интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

Сергей Рассказов: «IIIкола — это не про бизнес, а про любовь к профессии»

Основатель Школы шрифтового дизайна Сергей Рассказов три года шел к своей мечте — создать в России по-настоящему высококлассные курсы по изучению шрифта. И ему это удалось! Но, конечно, не просто так…

Текст: Анастасия Кравченко

— Без препятствий не обошлось?

— Могу сказать, что самой большой трудностью оказалась нерешительность. Я потерял три года, пока искал партнеров, боясь начать дело в одиночку. В итоге мне все равно пришлось все сделать самому. И все получилось. Путь к появлению Школы шрифтового дизайна был долгим и многому меня научил. В первую очередь тому, что он мог быть намного короче, если бы я сразу работал сам, ни на кого не надеясь.

Стоимость обучения на курсе я установил до начала кризиса и принципиально ее не изменял, даже когда рубль упал почти в три раза. Я не повысил стоимость обучения ни на копейку, потому что учу русских дизайнеров в России. Вместо этого я решил более рационально расходовать бюджет. Например, на рекламу я не потратил ни копейки. При этом о школе написали многие интернет-СМИ по собственному желанию, например, петербургский печатный дизайнерский журнал «Проектор». В итоге меня сами нашли 26 соискателей. Из них я отобрал 15 лучших учеников, сейчас они уже готовятся к защите дипломных проектов по итогам курса.

— Школа для вас — бизнес или отчасти философский проект?

— Школа — это вообще не про бизнес. Это про любовь к профессии. У меня была цель сделать учебное заведение для таких же, как я, дизайнеров. Место, которого мне самому не хватало в свое время. Для того чтобы стать хорошим шрифтовым дизайнером и начать делать проекты городского масштаба, мне пришлось пройти путь длиной десять лет. Но я уверен, что при отлаженной образовательной программе этот же путь можно сократить до года или двух.

У школы нет бизнес-плана, нет никакой маркетинговой и рекламной составляющей. Есть просто хорошая программа с лучшими дизайнерами со всей страны. Зарабатываю на жизнь я дизайном и другими проектами, которые для меня являются «подушкой безопасности». Поэтому я могу себе позволить делать лучшую образовательную программу и не прогореть.

— Сравниваете ли вы свой проект с уже существующими школами графического дизайна в мире? Если да, то с какими?

— Есть две школы, опыт которых я внимательно изучаю. Первая — курс Type & Media в Королевской академии искусств и ремесел в Гааге (Нидерланды). О процессе обучения на этом курсе более десяти лет назад написал наш отечественный дизайнер Илья Рудерман. После возвращения из Голландии Рудерман основал собственный курс шрифта и типографики в Британской высшей школе дизайна. Этот курс выпустил на российскую арену десятки талантливых шрифтовых дизайнеров, типографов и каллиграфов. Не так давно этот курс закрылся. Потому в этом 2016 году я — единственный в стране, кто выпускает независимый курс шрифтового дизайна.

— Отказываете ли вы в обучении студентам и если да, то по какой причине? Что для вас неприемлемо в работе?

— Для меня очень важно очное собеседование с будущим учеником. Это субъективно, но во время разговора можно понять о человеке и его потенциале намного больше, чем по портфолио или тестовому заданию. У меня в школе процесс обучения проходит в командном формате. Школа — это экосистема, в которой каждый ученик, преподаватель, гость курса является частью единого целого. Ученики на курсе учатся не только у преподавателя, но и друг у друга. Поэтому для студентов важны мотивированность, социализация, умение работать в команде и талант. На собеседовании я чувствую все эти характеристики.

У меня нет цели набрать как можно больше учеников. Бывает, что я отсеиваю многих состоявшихся профессионалов и, наоборот, беру на курс совсем «зеленых» новичков в профессии. Для меня намного важнее набрать тех, из кого я действительно могу сделать что-то стоящее. В процессе обучения мне доставляет истинную радость, когда я наблюдаю за прогрессом учеников, порой они даже превосходят мои ожидания.

— Ваши студенты сталкиваются с реальными заказами, пока учатся. Расскажите о самом интересном из заданий? Где можно увидеть результат?

— За время курса мы сделали около десяти реальных проектов, связанных со шрифтом или типографикой, и победили в нескольких российских дизайнерских конкурсах.

Из команды учеников еще год назад я сформировал «Шрифтовую бригаду». Составом из лучших учеников мы вот уже год расписываем сеть пекарен-кондитерских «Коржов». Пишем меню, расписываем стены, а недавно я сделал масштабную вывеску на фасаде зданий только при использовании кистей и краски, как это делалось до прихода компьютерных технологий.

Проекты такого уровня масштабности и ответственности заставляют учеников выходить за пределы своих возможностей. За несколько дней на реальном проекте ученики вспоминают весь полученный в школе материал и просто как на дрожжах профессионально растут.

 

 

— В чем секрет успешного дизайнера, по вашему мнению? Можно ли стать хорошим дизайнером благодаря усердию или необходим талант, так же как в поэзии или живописи?

— Хорошим и даже очень хорошим дизайнером можно стать, если очень много и беспрестанно над собой работать. И еще нужно любить то, что делаешь. Но чтобы стать отличным дизайнером, ко всему этому нужно добавить талант.

— Расскажите, как проходит ваш обычный день. Придерживаетесь ли вы какой-либо системы тайм-менеджмента и если да, то изучали ли вы ее или сформировали самостоятельно?

— Я много изучал и практиковал тайм-менеджмент. Сейчас я не использую никакие системы, но на мою организацию дня они точно повлияли. Мое главное преимущество — я жаворонок. Мой девиз — утро вечера мудренее. Я никогда не работаю по ночам: проще проснуться в пять утра и все доделать до начала рабочего дня, если совсем горит, чем ковыряться в полусне всю ночь, как это любят делать многие дизайнеры.

