интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
3 .. 5
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.31
  • 75.37
спецпроект
Vzmakh-30

В мыслях о цифре

 

«По ту сторону компьютера», «Человекоцифробот», «О'кей, Google, зачем оцифровывать школу?», «Инструктор по цифровому плаванию» — это заголовки медиаматериалов, присланных на конкурс «Большая перемен@». Весной школа дистанционного обучения английскому Skyeng предложила всем желающим порассуждать о цифровизации в образовании: ее возможностях, рисках, инструментах — и, разумеется, о роли учителя в этом процессе. И вот пришло время окунуться в море мыслей «о цифре».

Текст: Анна Чуруксаева

 

Сложить пазл

 

Я — член жюри, мне нужно было оценить только 20 материалов. Из них 10 эссе, интервью и записей в блогах и 10 видео, от специальных репортажей на региональном ТВ до анимационных роликов. Но, конечно же, захотелось пролистать сразу все, что выложили на канале в «Яндекс.Дзене». Зачем?

Во-первых, это голос тех, кого в digital-будущее загнали по разнарядке. Это нас, простых смертных, уговаривают установить новое приложение и соблазняют разными гаджетами, а педагогов поставили перед интерактивной доской и засыпали сверху требованиями. И что же, вот правда, что они об этом думают?

Во-вторых, это мощная обратная связь со всей страны, а не только мнение титулованных педагогов из столичного лицея, где проблемы решаются еще на подлете.

В-третьих, о цифровизации в школах высказались и сами ученики, и родители, и репетиторы, и дотошные журналисты, и руководители вузов.

Кто-то из этих авторов займет призовое место и получит 20, 30 или 100 тысяч рублей, ну а мы — более или менее объективную картину происходящего.

Зачем это нам, как обществу, понятно. Зачем это компании Skyeng — доходчиво и серьезно объяснил Александр Ларьяновский, управляющий партнер школы в своем видео:

 

 

А несерьезно — одна из участниц конкурса. Алена Кихай работает онлайн-учителем английского и «признается»: «...поначалу я скрывала, что занимаюсь онлайн. Боялась, что меня не поймут, начнут осуждать. Приходилось говорить мужу, что я смотрю „Дом 2“, а на самом деле я делала учебники интерактивными. Маме говорила, что я играю в компьютерные игры. И она была спокойна — это всего лишь игра! А зарабатываю я настоящие мятые деньги, а не эти вот ваши карточки..». Подробнее в видео тут или тут.

Шутки шутками, но почитайте паблики копирайтеров и онлайн-репетиторов — как часто они обсуждают недоверчивое отношение к их занятости родственников, знакомых! То, что порой дистанционная работа за работу не считается — как и то, что онлайн-образование расценивается ниже качеством, чем оффлайновое, — не новость, а болезнь периода интеграции. И поэтому так важны конкурсные материалы (а в них — сомнения и надежды, личный опыт), которыми с нами поделились самые разные люди.

 

Чего стоим, кого боимся?

 

Елена Столова — педагог, который «привык шелестеть страницами» и доверяет книге больше, чем цифре, формулирует главный страх: «...я опасаюсь, что перестану быть просветителем, а стану просто координатором процесса или еще хуже — сторонним наблюдателем».

Координатором обязательно, а вот сторонним наблюдателем — вряд ли. Дмитрий Шакирзянов подготовил для конкурса анимированное видео и в нем подсчитал, что учитель в цифровую эпоху будет играть целых 16 (!) ролей: наставник, фасилитатор, медиатор, тьютор, коуч, проектировщик, модератор, навигатор, ментор, тренер, продюсер, администратор, организатор, коммуникатор, мотиватор, интегратор.

 

 

Как вам? Мне кажется, получилась бы интересная дискуссия о том, а были ли учителя доцифровой эры такими же многозадачными?

Но вернемся к проблемам. Журналистка Ксения Кабанова спрашивает: «Можно ли за гаджетом спрятать учителя?». И вроде бы получает внятный ответ от преподавателя русского языка и литературы Анастасии Зенковой: «Технологии — это лишь инструмент, который использует педагог. Никто же не переживает, что за хорошим учебником пропадет личность учителя. Если педагог — яркая личность, настоящий лидер, никакой гаджет его не затмит».

Но очевидно, что вип-инструменты многократно увеличивают и ответственность, и нагрузку учителя: освоить, применять, контролировать, гарантировать результат... Пожалуй, в этой ситуации не все посочувствуют педагогам. В офисах тоже ведь ставят CRM, переводят общение в корпоративные мессенджеры, требуют осваивать новые программы, но при этом компании озабочены прибылью, просто так и шага лишнего не сделают.

А что мы видим в школе? Журналистка Анна Дарган побеседовала со ставропольскими учителями и услышала, что цифровые ресурсы в школе — разрозненные, а расхваленные интерактивные доски... С ними вообще сложно. Оказывается, программа, заложенная в них, имеет бесплатный и платный контент. И когда заканчивается бесплатный... Да, угадали. На платный у школ денег нет. Вы знали об этом? Вот и я нет, хотя логично, что качественные образовательные материалы требуют платы, как и хорошие программы. Но почему это должно быть проблемой учителя, а не Министерства образования?

