интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

«Расскажешь интересное — обогатишься сам»

 

Иммунолог Екатерина Умнякова из Института экспериментальной медицины РАН — одна из самых активных популяризаторов науки в Петербурге. И для нее, в отличие от многих коллег по научопу, реальная наука совсем не в прошлом. Отмечаем День российской науки и вдохновляемся вместе с Екатериной!

Текст: Екатерина Ерохина

 

— Екатерина, ваше имя мы не раз встречали на афишах научно-популярных лекций об иммунитете, а чем вы занимаетесь в науке?

— Я занимаюсь биохимией врожденного иммунитета. В прошлом году я защитила кандидатскую диссертацию, стала кандидатом биологических наук, и после этого в институте меня повысили до старшего научного сотрудника отдела общей патологии и патофизиологии. Теперь у меня есть официальная возможность иметь собственную научную группу и проводить исследования по своему направлению, и отправной точкой этих исследований можно считать мою диссертацию.

— И вы уже собрали свою группу?

— Сейчас я продолжаю работать в научной группе, в которой писала диссертацию. В нее я пришла в 2010 году и отпочковываться пока не собираюсь — внутри группы ведется работа и по моему направлению в том числе. Все мы занимаемся антимикробными пептидами. Это маленькие белковые молекулы, которые есть у разных животных, у растений и даже у бактерий. В перспективе их изучение может привести к созданию антибиотиков нового поколения, которые бы обладали не только антимикробными свойствами, но еще и некоторыми другими. Например, они могут влиять на работу нашего иммунитета — в своей диссертации я как раз выясняла, как антимикробные пептиды влияют на одно звено системы врожденного иммунитета, систему комплемента. Работу по исследованию антимикробных пептидов в Санкт-Петербурге начинал профессор Владимир Николаевич Кокряков, под руководством его ученика Михаила Николаевича Берлова я выполняла свои работы в бакалавриате и в магистратуре. Наш скромный коллектив еще включает студента и аспиранта СПбГУ.

 

 

— Как вы планируете работать по вашей теме в 2019 году?

— В планах на ближайший год — изучение взаимодействия антимикробных пептидов с другими молекулами системы комплемента, а именно с центральной, от которой все зависит. Когда она работает неправильно, возникает ряд осложнений при нейродегенеративных, аутоиммунных заболеваниях, опухолевых и других. Если научиться регулировать систему, можно будет бороться с негативными последствиями этих заболеваний, облегчать состояние больных. Мы хотим узнать, можно ли регулировать систему комплемента с помощью антимикробных пептидов.

— Люди, далекие от научной работы, слабо себе представляют, как проходят исследования. Как выглядит ваша лаборатория? Как вы работаете с молекулами, бактериями, тканями?

— У нас большая лаборатория, и она выглядит как длинный коридор со множеством разных комнат. Есть лабораторные залы, есть помещения, где мы отдельно держим оборудование, например, хроматограф. Потом есть кухня с мойками и с дистиллятором — вода наш главный растворитель, и потому он все время делает нам дистиллированную воду. Есть разные ламинар-боксы, в которых мы работаем с культурами клеток, чтобы они не заражались, были стерильными. Просто в коридоре стоят центрифуги, чтобы отделять клетки от жидкости или разделять белковые молекулы. А еще у нас стоят 55 холодильников и морозильников. Порой они содержат в себе невероятные вещи, например, селезенку бурого медведя и мозги крыс.

Работа ученых подразумевает некоторую этапность. Мы планируем эксперименты, анализируем литературу, потом сами ставим эксперименты, — да, стоим в белых халатах у лабораторного стола, раскапываем и смешиваем что-то. Потом смотрим, что у нас получилось, с помощью разных методов, в основном, биохимических. И, как правило, оказывается, что вопросы никуда не делись, а наоборот, их стало больше. И мы пытаемся понять, почему получили результат такой — интерпретируем, опять анализируем литературу, сопоставляем свои данные с данными других групп, которые работают над похожими проблемами.

Иногда ученым приходится стать сантехниками, плотниками, электриками. Иногда нужно выехать на семинар — например, недавно у нас был семинар по работе с системами Scopus и ScienceDirect. Иногда нужно почитать студентам лекции или провести практикумы, сходить к коллегам, отправиться на конференцию. Плюс довольно много времени приходится уделять бумагам, разной отчетности, что, в общем-то, неизбежно. И так же много времени приходится уделять написанию статей и книг.

 

 

— А что самое вдохновляющее в работе ученого?

— Когда ты работаешь рутинными методами, просто капаешь из пробирки в пробирку, считываешь показатели оптической плотности с планшетов, получаешь ряды цифр, ты не осознаешь, что получаешь новые знания. А это так — до твоей работы никто этих данных не получал, никто ничего об этом не знает. Пока ты монотонно день за днем выполняешь эту работу, получаешь эти данные, ты не задумываешься об этом. Но когда приходит время систематизировать все, когда ты получаешь факты, о которых сразу же хочется написать, — ты понимаешь, что сделал пускай маленький, но шажок в этой области, что привнес свой вклад в общую систему знания. Это сразу стимулирует работать, меня лично это подстегивает. Совсем недавно у нас вышла хорошая публикация в журнале с высоким импакт-фактором, и нас сейчас всех захватило это чувство, мы запланировали кучу новых экспериментов.

Но еще я люблю и делиться знаниями. Делиться и с близкими друзьями и родными, которые уже, наверное, устали слушать, и популяризировать. На самом деле это положительно сказывается на моей работе. Пока готовишься к докладу или пишешь популярную статью, просматриваешь горы литературы, узнаешь все больше новых фактов, и это помогает и в научной деятельности. Расскажешь интересное людям — и обогатишься сам.

— Эта работа занимает много времени?

— Все зависит от материала. По моей собственной теме, об антимикробных пептидах, конечно, можно и за вечер подготовиться к лекции. Но недавно я готовила лекцию по последней Нобелевской премии, и около недели пришлось выбирать статьи и читать.

— У вас есть какие-то новые идеи и проекты в направлении популяризации?

— Только что вышла моя первая научно-популярная книга «Как работает иммунитет» в книжной серии проекта «Курилка Гутенбурга». В ней я развенчиваю ряд мифов о здоровье с точки зрения ученого-биохимика, который видит проблему на уровне молекул. Материал в книгу вошел обширный, посмотрим, насколько удалось его подать. Хочется получить отклик, узнать, стоит ли продолжать, — в процессе у меня появилась идея новой книги. А кроме книг, можно как-нибудь попробовать провести курс лекций про иммунитет.

— Как удается совмещать и науку, и ее популяризацию? Что помогает восполнить энергию?

— Иногда очень помогает смена обстановки, например, поездка на конференцию, где можно познакомиться и пообщаться с новыми людьми. Я очень люблю оперу и раз в месяц обязательно хожу в Мариинский театр, еще читаю классическую литературу. Играю на укулеле — в режиме «побренчать и расслабиться». Вообще, мне пока везет, и мой энтузиазм никуда не испарился даже после диссертации и редактирования книги. А пока человек полон энтузиазма — можно горы сворачивать!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Тропой Высоцкого

Тропой Высоцкого

Сколько стоит забраться на Эльбрус и как на этом заработать?

16 июля 2019 0 14
Да, я на коне!

Да, я на коне!

На что может вдохновить цветочное попурри на столе у твоей мамы.

15 июля 2019 0 30
Где устроить party?

Где устроить party?

Как заработать на частных днях рождения, корпоративных собраниях и тренингах.

13 июля 2019 0 32