интернет-журнал о бизнесе, карьере и образовании
6 .. 8
  • Курсы ЦБ РФ
  • $ 65.81
  • 75.32
спецпроект
Альтернатива есть

Жизнь и страдания граммар-наци

 

Grammar Nazi — люди, которые очень чутко относятся к языку. Они педантично исправляют всех вокруг, а за слово «ложит» готовы отправлять на костер. Что движет этими людьми, почему им так важны правильное ударение, уместное употребление -тся и -ться и количество -н- в причастиях?

Текст: Кристина Чурсина

 Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Галина Ахметова — граммар-наци. Она считает, что грамотность демонстрирует образованность человека и умение пользоваться навыками, которые он приобретает в школе. Она объясняет свою любовь к правописанию с логической точки зрения: «Все в школе учили, что правильно произносить „звонИт“, но не все так говорят. Что это значит? Либо человек необучаем, либо не видит смысла правильно использовать полученные знания. Но как же тогда этот человек будет жить дальше? Ведь в жизни приходится постоянно использовать все новые знания, новую информацию, формировать новые навыки». Она часто поправляет одногруппников, но они не воспринимают ее замечания всерьез. Однокурсники считают, что имеют право говорить так, как им удобно. Галя возмущается и предлагает коверкать их имена так же, как они коверкают язык, если ей так будет удобно. «Просто я искренне не понимаю, как люди, изучавшие правила в школе, могут их не применять. Для чего тогда они их изучают? Может быть это знак того, что человек с легкостью готов отбросить вообще все, что ему дают, чему его учили?» — удивляется она.

Мария Светлакова, будучи граммар-наци, полагает, что человек должен следить за красотой своей речи точно так же, как и за опрятностью внешнего вида: «И речь, и внешность должны доставлять своеобразное эстетическое наслаждение. Кому-то, может, и нравится вставлять мат через каждое слово и впадать от этого в экстаз, ведь быть грамотным сейчас необязательно, но грамматика и правописание остаются важными хотя бы потому, что без этих знаний человек просто не может выпуститься из школы, и это к лучшему».

Хотя Маша и граммар-наци, она допускает, что чего-то может не знать. Но когда кто-то неправильно ставит ударение, она ощущает это как отвратительный скрип мела по доске. Раньше Маша часто исправляла ошибки папы, он мог использовать не тот падеж или поставить ударение не на тот слог: «Иногда папа так злился, когда я исправляла его каждые пять минут, что мог резко ответить мне. После таких небольших ссор мы часто не разговаривали по нескольку дней».

 

 

А Ксения Иванова — по другую сторону баррикад. Она потеряла подругу, потому что та была граммар-наци. Хотя Ксюша и согласна, что людям следует придерживаться каких-то минимальных норм, она не относится к этому так серьезно, не поправляет собеседников, даже если замечает их ошибки, не стесняется и сама их совершать. Ей тоже неприятно слышать неграмотную речь, в которой неправильно употребляются даже самые простые слова: «Мои родственники часто говорят „звОнит“, и меня аж передергивает, но я их редко исправляю. Понимаю, что они всю жизнь так говорили, и сейчас, в 40 лет, их уже не переучить». Она признает, что и сама знает язык неидеально, и ее тоже обижает, когда кто-то поправляет ее. Однажды Ксюша поругалась с лучшей подругой: «Я признавала, что не так грамотна, как она. Говорила, ей, что меня до слез обижают ее грубые замечания. Она прекращала на время, а потом снова начинала меня тыкать в ошибки, как котенка. Как-то она решила мне „помочь“, и когда я ошибалась, дергала меня за одежду. Так я должна была понять, что сказала неправильно, и исправиться сама. Очевидно, лучшими подругами мы быть перестали, я не смогла терпеть такого отношения к себе».

Не все граммар-наци используют такие способы борьбы с неграмотностью. Группа студентов из МГУ, например, создали «Тайную орфографическую полицию». По словам создателей полиции, их вдохновила статья известного лингвиста — Алексея Шмелёва. Он писал о том, что ошибки допускают даже те, чья работа — находить ошибки и что пора бы создать официальный орган, который бы следил за правописанием в городе. Они и создали (правда, неофициальный).

«Полиция» сражается с орфографическими и пунктуационными ошибками на вывесках, объявлениях, памятниках и мемориальных досках. Сначала исправляли все, что находили, обычными маркерами. Но позже перешли на полностью легальные способы — сейчас участники «полиции» отправляют запросы и письма в организации, на вывесках которых увидели ошибки. Парадокс: им часто приходится общаться с представителями власти. Например, благодаря тайным стражам правительство Москвы по всему городу переделывало баннеры. На них была допущена ошибка, написали «не исправен лифт?», слово «неисправен» раздельно. Представители орфографической полиции составили обращение в мэрию, вскоре баннеры поменяли.

Впрочем, не всегда тайные полицейские идут таким длинным путем. Например, на всех шести баннерах у стройплощадки не стояли запятые после слова «неудобства»: «Извините за временные неудобства связанные со строительством». Поставить нужный знак маркером — пара пустяков!

 

 

Сейчас у этих особых граммар-наци есть группа «ВКонтакте», куда люди присылают фотографии с ошибками и рассказывают, как они их исправили.

Интересно, что они никак не взаимодействуют с Grammar Nation — популярным пабликом «ВКонтакте», где более 100 тыс. человек. В группе высмеивают людей, которые делают ошибки. Часто в злобной манере. По словам «полиции», у них разные цели: орфографические Дон Кихоты хотят исправить ошибки, а в паблике — просто поглумиться.

Кстати, еще один паблик «ВКонтакте», посвященный русскому языку, — «Филологическая дева». Там обыгрывается мем, посвященный девушкам-филологам (хотя он вполне может быть интересен и парням). В паблике постят смешные шутки, которые часто понятны не только избранным гуманитариям, но и просто образованным людям.

А в группе «Я люблю русский язык» больше миллиона человек! Правда, юмор там более разношерстный.

Следить за комментариями этой записи   
Войдите с помощью или , чтобы оставить комментарий

Свежие статьи

Феноменальная «годнота»!

Феноменальная «годнота»!

Как создать мем, который останется в тренде надолго?

20 октября 2018 0 8
Право на город

Право на город

Молодежные субкультуры России и Финляндии: видимая невидимость.

19 октября 2018 0 13
«Hello, Милица Райковна!»

«Hello, Милица Райковна!»

Как программа «Учитель для России» привела в тамбовскую глубинку литературоведа из Сербии.

18 октября 2018 0 21