Мой день чаще всего разбит на три части: утро и до полудня — работа над своими проектами и мониторинг сети. День — отдых и организационная работа по школе. Вечер, с 19 до 22, — курирование учебного процесса в школе (занятия у нас проходят по вечерам в будние дни).

— В одном из интервью вы рассказывали о книге Дмитрия Петровского «Зримый глагол» о шрифтовом дизайне, которая на вас сильно повлияла. Это ваша самая любимая книга или появились другие?

— Эта книга мне дорога, так как она изменила мою судьбу. Но к любимым книгам я отношу также труды Эмиля Рудера «Типографика» и книгу Роберта Брингхерста «Основы стиля в типографике». Также особое место на полке у меня занимают книги Владимира Кричевского.

— В своем блоге год назад вы писали, что рады кризису как возможности покинуть зону комфорта. А какие еще стимулы вы видите для эффективной работы?

— Хорошая профессиональная среда, коллеги, такие же профессионалы, как и ты, как ничто другое стимулируют к продуктивной работе. Дизайн — это комплексная отрасль, которая требует командной работы. Я основал школу, чтобы формировать специалистов, с которыми мне самому будет интересно продуктивно работать.

— У вас в группе есть ссылка на статью о новом шрифте, разработанном специально для «Яндекса». В профессиональной среде это событие или рядовая работа? Легко ли изобрести новый шрифт?

— Событие знаковое. Довольно редко у нас в стране появляются хорошие корпоративные шрифты. А когда хороший шрифт внедряет такой сервис, как «Яндекс», это грандиозно. Все мы живем в определенной визуальной среде. До этого «Яндекс», как и другие сайты, использовал шрифт Arial. Это хороший, один из лучших шрифтов для экранной типографики, но у него плохая кириллица. Русскоязычные пользователи интернета ежедневно видят неправильно нарисованные буквы, и для них они становятся нормой. Несколько некачественных букв в шрифте, который присутствует на любом компьютере, могут значительно повлиять на визуальную культуру целой страны, привести к ее деградации. Я, конечно, сгущаю краски, но доля правды в этом есть.

Легко изобрести и выпустить шрифт, который народ массово подхватит и будет им набирать объявления на каждом столбе, уродуя окружающую визуальную среду. Намного труднее создать и воплотить качественно сделанный шрифт, который миллионы людей не будут замечать в поисковике, но при этом им будет комфортно: этот шрифт создаст гармоничную и комфортную визуальную среду, которая будет воспитывать зрителя правильным рисунком знаков.

Если вы встречаетесь с хвастовством дизайнера о том, что его шрифты используются повсюду, много скачиваются и используются, значит это, скорее всего, плохой дизайнер. Качественный труд шрифтовика чаще всего незаметен, потому что призван выполнять совершенно другие задачи.

— Существует мнение, что типографика сегодня теряет позиции на фоне быстро появляющихся шрифтов. На ваш взгляд, должен ли графический дизайнер быть типографом?

— Современный графический дизайнер должен быть типографом, уметь или хотя бы знать основы создания шрифта и понимать, как устроены современные шрифты. Это неотъемлемые составляющие профессии дизайнера в любых областях. Понимание шрифта и типографики необходимо в первую очередь дизайнерам-графикам и архитекторам.

— Сегодня кириллица вызывает на Западе пристальный интерес: ее изучают, придумывают на ее основе новые шрифты, активно развивают уже существующие шрифтовые семьи… Чем, на ваш взгляд, вызвана такая популярность?

— Кириллица — это большой и практически пустующий рынок. Рынок, который, будем честны, находится на самой зачаточной стадии формирования. У нас много пиратства и не принято покупать шрифты, несмотря на их смехотворную стоимость. Это не дает отечественным шрифтовикам достойно зарабатывать себе на жизнь. Большую часть времени они вынуждены вместо пополнения кириллических шрифтовых библиотек работать в смежных областях, делая, например, инфографику, либо шрифты без кириллицы для западного рынка.

При этом западные компании постепенно научились делать качественную кириллицу. Расширение знакового состава в шрифтах, ставших в остальном мире хитами и бестселлерами — просто беспроигрышный ход для многих зарубежных шрифтовых фабрик. Наши дизайнеры ждут появления кириллицы к классическим гарнитурам и расхватывают их как горячие пирожки в свои проекты. Но такое происходит не так часто, как хотелось бы. Как я сказал, у нас маленький рынок, и он пока приносит недостаточно прибыли западным компаниям. Иначе нас уже завалил бы кириллицей весь мир.

— Даже от любимого дела можно устать. Есть ли у вас хобби, не связанное с дизайном? Как вы восстанавливаете силы?

— Любимого дела много не бывает. Я преподаю и организую учебные программы, курирую учебный процесс, сам занимаюсь дизайном шрифта, типографикой. Пишу рукописные вывески, наконец. Каждое из этих дел — это отдых от всех остальных. Сейчас я добавил себе еще одно дело на время летних каникул, чтобы не расслабляться: 6—7 августа я организую в Петербурге первый международный фестиваль шрифтового дизайна.

 

 

— Если бы вы писали собственную биографию, каким шрифтом она была бы написана?

— Этот шрифт я еще не создал.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Ножик превращается…

Ножик превращается…

О том, как придумать инструменты заново.

20 мая 2019 0 7
Забить гол по-испански

Забить гол по-испански

Ликбез: обучение в футбольной державе №1.

18 мая 2019 0 14
Мой первый код

Мой первый код

Как бесплатно изучить программирование, если ты старшеклассник из глубинки?

17 мая 2019 0 34