интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

О восприятии менеджмента

 

В последнее время при выборе профессии молодые люди всё чаще руководствуются принципом: «Пойду-ка я на менеджмент: учиться нетрудно, работа менеджера востребована всегда и везде». Но такое мнение порождает неверное представление о менеджменте как науке и технологии управления людьми. Это приводит к негативной окраске вышеупомянутого рода деятельности. О проблеме восприятия менеджмента в России и его становлении журналу «ПОнедельник» рассказал гуру менеджмента Владимир Константинович Тарасов.

Текст: Екатерина Зернова

 

Владимир Константинович ТарасовПроживает в Таллинне (Эстония).
Образование: Тартуский государственный университет, специальность «Теоретическая физика».
Деятельность: Социальный технолог, бизнес-тренер, автор и разработчик деловых игр и тренингов, автор концепции БИЗНЕС-ЛАГЕРЯ как обучающей технологии.Автор ряда книг по менеджменту, ставших бестселлерами.Основатель и руководитель Таллиннской школы менеджеров (основана в 1984г, Таллинн, Эстония).
Интересы: Социальная Технология
Хобби: Пишет рассказы и стихи
Убеждения: Человек сам хозяин своей судьбы!

 

— Владимир Константинович, почему, закончив вуз по специальности «теоретическая физика», Вы решили развивать направление менеджмента и бизнеса, да еще и во времена Советского Союза?

— Возможно, потому, что я жил во времена Советского Союза. Университет я закончил по специальности «теоретическая физика», но уже во время учебы увлекся философией физики, однако потом понял, что это эфемерная наука. И заинтересовался проблемами управления, потому что мне было интересно всё, что связано с технологиями организации работы людей, их взаимодействия. Публиковал научные статьи, проводил социальные и управленческие эксперименты.

В СССР в начале восьмидесятых это было в новинку и, как следствие, недоверие официальных органов к моей деятельности. Однажды мне предложили заняться организацией конкурса профессионального мастерства руководителей в одной компании, после которого я понял, что качество принятия управленческих решений в СССР находится на низком уровне. Не случайно кафедры управления в советских вузах назывались кафедрами «организации и планирования производства», а менеджмент — значительно более широкое понятие.

 

— И это было переломным моментом?

— Да, я бы сравнил себя с санитаром, который еще не доктор, но оказать первую помощь может и обязан. Я задал себе вопрос: почему до этого конкурса низкое качество управленческих решений моих коллег-руководителей не было для меня столь очевидным? И понял: что реальные, а не конкурсные управленческие ситуации являются уникальными и конфиденциальными, именно поэтому низкое качество управленческих решений в них не очевидно для посторонних: мы же не знаем всех нюансов и подлинных, а не декларируемых интересов участников этих ситуаций. А в конкурсных ситуациях — всё, как на ладони!

 

— Как Вы боролись с негативным определением менеджмента, продиктованным политической обстановкой?

— В это время руководитель страны Л.И. Брежнев в силу преклонного возраста страной уже, фактически, не управлял, и все ждали прихода нового руководителя, кто вдохнул бы жизнь в существующую систему.

Когда к руководству страной пришел Ю.В. Андропов, я написал ему многостраничное письмо с обоснованием необходимости радикального изменения системы управленческой подготовки в Советском Союзе. Кстати, это письмо было позднее опубликовано в одной из моих книг. Я ждал вердикта «сверху», так как раньше, впрочем, как и сейчас, всё решается именно «там». И, хотя в полученном мною ответе внятной положительной реакции не было, но и запрета на открытие Школы менеджеров — первой школы бизнеса в Советском Союзе — также не последовало. И это несколько облегчило мое положение, так как я на некоторое время был «под защитой».

 

— Вы написали множество книг на тему управления, выдержки из которых цитируются не только в российских, но и в зарубежных изданиях. Как Вы считаете, чем уникален именно российский менеджмент? И зависит ли он от национальности вообще?

