но на это вечно не хватало времени. Сначала мы хотели сделать это в январе на Ямале, но из-за графика поездки ничего не вышло. А спустя полгода мы отправились в масштабную экспедицию по Магаданской области. Прилетев в Магадан, мы тут же наведались в ЗАГС, где у нас сначала не хотели принимать заявление из-за «неприемного» дня. А на следующее утро мы уже отправились в бушующее море. Совершив два больших морских путешествия к неприступным скалам на территории Магаданского заповедника, на перекладных добрались до реки Колыма, по которой спустились на лодке в самую глубь колымской тайги. Встретив там кучу медведей и покормив комаров, мы выбрались обратно к людям и вернулись в Магадан прямо к назначенному дню. У нас было всего несколько часов для подготовки к свадьбе, но мы успели прикупить пару белых футболок с надписью «Магадан», ведерко красной икры и немного деликатесов — местных огурцов и помидоров. После чего взяли машину напрокат, заскочили расписаться в ЗАГС, и отправились на берег Охотского моря, к скале Нюкля, с которой в 1928 году началась история Магадана. Весь праздник мы провели лишь вдвоем, наслаждаясь колымскими вкусностями с видом на морской прибой под бледным светом звезд. А на утро к нашему берегу приплыла нерпа, которая спокойно охотилась на заходящего в реку лосося. Но этого нам оказалось мало, и на последние деньги мы купили 30-летний «Ниссан» и отправились на нем в свадебное путешествие на Полюс Холода. В общем, по нашим меркам свадебная церемония прошла... вполне традиционно!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Если заказчик — Unilever

Если заказчик — Unilever

Как превратить творческий проект в прибыльный бизнес?

17 января 2019 0 4
«Я знаю, что ты чувствуешь»

«Я знаю, что ты чувствуешь»

Когда роботы начнут смеяться над нашими шутками?

16 января 2019 0 10
Шедевр напрокат

Шедевр напрокат

Как заработать на зарождающемся рынке аренды произведений искусства.

15 января 2019 0 33