Еще одно препятствие: приходится дублировать информацию, потому что электронные дневники и прочие ресурсы то недоступны, то «сжирают» данные.

Если честно, у меня тоже телефоны родных записаны где-то на бумажке — на всякий случай, но будем откровенными: оценки 5Б за прошлую неделю и близко не стояли с категорией «важное». Сделайте систему надежнее. Возьмите разработчиков за горло и не отпускайте, пока тройки и пятерки не окажутся защищены так же надежно, как хотя бы банковские переводы. В команде разработчиков даже суперкомпании ну 50, ну 150 человек. А сколько у нас учителей страдает?

 

Школы — для элиты

 

Хабаровский журналист Антон Примачев предложил детям и взрослым помечать о том, каким станет образование будущего.

Обаятельные мальчики и девочки срочно придумали летающие парты и съедобные таблетки вместо целого обеда в столовой, предложили заменить пятибалльную систему оценок на тысячебалльную (и это всем понравилось, вам тоже, да?), а учителей географии и математики — на роботов.

 

 

Взрослые задумались о разновозрастных классах — не по годам, а по способностям, о том, что и школы, и вузы должны обучать надпрофессиональным компетенциям, но я предлагаю вам обратить внимание на кое-что другое: «Поколение цифровизации страдает от дефицита внимания, замечают это и педагоги. В будущем учиться с настоящим учителем, писать в тетради и ездить на живые экскурсии станет дороже, и именно школа с книгами и учителем станет элитной». Не хочется двигаться к антиутопии, где бедняки в подвалах вкушают «цифровые сны», а состоятельные граждане отправляют детей в классы без единого гаджета, но с живыми педагогами... Однако мы сможем предотвратить такую дифференциацию, только если перестанем уже противопоставлять онлайн и оффлайн, а интегрируем их друг в друга. Как говорится, не убил же телевизор театры и книги? Телевизор, простите, и сам уже того... Кто его вообще смотрит??

 

Мотивация — ON

 

Моя любимая часть! И я абсолютно согласна с учителем информатики Натальей Симоненко, которая объясняет: «чем увлекается педагог, тем увлекаются и дети. Когда я занялась рисованием для сайтостроения, мои ученики побеждали на конкурсах в этом направлении, когда перешла на мультипликацию — ребята поголовно рисовали мультики». Но ладно, скажете вы, как может учитель информатики не обожать технологии?? А вот что делать остальным — даже в стихах ответила педагог-психолог Нина Сальникова:

Ребятам нравится гулять по Интернету,

Так пусть зацепится за это педагог!

Дает задание детям по интересам:

Решить задачу и заснять об этом влог,

Давайте снимем мультик на английском,

Давайте создадим научный чат...

Или запишем песню в стиле рэпа

на стих, учить который не хотят!

 

 

А вообще, если кто-то и вызывает у меня восхищение, так это люди, которые не просто берут и делают, а так, чтобы и тебе захотелось! И казанский педагог Наталья Бородина умеет это на 5+. Читайте и завидуйте ее ученикам! Вот небольшая цитата для суперзанятых: «Почему сочинять текст на тему „My House“ скучно и бессмысленно? Потому что у этого послания нет реального адресата. Учителю, проверяющему десятки подобных сочинений годами, не сильно интересно, что слева от кресла кровать, а рядом с кроватью тумбочка. В подобных ситуациях имеет смысл найти того, кому это будет интересно. Моим детям было интересно узнать, как живут их сверстники в Турции. И, по словам их учительницы, это было взаимно. Многие коллеги из других стран тоже хотят кросс-культурного обмена.

На одном из занятий по итальянскому языку мы изучали тему „школьные предметы и расписание“. И мне пришла мысль, а не попросить ли коллегу Лореллу из Италии прислать нам короткое видео, в котором ее ученики бы рассказали о том, какое у них сегодня расписание уроков. В ответ на мое сообщение-просьбу мы почти мгновенно получили видео, в котором итальянские школьники на перемене, стоя на крыльце школы очень бодро и выразительно рассказывают, какие у них сегодня уроки, извиняясь, что уже звенит звонок и им нужно бежать. В отличие от привычного „прослушайте диалог и ответьте на вопросы“, это — по-настоящему. Реакция моих детей — вовлеченность и желание скорее записывать ответное видео. Потом мы изучали тему одежды, и получали видео из итальянской школы о том, кто как пришел сегодня одетый в школу включая учительницу...».

Разве не песня? Заметьте, цифровая!

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Косметологи уходят в онлайн

Косметологи уходят в онлайн

Можно ли дистанционно научиться удалять лазером тату и перманент?

19 сентября 2019 0 12
К рекордам через сеть

К рекордам через сеть

Как заработать на платформе для спортсменов.

17 сентября 2019 0 24
Пожертвуй время

Пожертвуй время

Как стать благотворителем нового формата.

14 сентября 2019 0 29