— Безусловно, зависит. Вся эта «уникальность» идет от нашего менталитета. Русский человек не любит системной работы, поэтому российский менеджмент бессистемен. Если западный человек привык к определенным технологиям построения работы, а японец с каждым разом, делая одно и то же дело, совершает его лучше с каждым разом, то русский, наоборот, все хуже и хуже, потому что ему надоедает однообразная работа. Зато нам нескучно жить. Ведь русский человек эмоционален, и менеджмент у нас довольно жёсткий, эмоциональный. Но, повторюсь, это же одновременно является проблемой: эмоциональность равна бессистемности. Именно поэтому, в силу нашей нетехнологичности, у нас страна изобретателей, чьи изобретения на родине в подавляющем большинстве случаев оказываются невостребованными. Вроде бы идей много, но как только дело доходит до их реализации, а это уже необходимость выстраивания определенной технологической структуры, русский человек «утомляется», потому что это для него — объемная, непростая, да еще и скучная системная работа.

Еще Генри Форд говорил, что изобретатели делятся на две категории: никчемные и «кчемные». О первых я уже рассказал, а вот вторые двигают мир: они могут не только изобрести идею, но и грамотно воплотить её в жизнь. К сожалению, это не про русского человека.

 

— Сейчас к менеджерам в обществе относятся с сарказмом, называя их специалистами по сидению на стуле. Как Вы считаете, в чём причина столь негативного отношения?

— Начнем с того, что сейчас в России менеджерами называют каждого, кто не занимает высокий пост в компании. И людей именуют менеджерами, хотя они порой понятия не имеют, в чём сущность менеджмента. А ведь менеджер — это не должность, а профессия. Это и есть первопричина негативного отношения к людям, именуемым менеджерами. Вторая причина — в разрухе образования: как школьного, так и высшего. Если раньше готовили разносторонне развитых компетентных профессионалов, то сейчас у людей есть какие-то узкие знания в той или иной деятельности, да и то поверхностные.

 

— Являясь гуру менеджмента и создателем первой бизнес-школы в России, можете дать совет нашим читателям, как достичь успеха на профессиональном поприще?

— Прежде всего, надо отказаться от ориентации на само понятие «успех». Ведь в чём он измеряется? В школе успех — это пятерки, которые получает отличник, похвала родителей, учителей. В вузе — это красный диплом. А что значит успех в жизни? Чем он измеряется? Деньгами? Известностью? Теми же «отличными оценками», которые ставит социум?  Взрослому человеку необходимо быть самостоятельным и ориентироваться на Дело, а не на успех! А успех придет сам, как неизбежное следствие правильной ориентации на Дело. Должны быть некие ценности, которым служит человек, которым он следует на протяжении всей жизни.

Не думаю, что смыслом достойной жизни может быть погоня за «успехом».

 

 

Партнер публикации:

 

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Ещё по теме:

Дао женщины

Дао женщины

Как познать себя, добиться успеха и обрести женское счастье, журналу «Понедельник»...

24 апреля 2013 0 859
Лидер среди лидеров

Лидер среди лидеров

Александр Друзь о том, каково вести за собой сильную команду и быть лидером среди лидеров...

21 мая 2013 0 1407
Путь к профессии

Путь к профессии

Путь к профессии: звукорежиссер в кино

16 октября 2013 0 1675

Свежие статьи

Привычка расти

Привычка расти

Что дает инвестор, кроме денег, и почему резидентство в «СКОЛКОВО» — это не лифт.

18 июня 2019 0 7
Морские Страдивари

Морские Страдивари

О том, что общего между скрипкой и яхтой.

17 июня 2019 0 13
Как я пыталась стать импро-актрисой

Как я пыталась стать импро-актрисой

Личный опыт: добавляем в жизнь спонтанности и непредсказуемости.

15 июня 2019 0 33